Страстное заклинание

Гасс Линда

Шелби Лэнгстафф, репортер отдела светской хроники из Нью-Йорка, после смерти бабушки наследует старый дом и участок земли в родном Луисвилле. Эта собственность становится вдруг предметом вожделений многих влиятельных людей городка.

Шелби попадает в атмосферу, полную тайн и подозрительности… ее жизни угрожает опасность. Даже ее любовь к Клею Траску омрачена недоверием. За чем он охотится — за ее собственностью, таинственными письмами или его поступками движет истинная любовь?

Аннотация

Шелби Лэнгстафф, репортер отдела светской хроники из Нью-Йорка, после смерти бабушки наследует старый дом и участок земли в родном Луисвилле. Эта собственность становится вдруг предметом вожделений многих влиятельных людей городка.

Шелби попадает в атмосферу, полную тайн и подозрительности… ее жизни угрожает опасность. Даже ее любовь к Клею Траску омрачена недоверием. За чем он охотится — за ее собственностью, таинственными письмами или его поступками движет истинная любовь?

1

Шелби Лэнгстафф очень удивилась, когда, подняв глаза от майского номера журнала «Луисвилл тудей», увидела входящего в приемную адвокатской конторы «Фиск и Фиск» Клея Траска. Надо же — Клей Траск, парень, про которого двенадцать лет назад в школе говорили, что он наверняка сделает карьеру на заднем сиденье «мустанга» с откидным верхом. Хотя про саму Шелби говорили, что для оценки ее интеллекта не хватит никаких баллов, она всегда испытывала к Клею далеко не интеллектуальный интерес. Ее очень огорчал тот факт, что они вращались в разных кругах общества. Совершенно разных. Закончив школу, Шелби переехала из Кентукки в Нью-Йорк. Во время своих коротких визитов в родной город она умудрилась ни разу не встретить никого из старых знакомых, товарищей беззаботных школьных дней. И надо же, чтобы по иронии судьбы это случилось именно сейчас, во время ее последнего визита.

Она пришла в контору прямо с похорон своей двоюродной бабушки Дезире, которая вырастила и воспитала ее. Других, более близких родственников, кроме бабушки Дезире и кузена Логана, у Шелби на свете не было. На заупокойной службе присутствовало всего три человека: Шелби, Логан и поверенный старушки Брайан Фиск. Ничего удивительного — Дезире всегда любила одиночество.

Брайан был очень милым человеком. Это он два дня назад позвонил Шелби в Нью-Йорк и сообщил, что бабушка скончалась от инфаркта. Потом он взял на себя организацию похорон. После погребения Брайан, однако, весьма удивил Шелби. Он сообщил, что «ситуация» с завещанием Дезире требует, чтобы Шелби прямо сегодня явилась к нему в контору.

И вот теперь, сидя в тесной приемной конторы «Фиск и Фиск», Шелби пыталась угадать, что это за таинственная «ситуация», с которой хотел ознакомить ее адвокат. Шелби уже знала с его слов, что является единственной наследницей Дезире. Это означало, что ей достанется только старый полуразрушенный особняк в викторианском стиле. После смерти бабушки Шелби одолевали самые противоречивые воспоминания об этой довольно странной женщине и о собственном не менее странном детстве.

Не то чтобы бабушка была злой женщиной или часто обижала Шелби. Нет, она с радостью приняла в свой дом шестилетнюю внучку своего покойного брата, когда родители Шелби погибли в автокатастрофе. Она относилась к девочке со всей добротой, на которую была способна. Проблема состояла в том, что Дезире жила прошлым, а с настоящим соприкасалась крайне неохотно. Эта эксцентричная женщина, предпочитавшая одиночество, продолжала жить словно во времена благовоспитанных леди и джентльменов и хотела, чтобы все следовали ее примеру.