Мутные глаза совести

Гальперин Андрей Борисович

От самой набережной до блокпоста на границе курортной зоны Серый молчал. Он вертел в пальцах незажженную сигарету, сипел, поглядывал в окно машины на прохожих и иногда делал странные движения губами, словно хотел презрительно сплюнуть. Перед самым блокпостом Серый занервничал, принялся копаться в карманах мастерки, и всем своим видом демонстрировал, что в курортную зону ему вовсе и не хочется, но опять же все это он проделывал молча. Анатолий, поглядывая на приятеля чуть улыбался, и наконец не выдержал:

— Чего ты вертишься? Не бзди, все будет нормально. У меня "золотая карта".

— Да хрена ли от твоей карты. Я не-ин-те-гри-ро-ван, понимаешь? Счас за жопу возьмут — два часа, и на родину… Знаешь как здесь с нелегалами? В кабак можно было и к албанцам сходить, и посидели бы как люди…

— Серый, перестань. Такую встречу надо отметить. А к албанцам я не пойду. Меня в этом городе знают, не хватало еще по притонам шастать… Все, приехали. Не кипешуй. И цацки сними. Палишься.

Серега хлюпнул носом и недовольно пробурчал: