Звездные короли

Гамильтон Эдмонд

В этом томе собраны классические произведения, вошедшие в золотой фонд научной фантастики и принесшие своему автору, Эдмонду Гамильтону, славу отца «космической оперы». За вселенский размах фантазии его называли «Спасителем Вселенных». Герои Гамильтона не соглашаются на меньшее — только спасение галактики, созвездия, на худой конец, планеты.

Содержание:

Звездные короли

. Роман, перевод с английского 3. Бобырь

Возвращение на звезды

. Роман, перевод с английского О. Артамонова, М. Пухова

Галактическое оружие

. Роман, перевод с английского С. Сухинова

Закрытые миры

. Роман, перевод с английского С. Сухинова

Мир звездных волков

. Роман, перевод с английского С. Сухинова

Оформление художника:

А. Саукова

Эдмонд Гамильтон

Звездные короли

Звездные короли

Глава 1

Призыв

Когда Джон Гордон впервые услышал голос в своей голове, то подумал, что сходит с ума. Была ночь, он уже засыпал. Голос звучал четко, подавляя его собственные мысли.

«Слышите ли вы меня, Джон Гордон? Вы меня слышите?»

Гордон сел на постели, окончательно проснувшись. Он слегка испугался. Было в этом голосе нечто непонятное и тревожное.

Потом он пожал плечами. С мозгом бывает всякое, когда человек наполовину спит и воля ослаблена. Нет, это ничего не значит.

Он позабыл о голосе до следующей ночи. А когда начал уплывать в царство сна, четкий мысленный голос раздался снова:

Глава 2

Будущая вселенная

Сознание медленно возвращалось к Гордону. Он лежал на высоком столе в комнате, ярко освещенной солнцем.

Несколько мгновений он ошеломленно глядел вверх, ощущал ужасную слабость и дрожь. Прямо над головой, словно только что поднятый, нависал какой-то странный аппарат, похожий на серебряный шлем со множеством проводов.

Потом в поле зрения появилось сморщенное лицо седовласого старика, но ощущаемое им возбуждение делало его голубые глаза молодыми и блестящими.

Он заговорил с Гордоном, и голос его был резким от волнения. Но язык был совершенно незнаком Гордону.

— Я не понимаю, — беспомощно сказал Гордон. Старик указал на себя.

Глава 3

Таинственные агрессоры

Внезапно его прервали. В башню вбежал еще один бледнолицый солдат.

— Тревога! Сюда приближаются три космических крейсера!

— Патруль Империи! — взвизгнул офицер Лиги. — Скорее! Воспользовавшись замешательством, Гордон вырвался из рук противников. Схватил какой-то тяжелый металлический предмет и яростно отбивался. У него было то преимущество, что он им требовался живым и невредимым, ему же церемониться было необязательно. Двое повалились от его свирепых ударов, но остальные снова скрутили его и вырвали из рук импровизированное оружие.

— Теперь к кораблю! — крикнул, задыхаясь, бледный офицер Лиги. — Скорее!

Четверо солдат потащили Гордона вниз по лестнице, выволокли на морозный воздух. До корабля оставалось совсем немного, когда торчащие из его бортов стволы орудий повернулись к небу и открыли огонь.

Глава 4

Волшебный мир

Огромный крейсер мчался в межзвездном пространстве со скоростью, многократно превышающей световую. Земля и Солнце давно уже потерялись за кормой, впереди раскинулся центр Галактики, переливающийся сверкающими шаровыми скоплениями. Джон Гордон стоял в просторной рубке «Карис» вместе с Хелл Беррелом и двумя штурманами. Благодаря туманному, голубоватому энергетическому полю, которое окутывало каждый предмет в корабле, он не ощущал перегрузок. Зато всякий раз, когда он смотрел вперед на раскрывавшуюся там величественную панораму, внутри у него все словно переворачивалось.

— То, что Шорр Кан послал крейсер, — это безумие, — сказал Хелл Беррел. — Какая ему от этого польза?

Гордон и сам удивлялся. Он не видел причин, оправдывающих желание захватить младшего сына императора.

— Думаю, — сказал он, — Шорр Кан собирался использовать меня как заложника. К счастью, вы уничтожили этих негодяев, капитан. А сейчас мне хотелось бы отдохнуть.

Хелл Беррел вел его вниз по узким коридорам крейсера. Гордон не показывал виду, как ему интересно, но на самом деле сгорал от любопытства. Чего здесь только не было! И длинные, узкие орудийные галереи, и навигационные отсеки, и радарные камеры верхней палубы.

Возвращение на звезды

Часть I

Звездные королевства

Глава 1

Секретарша открыла дверь.

— Входите, мистер Гордон.

— Благодарю.

Дверь закрылась. Человек, сидевший за столом, встал и пошел навстречу, протягивая руку для приветствия. Это был высокий, импозантный мужчина средних лет.

— Мистер Гордон? Я доктор Кеог.

