Дорога к храму

Гаркушев Евгений Николаевич

Многие выбирали дорогу через горы, перевалы у смарагдовых вершин; другие шагали по проторенным трактам, а Фрар избрал для себя степь – чистую, свежую, пустую. Наверное, в степи было то, чего не хватало ему прежде – одиночества. Сейчас он пил его крупными глотками. Может быть, и к храму идти не нужно? Может, дорога – главное?

Золотисто-зеленые облака искрились на солнце и, казалось, отражали роскошную весеннюю траву. Цветочный запах – не тяжелый, как в городе с его пышными садами, но свеже-изысканный – наполнял воздух, проникал под одежду и приятно щекотал тело. Фрар вновь подтянул пояс. За две недели он похудел едва ли не вдвое, а есть совсем не хотелось. Впрочем, то, что одежда болтается, не беда. Плащом можно обернуться дважды – ночи в степи холодны.

Фрар ушел из деревни слишком поздно – не хотелось расставаться с родственниками, с молодой женой, которая так к нему и льнула – но соседи были непреклонны и буквально силой вытолкали его за порог, а потом и за околицу. Теперь, в степи, один, Фрар почувствовал, какое счастье – идти по дороге к храму. И удивился, как мог задерживаться.

Многие выбирали дорогу через горы, перевалы у смарагдовых вершин; другие шагали по проторенным трактам, а Фрар избрал для себя степь – чистую, свежую, пустую. Наверное, в степи было то, чего не хватало ему прежде – одиночества. Сейчас он пил его крупными глотками. Может быть, и к храму идти не нужно? Может, дорога – главное?

Счастье было именно в пути, и поэтому Фрар почти не останавливался. Брел под оранжевыми и темно-лимонными звездами, вприпрыжку бежал под солнцем, подставлял лицо и руки тяжелым каплям весенних степных дождей. Воду давали только дожди – речки и родники в степи были редкостью. Но Фрару хватало малого.

Три дня и три ночи Фрар шагал по душистому разнотравью, пока не вышел к синему озеру в изумрудной оправе. Только здесь он понял, что его мучит жажда, и припал к воде, и пил долго – пока не услышал чьи-то всхлипы поблизости.