Интимные тайны

Гарбера Кэтрин

Лорд Брентвуд связан в воспоминаниях Мэри с ее богемной жизнью в Париже и с личной драмой. И вот он снова появляется на ее горизонте…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мэри застыла над гробом Дэвида Дювалла. Слезы, удерживаемые из последних сил, нещадно жгли глаза. Почившему претили любые публичные проявления чувств. Эмоциональная и слезливая по своей природе, она решила почтить память деда тихой скорбью. Оставшись наедине с покойником, Мэри в последний раз коснулась дорогого сердцу лица, непривычно холодного, странно припорошенного погребальным гримом.

— Спи спокойно, дедушка.

Старик оставил Мэри Дювалл в щемящем одиночестве. Потеряв обоих родителей и младшего брата в автокатастрофе, она не обрела иммунитета к утратам. Ее новая жизнь балансировала между независимостью и неприкаянностью.

Дурные вести о здоровье деда настигли ее в Париже. Мэри незамедлительно возвратилась в столь нелюбимый ею Коннектикут. Слабеющий дед вознамерился вылепить из взбалмошной внучки достойную преемницу, дав ей хороший стимул. На короткое время…

Онемелыми губами она поцеловала благородный лоб последнего столпа гордого клана Дюваллов, чье сдержанное одобрение она ценила превыше всего. Старик был единственным в некогда большой семье, кто относился к неугомонной малышке Мэри с нежностью. Она знала, что будет скучать по нему больше, чем по кому-либо.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Проснувшись ранним утром после беспокойной ночи раздумий, Кейн, как обычно, отправился на пробежку по побережью. Характер не позволял Кейну отступать. Он намерен был любой ценой вернуть расположение Мэри.

За последнее время в его жизни многое изменилось. Разведясь с Викторией, брак с которой был обречен с самого начала, Кейн окончательно отстранился от семейного бизнеса, чем несказанно шокировал родню. Они поставили перед ним ультиматум, шантажируя правами на наследство. Кейн, в свою очередь, рассудил, что это отличный повод разорвать все отношения с деспотичными родственничками.

Так полтора года назад он окончательно перебрался на Манхэттен и основал собственную инвестиционную фирму, которая быстро завоевала отличные позиции на Уолл-стрит.

Погруженный в раздумья, он пробежал удивительно много, наконец остановился, размялся, оглядывая горизонт, и решил повернуть назад, как вдруг увидел предмет своих дум. Мэри сидела на скамье и глядела в безграничные океанические просторы. Восстановив сбившееся дыхание, он подошел к ней:

— Привет, дорогая.