Глава 2

Сознание возвращалось медленно. Сначала лишь смутные воспоминания о страхе и панике, головокружение и тошнота, к которым примешивалось странное ощущение падения в никуда. В ушах стоял собственный крик, и Гордон не понимал, почему Кеог до сих пор не пришел на помощь. Потом он услышал далекие голоса, знакомые и незнакомые одновременно. В горло его влилась холодная жидкость и взорвалась в желудке ледяным пламенем. Он открыл глаза.

Все вокруг было ослепительно белым. Потом на фоне этой сплошной молочной белизны стали проступать какие-то формы. Большие предметы: окна, стены, мебель. И небольшие, трудноразличимые.

К нему склонилось два лица.

Одно незнакомое, напряженное и озабоченное. А вот второе…

Его собственное лицо. Лицо Джона Гордона.

Глава 3

Королевский крейсер, на корме которого сверкала эмблема Фомальгаута — Белое Солнце, — медленно поднимался над величайшим городом грядущей Земли, столь прекрасным, что захватывало дух. На каждом перекрестке густой дорожной сети высились гигантские светящиеся колонны. В желтом солнечном свете носились странные для взгляда Гордона перевернутые конусы — обычное теперь средство воздушного общения. Офицеры службы движения следили за ним с высоты своих антигравитационных башен.

Звездолет уходил от всего этого ввысь, чтобы окунуться в свою родную стихию — безбрежный и бездонный океан пространства, омывающий редкие звездные острова. Золотая искорка Солнца и древняя зеленая планета, с которой некогда начиналось завоевание Вселенной, растаяли во вселенской тьме. Обильная россыпь звезд вновь предстала перед Джоном Гордоном во всей своей роскоши и наготе.

«Ничего удивительного, — думал он, — что я, познав это великолепие, задыхался в тесном мирке XX века».

Центры звездных королевств переливались всевозможными цветами — рубиновым, золотым, изумрудным, бирюзовым — или сверкали бриллиантами чистейшей воды. Восприятие зависело от того, в каком настроении находился наблюдатель.

Вот королевства Лиры и Лебедя, Кассиопеи и Полярной звезды. А вон столица Средне-Галактической Империи — Канопус. Чуть подальше — Баронства Скопления Геркулеса… На юге располагалось созвездие Ориона. Далеко к северу чернело пятно Облака, бывшее некогда во власти Лиги Темных Миров, в центре которого пряталась Талларна, укрощенная и миролюбивая. Крейсер же держал курс на запад, к Фомальгауту.

Глава 4

На мостике раздались крики гнева и удивления. Повелительным жестом Гарн Горва восстановил порядок:

— Тихо! Мы только теряем время!

Он вновь вгляделся в экраны. Тело его напряглось, будто натянутая тетива. Гордон смотрел на Лианну. Она сохраняла полное хладнокровие, ничем не выказывая своих чувств, в то время как сам Гордон испытывал уже самый настоящий страх.

— А что, если запросить помощь с Фомальгаута? — предложил он.

— Слишком далеко, они не успеют. Кроме того, перехватив передачу, те, что прячутся среди обломков, атакуют нас тут же. А они ее, без сомнения, перехватят.

Глава 5

Гордон дернулся было к оружию, но раздался повелительный голос Лианны:

— Не стрелять! Коркханн толкнул его в бок:

— Подождите…

Живая волна пронеслась по тропе и окружила машину. Воздух дрожал от нечеловеческих криков и воплей, в которых, как показалось Гордону, звучали триумф и угроза. Напрягая зрение, он всматривался в оранжевый сумрак и увидел наконец всадников на больших четвероногих животных, передвигавшихся гибкими заячьими прыжками.

Цвет потемневшей меди с округлыми сверкающими пятнами. Джона чуть не вырвало, но не потому, что животные были безобразны — напротив, ему даже пришлась по душе их экзотическая красота, — а из-за отвратительной вони. Это были создания, похожие на кентавров: голова, торс и передние конечности походили на человеческие, только более гладенькие и хрупкие. Огромные кошачьи глаза, величиной с кофейные блюдца, светились разумом и тупостью. Рты смеялись, мощные зады дергались от удовольствия, а вертикальные торсы изгибались подобно тростнику.

Часть II

Берега бесконечности

Глава 1

Снаружи, под светом снующих по небу лун, находились высеченные из камня древние короли Фомальгаута. На всем протяжении дороги от светлого города к роскошному дворцу возвышались по обе стороны их статуи высотой в два человеческих роста. Одиннадцать династий, более сотни королей!! Проходящие по этой дороге дрожали от страха и потели от уважения. Сейчас тут было пустынно и тихо. В изменчивом лунном свете казалось, что каменные лица истуканов улыбаются и хмурятся, размышляя о чем-то своем, потаенном.

