Брак во спасение

Гамильтон Диана

Романтическая история о любви молодого самоуверенного руководителя крупного лондонского банка Джуда Мескала и его помощника - очаровательной и интеллектуальной Клео Слейд, которая, не подозревая вначале о своих истинных чувствах к Джуду, предлагает ему супружество - для того, чтобы спасти честь семьи и помочь фирме своего дяди, воспитавшего ее, когда она осталась без родителей. Роман привлекает интересным развитием сюжета, искренностью героев, заставляет сопереживать им и верить в то, что настоящая любовь победит, несмотря ни на какие преграды.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джуд Мескал прошел через канцелярию в свой кабинет, и Клео в который раз отметила про себя его кошачью походку. Злобный, надменный, властный кот.

Она слыхала и другие определения, относимые на счет президента банка «Мескал-Слейц»: холодный, отстраненный, вселяющий ужас. Но должность личного помощника самого могущественного человека в самом престижном торговом банке Сити давала много преимуществ, главное из которых — неуязвимость. Джуд Мескал не пугал ее — редкая няня боится своих питомцев, она их слишком хорошо знает. Клео так и относилась к нему — как к трудному, но талантливому ребенку.

В то утро он явился в банк раздраженным, что, к счастью, случалось с ним крайне редко; Клео поняла это, со спокойной полуулыбкой заметив, как съежилась за столом секретарша Джуда Дон Гудэл. Наблюдая, как степенная, средних лет женщина втягивает голову в плечи, стараясь стушеваться, Клео на миг позабыла о собственных проблемах.

Джуд остановился у тяжелой, гладко отполированной двери, ведущей в святая святых, его кабинет. Он никого не одарил традиционным утренним прохладным приветствием. Нахмуренные брови сошлись в одну линию и черной тучей нависли над пронзительной синевой его глаз, волевой профиль выдавал внутреннее напряжение, — весь его облик свидетельствовал о дурном расположении духа.

— Клео, сегодня я никого не принимаю. Отмените все встречи. Вы поняли?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мучительный миг ожидания тянулся бесконечно долго, и Клео уже решила, что Джуд не раздумывая откажет ей. Он словно окаменел; и вдруг едва заметная улыбка скользнула по его губам и исчезла, словно ее и не было вовсе, словно Клео почудилось.

Время шло, Джуд не говорил ни слова, и ее сковало новое опасение: что, если он намерен и дальше молчать? Что, если он, как подобает джентльмену, не обратит внимания на сказанное ею? Что, если сочтет ее дерзкое предложение досадным помрачением ума и вежливо притворится, что слова не были произнесены?

Что ж, мрачно подумала она, в этом случае ей придется их повторить. Вопреки ожиданиям она почувствовала, как ладони ее увлажнились, а губы пересохли, и она медленно провела по ним кончиком языка. Словно угадав ее состояние, Джуд указал ей на стул, сопроводив жест легким кивком головы. Клео поспешила сесть, потому что еще немного, и ноги отказались бы ее держать.

Ее огромные, в пол-лица, глаза умоляли его ответить, хотя бы сказать, что он подумает. Только его согласие могло решить ее нелепую проблему, и оно было необходимо ей. Необходимо, чтобы отвести от дяди удар.

И вдруг Клео осознала в себе новое, смутное, невесть откуда вкравшееся, неизъяснимое чувство, что его ответ был важен для нее не только изза дяди. Клео не понимала, что с ней происходит, но разобраться в себе было необходимо: от нового ощущения кружилась голова, перехватывало дыхание.