Пришельцы и К

Гаррисон Гарри

Энди Дэвис, отчисленный из колледжа студент, возвращался пароходом из Европы в США. Его попутчицей оказалась странная молодая девушка явно арабского происхождения, которая удивительно быстро освоила английский язык и американские нормы поведения.

fantlab.ru © god54

Всю ночь шел дождь. Он очистил воздух от пыли и грязи, и теперь огромная гладь Гибралтарского пролива сверкала во всей своей красе под непередаваемо голубым небом. Оно было того цвета, какой никогда не удается получить на палитре; я пробовал черт знает сколько раз и ничего не получалось. Итак — вот он, Гибралтар, — красивый, как на почтовой открытке, — и вот он я, сидящий на ржавой палубе «Прекрасной Марии». Я плыву домой. Настроение препаршивое. Лето кончилось, и — прощай, Европа!

Я сплюнул в океан.

Меня зовут Энди Дэвис. Бывший студент, бывший художник. Дома, в Штатах, меня ждут одни неприятности. Служба в армии, работа, какие-то обязанности. Жена, дети — это уж точно. Прощай, свобода!

Слева по борту началась суета. Переместившись туда, я обнаружил, что к пароходу причалила какая-то посудина. Новый пассажир? Хорошо бы! А то моим единственным товарищем по путешествию оказался старый французский священник с трясущейся головой и красными глазами: не очень-то веселая компания. К тому же он ни слова ни говорил по-английски… Правда, на невероятном английском пытался изъясняться капитан Себастьяно, однако я его плохо понимал.

В катере и впрямь оказался новый пассажир, вернее, пассажирка. Однако мне от этого не стало легче. Это была женщина, арабка, с ног до головы закутанная в черное, в черных туфлях и перчатках, да еще и в чадре. Говорит, наверняка, только по-арабски, подумал я. Ну, может, еще по-французски… Интересно, сколько ей лет? Может, под сотню? Надо было мне все-таки накупить перед поездкой побольше книг…