Стоя лицом к величественной аллее в обширном, сумрачном пространстве тронного зала, Джон Гордон чувствовал себя маленьким и ничтожным. С высоты теряющихся во мраке стен на него глядели другие лица, написанные маслом, и ему казалось, что он читает в их взорах презрение. «Землянин, человек из древнего XX века, отстоящего от нас на двести тысячелетий, что делаешь ты здесь, вне своего времени и пространства?»

И действительно, что он здесь делает?

Он чувствовал себя бесконечно чуждым всему окружающему. Физически ощущал, как проваливается в бездну парсеков и тысячелетий.

Уже не впервые он боролся с этим ощущением. Секстильоны километров и тысячи веков отгородили его от мира, где он родился. Трижды он пересек невообразимую пропасть пространства и времени, но сам при этом не изменился. Он оставался Джоном Гордоном из Нью-Йорка XX века.

Глава 2

Все свободное время по пути к Канопусу Гордон ошивался на командном мостике корабля-разведчика. Сквозь иллюминаторы (которые на деле иллюминаторами не были) он наблюдал, как появляются, увеличиваются, а затем пропадают звезды. После бесплодных лет, проведенных на Земле, он все еще не мог вдоволь насладиться этим величественным зрелищем.

Гигантское шаровое образование в Скоплении Геркулеса, заносчивые бароны которого считали себя равными королям, неторопливо сжималось на западе. Корабль медленно огибал едва освещенную массу планетных тел, так называемый Провал Лебедя, и выходил в тот сектор пространства, в котором некогда разыгралось решающее сражение объединенного космического флота Империи с армадой Лиги Темных Миров.

Гордон вспоминал. Далеко-далеко к югу угадывалось темное, чернее ночи, пятно Облака, откуда шли в наступление корабли Лиги. Вспомнились Талларна и Шорр Кан, вождь Лиги, который ушел из жизни, признав себя побежденным.

— Вы слишком много думаете о прошлом, — заметил Коркханн, лукаво кося на него желтым глазом. — В ущерб настоящему…

— Знай вы меня лучше, — улыбнулся Гордон, — вы, несомненно, меньше бы удивлялись. Да, я был самозванцем, я почти не разбирался в том, что делал во время этого сражения, но я там БЫЛ. Такое не забывается.

Глава 3

Императорский дворец сиял в ночи тысячами огней. Сквозь сотни окон изливался яркий свет, доносились звуки музыки, слышались бесчисленные голоса. В честь именитых гостей давали большой бал. Пестрая толпа гостей, прибывших из миров, где перья, чешуя или шерсть заменяли шелковые одежды, веселилась в громадных залах и дегустировала напитки. Глаза узкие и круглые, как тарелки, глаза фасеточные и глаза без ресниц оживленно блестели в свете тысяч люстр. Смешные силуэты блуждали в саду среди светящихся цветов из системы Ахернара.

Словно для напоминания, что Империя умеет не только развлекаться, около двадцати кораблей одновременно поднялись в воздух, заглушив музыку ревом двигателей. Легкие разведчики и призраки взлетели раньше, а теперь настала очередь тяжелых крейсеров. Блеск их корпусов на миг затмил созвездия. Они следовали на базу в районе Плеяд.

Гордона празднество практически не коснулось. Вместе с Зартом он поучаствовал в церемонии выхода Джал Арна, затем все трое поднялись в кабинет императора. Гордон догадывался, что очень многие задаются вопросом, почему это какой-то землянин без чинов и званий повсюду сопровождает владыку Империи.

— Зря я бросил Коркханна, — сказал он. — Он еще не совсем оправился.

— Его охраняет моя личная гвардия, — пояснил Джал. — На совещание он прибудет… И еще один человек, которого, думаю, вы отлично помните.

Глава 4

Когда-то зона Внешнего Космоса представляла собой довольно неопределенную область пространства, располагавшуюся, если верить старым галактическим атласам, между западными и южными звездными королевствами на окраине Галактики. Исторически складывалось так. Три величайших технических достижения XXII века — открытие сверхсветовых волн и методов управления инерционной и гравитационной массами сделали возможными межзвездные путешествия. И человечество ринулось покорять Галактику, устремляя корабли главным образом в ее насыщенные звездами центральные области и пренебрегая пустынными окраинами. Тысячелетия спустя, когда вдали от Земли оформились и окрепли независимые от бывшей метрополии королевства, отдельные отчаянные авантюристы из этих новых миров проникли и сюда, основывая небольшие колонии, ограничивавшиеся зачастую одной-единственной звездой и ее планетной системой.

Вот эти-то графы Границы — как они себя называли — и стали самыми наглыми, заносчивыми и жестокими правителями во всей Галактике. В своих притязаниях они не считались ни с одним королевством, а с Империей заключили чисто формальный договор, гарантировавший защиту в случае нападения кого-либо из соседей. Граница давно уже превратилась в центр всевозможных интриг, здесь находили себе прибежище самые отъявленные преступники. На протяжении многих веков такое положение дел оставалось неизменным.

