Холодное блюдо

Ганжа Павел Александрович

С сайта издательста YAM

Безоблачное счастье мимолетно, а уютный мирок каждого человека хрупок. И если после ужина в ресторане с любимой женой вы просыпаетесь не в собственной кровати, а на полу заброшенной дачи со связанными руками, то не удивляетесь – такое может случиться с любым. Или еще что похуже. И это не последствия тяжкого похмелья, а превратности судьбы. Пресловутый закон Мерфи в действии. С главным героем романа – Артемом Стрельцовым – произошло нечто подобное. А потом завертелось: похищения, покушения, убийства, политические интриги, кровавые разборки, месть, расследование, любовь… В общем, обычная катавасия… для криминального романа с элементами боевика и вкраплениями детектива. Или необычная – ведь герои книги способны не только помахать кулаками, но и поразмышлять, автор не прочь заглянуть в души персонажам, а само блюдо приправлено толикой иронии.

Cо странички автора

Финалист "Триммеры-2011". Роман можно назвать ироническим криминальным боевиком с элементами детектива. Или внежанровой кашей. А можно не называть. Пара слов о содержании( к сожалению – не денежном). Действие разворачивается в начале нулевых в вымышленном городе, поэтому любые совпадения с реальными людьми и событиями случайны. У простого российского предпринимателя Артема Стрельцова жизнь складывается прекрасно. Любящая и любимая жена, хороший достаток, интересный бизнес. Ничего не предвещало перемен, но…в один совсем не замечательный день уютный и безоблачный мирок главного героя рухнул… В тот самый незамечательный день Артем просыпается в заброшенном доме за городом и обнаруживает, что связан. Его похитили неизвестные злоумышленники и заставляют совершать какие-то странные и непонятные действия. Извращенцы, что возьмешь. Требования похитителей Стрельцов выполняет, но, вместо благодарности, получает два удара ножом в живот. Чудом скрывшись с места нападения, герой попадает в больницу, где узнает, что его беременная супруга убита. И дальше начинается обычная катавасия: герой жаждет мести, ведет поиск злодеев, параллельно ищет преступников следователь, плетутся (не в смысле ходьбы) интриги. В концовке выясняется, что главный злодей это… впрочем, умолчу… ах да еще… на всякий случай. Приобрести книгу можно здесь ljubljuknigi.ru (Россия) или тут morebooks.de (Германия) но это так, для очистки совести – лучше по ссылкам не ходите, потому что цена – просто караул.

ГЛАВА 1

Солнечные зайчики прыгали по ручейкам и лужам, рассыпаясь блестящими искорками по каплям росы на изумрудных коврах газонов. По воде плыли укутанные облаками тополиного пуха флотилии щепок и бумажных оберток. Недавно прошедший дождь очистил асфальтовые равнины улиц от накопившихся отбросов, и мусорные кораблики уплывали в таинственное никуда гордской ливневки.

В такт прыжкам пятнышек света стремилось взлететь повыше и настроение. Пропитанный озоном послегрозовой июньский воздух хотелось не вдыхать, а пить. Большими пивными кружками. Артем и сам был не прочь пару раз подпрыгнуть или вскачь припустить вдоль обочины, но боялся, что прохожие – люди на вид весьма серьезные – не поймут. И осудят. Или даже заклеймят. А подурачиться хотелось.

Небесные силы не остались равнодушными к столь вопиющему желанию взрослого человека и подходящий случай предоставили. Около газетного киоска Артем заметил бывшего однокашника Ромку Брагина, который с такой же серьезной физиономией, как и окружающие, изучал ассортимент свежей прессы в киоске "Розпечать". Одноклассника Артем не встречал лет сто, если точнее – со дня школьного выпускного, и даже не знал, что тот живет здесь, в Белореченске. И увидев знакомую долговязую Брагинскую фигуру, откровенно обрадовался.

Эта неожиданная радость сподвигла Артема на маленькое хулиганство. Подражая индейцам из восточногерманских фильмов с Гойко Митичем в роли главного сиу, Артем осторожно подкрался к киоску, зашел за спину Ромки и гаркнул в ухо:

– Бр-рагин, к доске!!

ГЛАВА 2

Ночь выдалась не только жаркой, но и темной. Ватные комки кучевых облаков плавали так низко, что, казалось, налившийся свинцовой тяжестью купол неба вот-вот раскрошится и рухнет вниз. Сквозь облачные разрывы лишь изредка помаргивали искорки звезд, а сырная головка луны, вообще, не показывалась в поле зрения.

Ввиду этакого безобразия Настя даже не задернула шторы, что в последнее время делала регулярно. На заглядывающую в окна круглолицую хозяйку ночи она реагировала очень нервно, где-то вычитав гипотезу о негативных последствиях лунного света для развития плода. Сегодня же у Артема была отличная возможность любоваться красотой ночного города – светящиеся оранжевые и желтые прямоугольники окон, хаотично разбросанные по темным тушам домов, с успехом заменяли звезды, а протянувшиеся вдоль улиц и мостов янтарные ожерелья фонарных ламп тянули и на созвездия.

Пейзаж завораживал.

Иногда, просыпаясь среди ночи, Стрельцов не сразу возвращался во владения Морфея, а разглядывал усыпанные редкими огоньками ближайшие здания. И представлял, какая жизнь бурлит за их стенами, какие трагедии и драмы сотрясают компактные мирки разнокалиберных квартир. Где-то пылает неугасимый пожар страстной любви, где-то пьяные трясущиеся руки ищут нож, чтобы вонзить его под ребра собутыльнику, где-то вязкое полотно тишины разрывает шелест книжных страниц. И за каждым светящимся окном существует нечто свое, неповторимое и уникальное…

В подобные минуты приходило странное настроение – сердце сжималось от невнятных предвосхищений, душу истязали творческие позывы. Тоже не совсем оформившиеся. Написать сонет? Совершить невероятное открытие? Поделиться собственными переживаниями со всем белым светом? Или просто включить магнитофон и послушать любимые записи. Порой Артем, не совладав с настроением, подходил к окну, разглядывал ночной города, старясь разгадать его тайны, а изредка даже хватался за карандаш. Царапал грифелем тетрадный лист, сам не понимая, что желает написать. Поэму? Роман? Эссе? И ждал откровения. Или вдохновения.