«И очень жаль, — размышлял Гордон. — Если хорошенько прочистить эти звездные джунгли раз и навсегда, негде было бы ютиться той опасности, которая угрожает сейчас всей Галактике».

Следуя окольным путем, разведчик-призрак проник уже далеко в зону Границы. Скорость его по галактическим меркам была средней, да и вооружение состояло всего из нескольких орудий. Но для успешного выполнения своей миссии у него были более надежные средства — он мог становиться невидимым. Каждый флот Галактики стремился иметь в своем составе побольше таких кораблей.

— Скоро нам придется «исчезнуть», — заметил Хелл Беррел. — А перемещаться вслепую в таком хаосе будет весьма затруднительно.

Глава 5

Кругом была полная темнота. Голос «мертвого» человека произнес:

— Так вот, значит, как он выглядит! Хе-хе! Ну да черт с тобой.

Чей это был голос? Истерзанный разум Гордона отказывался отвечать на этот вопрос. И почему он решил, что голос принадлежит покойнику? Неизвестно. Тем не менее он был убежден — обладатель этого голоса мертв.

Он попытался открыть глаза, чтобы увидеть человека, который способен разговаривать после собственной смерти. Усилие вызвало боль. Гордон вновь потерял сознание.

А когда очнулся вторично, то почему-то понял, что времени прошло очень много. Голова гудела как никогда в жизни. На сей раз глаза открыть удалось. Он лежал на металлическом полу, над ним нависал металлический потолок, со всех сторон блестели металлические стены. В одной из них имелась массивная дверь. Все из металла! Сквозь зарешеченное окошко с трудом пробивался оранжевый свет дня. На полу у стены валялся Хелл Беррел, неподвижный, словно бурдюк с отрубями.

Часть III

Разбитые звезды

Глава 1

Маленький корабль с невероятной скоростью мчался к внешним рубежам Галактики. Мимо сияющих солнц и мертвых звезд, окруженных планетами, лунами, различным космическим хламом. Позади остались космические джунгли Границы, свободные от контроля какого бы то ни было галактического правительства. Там же остались оранжевое солнце и его планета Аар, на которой Джон Гордон и Хелл Беррел едва не покончили счеты с жизнью.

Гордон задумчиво покачал головой.

«Это был кошмар, галлюцинация, — подумал он. — Если бы не Шорр Кан, мы были бы уже жалкими тряпичными куклами без малейшего проблеска разума».

Он до сих пор не оправился полностью от удивления. Шорр Кан вновь объявился! Целый и невредимый, совершенно живой! И он, злейший враг Империи и самого Гордона, помогает ему бежать! Невероятно!

И тем не менее все это правда. Сейчас Шорр Кан сидел в нескольких метрах от Гордона и массировал сильными ладонями лицо, усталые черты которого красноречиво говорили о том, что пережитое не проходит даром даже для самых сильных личностей. «В конце концов, — размышлял Гордон, — разве его возвращение в этот мир более чудесно, чем мое собственное?»

Глава 2

На лбу Гордона выступили крупные капли пота. На экране с ужасающей быстротой росло бесформенное облако, состоящее из космической пыли и разнокалиберных каменных обломков. Он убрал руки с пульта управления.

— Пусть будет так, — обратился он к своим товарищам. — Но приготовьтесь начать все сначала.

Очевидно, Х'харн видел происходящее глазами людей. В сознание Гордона проникла его тревожная мысль: «Сворачивайте, или мы пропали».

«Куда? — огрызнулся Гордон. — К вашим Магеллановым Облакам? И не подумаю».

«Да, мне надо туда вернуться, — последовало новое мысленное послание. — Но мы можем договориться».

Глава 3

Желтое солнце ласково грело, в листве шелестел ветерок. Обычный июньский день. Невозможно было поверить, что Земля невообразимо далеко отсюда. И поэтому громадные птицы казались Гордону столь же нереальными, как если бы он встретил их где-нибудь в Айове или Огайо.

— Это каллы, — сказал Шорр Кан. — Когда Нарат Тейн прибыл на Аар с визитом к Син Криверу, в его свите было множество негуманоидов. В том числе и парочка таких же птах.

Присев в высокой траве, трое внимательно наблюдали за кошмарными тварями, которые целеустремленно, не глядя по сторонам, продвигались вперед, на север.

Шорр Кан приставил ладонь козырьком ко лбу.

— Смотрите!

Глава 4

Красный свет факелов заливал узкие улочки города, который представлял собой беспорядочное скопление хижин, бараков, лачуг из строительных отходов, теснившихся на берегах мутной речушки. Каллы не были настолько цивилизованны, чтобы испытывать необходимость в каких-либо общественных сооружениях. Им вполне хватало рынка, служившего и постоянным местом сбора. Но в эту ночь на узких улочках толкались тысячи птицелюдей. Столпотворение было такое, что, казалось, ветхие стены домов не выдержат напора живой массы и вот-вот рухнут.

Маленькие птичьи глазки и кожистые крылья аборигенов блестели в красном колышущемся свете бесчисленных факелов. Пронзительные хриплые голоса сливались в невероятную какофонию. Воздух был пропитан специфическим удушливым запахом тел каллов. Гордону казалось, что он присутствует на сборище вырвавшихся из ада демонов. Толпа медленно, но верно продвигалась к трем огромным кораблям, вздымавшимся неподалеку от околицы. Два были транспортные, их отливающие в свете факелов контуры терялись в темноте ночи. Третий, поменьше, был быстроходный крейсер. Между кораблями и городом курсировали группы вооруженных каллов.

— Это войсковые транспорты, которые должны доставить на Фомальгаут здешних воинов, — сказал Шорр Кан. — А крейсер, без сомнения, принадлежит одному из графов, руководителю операции.

— Слабо представляю себе, что сможет противопоставить этот сброд современному оружию звездных королевств, — с презрением заметил Хелл Беррел.

— Количество, — пояснил Шорр Кан. — Вы видите лишь ничтожную часть воинства, которое собирается повсюду на диких планетах Границы. На призыв Нарат Тейна откликнулись все негуманоидные народы. Все без исключения.

Глава 5

Двигатели крейсера мерно гудели. Корабль мчался по обширным просторам Границы, но время для двух пленников тянулось чрезвычайно медленно. Уже много раз открывался внутренний люк, сквозь который охранники давали им воду и скудную пищу. Других событий не происходило, а Шорр Кан вообще не появлялся. Гордон начал разделять скептицизм Хелла. При малейшем шуме с тревогой оглядывался на наружный люк — не сдвигается ли тот, чтобы впустить космос в помещение шлюза. До сих пор открывался лишь внутренний люк. Но кто поручится, что так и будет?

Тревога Гордона все больше увеличивалась. Он все чаще проклинал себя за необдуманные поступки, в результате которых Лианна осталась одна. И проклинал не только мысленно.

— Конечно, я все понимаю, — не выдержал однажды Хелл Беррел, — но я сыт по горло твоими причитаниями. Сделать что-нибудь мы все равно не можем, а твои стоны меня нервируют.

Гордон почувствовал, как в лицо бросилась кровь, но сдержался. Вместо того, чтобы вспылить, он молча опустился на пол в привычную уже позу — места для ходьбы в помещении не было. Из мрачной задумчивости его вывел необычный запах. Слегка горьковатый, он доносился, вероятно, из системы воздухообмена.

Гордон вскочил и втянул воздух носом. И это было последнее, что он запомнил, прежде чем без сознания рухнул на пол. Не почувствовал даже боли от падения…

Часть IV

Ужас из Магеллановых облаков

Глава 1

Гордон видел кошмарный сон.

Ему снился Нью-Йорк XX века. Он брел по знакомой улице, по брусчатой мостовой, но ему казалось, что он заблудился. Ему не хотелось быть здесь. Он хотел в будущее, в великие звездные королевства, однако, бог знает почему, он вновь оказался в этом прозаическом городе с его каменными фасадами, с домами, пропитанными запахом пота… И он больше никогда не увидит другого, чудесного мира…

— Лианна, — шепнул он. И в отчаянии закричал: — Лианна!

Собственный вопль его разбудил. Он открыл глаза. Обстановка была незнакомой. За распахнутым настежь окном заходило солнце. Это был Фомальгаут, а в его светлом блистающем свете Гордон увидел Лианну, которая молча сидела рядом.

Он вскочил, вытер с лица холодный пот. Пережитая только что боль еще жила в нем, и с минуту он не был в состоянии говорить.

Глава 2

Гордон почувствовал, как его покидает решимость. Графы Границы собрали все свои силы… И даже если победит Фомальгаут, останется проблема Х'харнов.

— У них трехкратное численное превосходство, — продолжал Абро. — В такой ситуации адмирал Энгл, согласно предварительному плану, должен отступить и прикрывать Фомальгаут до подхода подкреплений.

— План — это хорошо, — ответила Лианна. — Но передайте, чтобы он не рассчитывал на помощь Троона. Имперской эскадры не будет.

— Но, ваше высочество… Я слышал собственными ушами…

— Не стоит обсуждать это по телесвязи. До встречи на Совете, Абро!

Глава 3

Где-то на рубежах Внешнего Космоса звездолеты враждующих сторон вступали в битву. Залпы тяжелых крейсеров озарили своими вспышками весь этот сектор Галактики. На флангах сражающихся армад поджидали удобного момента призраки-невидимки. Время от времени один из таких кораблей появлялся «из небытия», наносил смертоносный удар по противнику и тут же скрывался из виду.

На экранах королевского дворца Фомальгаута, перед которым сидел Гордон, это ужасное сражение представлялось невразумительным столпотворением электронных точек и пятнышек. Но вскоре стало ясно, что главные силы графов медленно теснят флот Фомальгаута к востоку, отрезая его от столицы королевства.

Лицо Абро было покрыто потом. С губ его то и дело срывались приглушенные проклятия.

— Энгл опытный командир, но ему не хватает кораблей. Трое против двух, и этот перевес увеличивается. Они хотят открыть дорогу на Фомальгаут для

этих!

Толстый палец Абро указал на верхний правый угол экрана, где только что появилась новая россыпь огоньков. Они медленно, но неотвратимо приближались к Фомальгауту.

Глава 4

Линии обороны столицы рушились одна за другой. На Хатхир опустилась долгая ночь. И всю эту ночь, и весь день, и начало следующей ночи на планету приземлялись транспорты захватчиков.

Большая их часть достигала земли в виде раскаленных обломков, но число прошедших сквозь все заслоны неуклонно увеличивалось, и все меньше ракетных батарей оставалось у защитников столицы королевства Фомальгаут.

Из благополучно приземлившихся транспортов выплескивались все новые и новые полчища негуманоидов, завербованных на сотнях диких планет Границы Внешнего Космоса. Геррны с планеты Тейн, кентавры с тигриными головами бросались в битву с криками радости. Странные птицелюди Охалла шли в бой с душераздирающим воинственным кличем. Огромные Торры с безымянного мира, который был расположен за пределами зоны Границы, покрытые густой шерстью, угрожающе размахивали всеми четырьмя мускулистыми руками. Бесчисленные представители многих других рас и народов, существа неописуемых форм и окрасок, прыгали, катались, скользили, змеились по земле…

Фантасмогория.

Судный День Фомальгаута.

Глава 5

В примыкающем к балкону зале царила тишина. Гордон и Шорр Кан стояли в окружении солдат, готовых по малейшему знаку пустить в ход оружие. Зал был полон людей, у всех на одежде был символ Булавы. Все стояли — сидел лишь Нарат Тейн, как и полагается королю.

Голова его была гордо поднята, по лицу блуждала мечтательная улыбка. Темные волосы, небрежно повязанные переливающимся в свете фонарей куском ткани, спадали на плечи. Он выглядел как король — и как сумасшедший. Неподалеку от него стояла Лианна. Глаза ее безразлично смотрели в зал, оживляясь лишь когда встречались с взглядом Гордона.

— Теперь уже скоро, — тихо произнес Нарат. — Ожидание не будет долгим, кузина. Син Кривер и остальные сейчас прибудут.

Гордон догадался, кто эти «остальные», и почувствовал, как в жилах стынет кровь. Через распахнутые двери балкона ворвался порыв ветра, донесший вместе с запахом дыма невнятный гул голосов. Потом Гордон услышал приглушенный рокот двигателей патрульного корабля, приземляющегося где-то совсем близко.

Через некоторое время в зале появился Син Кривер. Круглое лицо графа сияло триумфом. Его взгляд скользнул по пленникам и задержался на Шорр Кане.

Галактическое оружие

Глава 1

Звезды следили за ним мириадами ледяных зрачков и, казалось, шептали:

«Умри, Звездный Волк, умри… Твоя судьба — это вечное бегство, но смерть все равно настигнет тебя!»

Морган Чейн лежал на пилотском кресле. Его мозг окутывала темная вуаль, а виски горели от пульсирующей боли. Чейн сознавал, что корабль уже вышел из подпространства и он должен немедленно начать действовать, если хочет остаться жить.

А если не хочет?

«Ты должен умереть, Звездный Волк!»

В глубине сознания Чейн понимал, что, конечно, не звезды разговаривали с ним, издеваясь и пугая, а какая-то часть его жизнелюбивой и гордой натуры не желала смириться с неизбежной гибелью, пыталась раззадорить его и поднять на ноги. Но ему не хотелось сейчас прислушиваться к своему упрямому внутреннему голосу: куда легче было лежать вот так, в сонном оцепенении.

Глава 2

Удача, казалось, смеялась над Чейном. Почти поверив в спасение, он вдруг заметил на экране искру приближающегося звездолета, который шел вдоль края пылевого облака так близко, что лучи локатора смогли обнаружить его даже в этой мути.

Теперь Чейна могло спасти только чудо. Если чужой космолет был одним из охотников с Варги, то вскоре сюда слетится вся эскадрилья, и у него не останется ни единого шанса выжить. Если же это корабль из иной звездной системы, то он, обнаружив на экране локатора типично варганские обводы корабля Чейна, не успокоится, пока не прикончит своего смертельного врага — Звездного Волка, даже если для этого придется созвать на помощь звездный флот всей галактики.

До планеты около красного карлика было так близко — и так бесконечно далеко…

Чейну пришлось свернуть со своего маршрута и войти в плотные пылевые потоки. Корабль задрожал, его фюзеляж стал опасно разогреваться. Вскоре вышли из строя локаторы и экран погас. Чейна это не очень огорчило — был небольшой шанс, что и чужак потеряет его корабль в таком густом потоке пыли. Он выключил бесполезный теперь двигатель и с проклятием откинулся на спинку кресла. Теперь ему оставалось лишь одно — ждать.

Передышка, увы, оказалась короткой.

Глава 3

Ночное небо Кхарала было обсыпано серебряным серпантином звезд, а в его центре сияла гигантская спираль — туманность Корвус, обрамленная ожерельем крупных алмазных солнц.

Чейн стоял в тени, отбрасываемой космолетом, и смотрел через пустынное поле космопорта на огни далекого города. Мягкий ветер доносил до него резкий пряный запах цветущих кустарников, растущих вокруг космодрома, приглушенный женский смех и далекое пение флейты.

Час назад Дилулло и еще один наемник сели в присланный за ними автомобиль и отправились в столицу Кхарала под покровом темноты. «Оставайся на корабле, сынок, — предупредил его перед отъездом капитан. — Пока ты мне не нужен, так что спокойно отдыхай и набирайся сил — они тебе скоро понадобятся. Со мной поедет только мой заместитель Боллард. Нам надо потолковать с нанявшими нас людьми».

Чейн усмехнулся, вспомнив эти слова. Неужто Дилулло думает, что он, Звездный Волк, впервые оказавшись на новой незнакомой планете, проведет ночь за дурацкой игрой в карты вместе с остальными наемниками? Кто и что может удержать его?

Он неторопливо зашагал к городу, освещенному трепетным звездным сиянием. Космопорт был тихим и пустынным, вокруг ни души. На посадочных площадках стояли два потрепанных межзвездных транспорта и несколько военных крейсеров. От одного из них отъехал приземистый автомобиль и с визгом промчался мимо Чейна в сторону города, даже не подумав остановиться и подвезти его.

«Спешат на какую-нибудь веселую вечеринку»,

 — подумал Чейн.

Глава 4

Дилулло сидел в большом, укутанном мглой зале с высоким сводчатым потолком и чувствовал, как постепенно закипает от злости. Вот уже несколько часов он ждал аудиенции у правителей Кхарала, но до сих пор он не видел никого, за исключением государственного секретаря Одения. Он-то и нанял корабль землян неделю назад на Ачернаре, а сегодня ночью привез его с Боллардом в город из космопорта.

— Потерпите немного, — в который уже раз сказал ему Одений, обворожительно улыбаясь. — Очень скоро лорды Кхарала удостоят вас своим вниманием.

— Вы говорили это два часа назад, — ворчливо заметил Дилулло.

Он чувствовал себя чертовски неуютно. Кресло, в котором он сейчас сидел, предназначалось для очень высокорослых людей, и потому его ноги свисали вниз, не достигая пола, словно он был ребенком. Капитан не сомневался: его специально заставляют ждать, чтобы он стал посговорчивее. Но что он мог поделать? Оставалось только сидеть с безмятежным видом и делать вид, что все в порядке вещей. Однако сидевший рядом с ним толстяк Боллард и не думал скрывать своего раздражения — его лунообразное пухлое лицо побагровело, крепкие руки терзали подлокотники.

Красноватый свет ламп неприятно резал глаза, но большая часть многоугольного зала оставалась в тени. Через открытое окно врывался прохладный ночной воздух, шум далеких голосов и раздражающие звуки флейты — похоже, в городе-горе не признавали других музыкальных инструментов.

Закрытые миры

Глава 1

Морган Чейн шел по нью-йоркским улицам, стараясь ничем не выделяться из бурлящей вокруг него толпы землян. Чейн понимал, что не проживет и минуты, если они догадаются, кто он на самом деле.

Внешне он мало отличался от местных жителей. Среднего роста, широкоплечий брюнет с загорелым, грубо скроенным лицом — такой же, как тысячи мужчин в этом гигантском мегаполисе. Английским Чейн владел неплохо, как-никак его родители были миссионерами с Земли. Но сам варганец прибыл на эту планету впервые всего несколько дней назад.

«Э-э,

 — сказал он себе, —

не смей даже вспоминать, что ты — Звездный Волк!»

К счастью, об этом здесь не знал никто, кроме Джона Дилулло, капитана наемников. А он был человеком практичным и неболтливым. Накинув петлю на шею Звездному Волку, изгнанному из своей стаи, старина Джон стал по сути дела его хозяином. Еще бы — ведь в любом конце галактики смертный приговор варганцу исполнялся быстро и без судебных проволочек!

«Ну и черт с ним,

 — с усмешкой подумал Чейн. —

По крайней мере чувство постоянной опасности заставляет быстрее бежать кровь по жилам, обостряет чувства и вообще не дает скучать».

Да и риск-то с его внешностью типичного земляшки невелик.

Глава 2

Гигантское здание «Аштон трэйдинг» располагалось на солидном расстоянии от космопорта. Перед фасадом был разбит строгий, в викторианском стиле, парк, а позади небоскреба располагались автостоянка и небольшой аэродром.

Дилулло бросил несколько монет в щель счетчика автотакси. Дверца тут же услужливо распахнулась, и наемник выбрался наружу, щурясь от яркого полуденного солнца. Он поднялся по широкой лестнице и, войдя через дверь-вертушку, оказался в прохладном фойе, стены которого были отделаны золотистым мрамором явно с какой-то далекой планеты. Вокруг царила деловая суета, сотни чиновников и курьеров спешили по своим делам. Одеты они были словно на королевском приеме, и Дилулло остро почувствовал всю неуместность здесь своего коричневого комбинезона гильдии наемников. Но он лишь приосанился и принял еще более надменный вид — словно наследный принц в забегаловке. Ловя на себе любопытные взгляды, Дилулло бодро зашагал в сторону лифтов.

Поднявшись на верхний этаж, где располагались офисы администрации, Дилулло направился по коридору, скользя взглядом по солидным табличкам на дверях. Снующие по коридору длинноногие красавицы-секретарши изумленно разглядывали его. Очевидно, наемники здесь были в диковинку. Фирма Аштона была одним из столпов межзвездной торговли, ее сотрудники зарабатывали бешеные деньги, но они были лишь жалкими клерками, не нюхавшими настоящего космоса. Дилулло всегда презирал таких — но, увы, на старости лет вынужден был пойти к ним на поклон. Что делать, если хорошими контрактами нынче и не пахнет? Поневоле возьмешься за любую работу…

В конце коридора он уперся в роскошную дверь — это был кабинет владельца фирмы. Элегантный секретарь любезно кивнул ему и без долгих расспросов ввел в просторную комнату, из окон которой открывался впечатляющий вид на космопорт с десятками звездолетов и белыми громадами доков. Из-за обширного стола ему навстречу шагнул Джеймс Аштон, миллиардер, один из богатейших людей Земли. К удивлению Дилулло, он оказался больше похож на ученого, чем на преуспевающего бизнесмена. Это был человек средних лет, с густой седеющей шевелюрой, простоватым лицом и приветливой улыбкой.

— Рад вас видеть, мистер Дилулло, — сказал он, протянув руку для рукопожатия. Рука магната оказалась вялой, словно дохлая рыба, — такие люди у Дилулло всегда вызывали подозрение.

Глава 3

Чейн бродил между невысокими зданиями старого города, чьи узкие улочки сбегали по склону холма к берегу моря. Плотные облака и туман делали день сумрачным. Сырой, порывистый ветер предвещал шторм. Истертый булыжник набережной влажно поблескивал — на него то и дело сыпались соленые брызги.

Это место понравилось ему. Здесь было почти так же мрачно и сурово, как на Варге. Нравились ему и местные жители, хотя большинство смотрели на гостя равнодушно, не проявляя ни враждебности, ни дружелюбия. Не сразу Чейн понял, что их ритмичный говор напоминает звук голоса отца. Помнится, он называл этот стиль разговора «песнопением».

В Карнарвоне — так назывался этот небольшой город — не было никаких достопримечательностей, если не считать развалин древнего замка на берегу моря. Туда-то и направился Чейн. Город был стар и потрепан веками, но под свинцовым небом он выглядел по-своему величественным. Перед воротами замка сидел старик в униформе и продавал билеты. Чейн купил билет и было уже направился дальше, но внезапно вернулся.

— Будьте добры, я хочу кое о чем спросить. Вы давно живете в этих местах?

Старик удивленно уставился на Чейна пронзительно яркими, голубыми глазами. У него было худощавое, покрытое пигментными пятнами лицо и короткие седые волосы.

Глава 4

Маленький корабль наемников, чинно протащившись до границ Солнечной системы, там сделал прыжок в сверхсветовой режим и продолжил свой путь. Среди титанических спиралей галактик и искривленных рукавов, густо утыканных звездами, он казался всего лишь пылинкой. Позади корабля остался Рукав Лебедя — гигантское скопление сияющих солнц. Рукав вытянулся в направлении обода галактики на галактическую широту в двадцать градусов, а затем разделился на две почти одинаковые группы — Отрог Паруса и Отрог Ориона.

Корабль миновал огромную массу звезд Отрога Ориона, оставил позади клубок из облаков «горячего водорода» и помчался к сияющему на самой окраине галактики Рукаву Персея. Однако из-за вращения галактики его траектория была отнюдь не прямолинейной, а то и дело корректировалась бортовыми компьютерами, взявшими на себя роль штурмана.

Стоя на мостике, Киммел — капитан и совладелец корабля — внимательно изучал панораму звездного океана.

— Кажется, все в порядке, — сообщил он Дилулло.

Это нервное «кажется» было весьма характерно для невысокого лысого человека, который больше всего на свете беспокоился о целостности и сохранности своего корабля. За время полета Киммел настолько надоел наемникам своими ахами и охами, что они стали попросту игнорировать своего капитана. Но Дилулло не разделял их настроений. Он давно знал Киммела и считал, что тот будет при любой угрозе словно лев бороться за свою кровную собственность, а это экспедиции пойдет только на пользу.