Кровавая баня Крупнера

Гаврюченков Юрий

Медицинские опыты над мастером ушу привели к трагедии в масштабах института.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Он медленно выходил из тупого наркотического оцепенения. Постепенно возвращался контроль над мыслями и движениями. Он все увереннее ощущал реальный мир. Сознание прояснялось.

Впервые за много недель он смог уверенно думать. Вот оно в чем дело, его не покормили. За время пребывания здесь он познакомился с четырьмя блюдами: гречкой, сечкой, рожками и картошкой. Все это с рыбой или мясом. Вареное. Судя по тому, насколько это было безвкусно, он являлся не единственным потребителем казенной пи-щи. На одного человека невозможно готовить так плохо. И на двоих. И на пятерых. Он познакомился с такой кухней, когда служил в армии, и мог утверждать, что готовили в одном котле сразу не менее чем на двадцать человек. Но не важно. Главное, что он тут не один, а значит, вряд ли за ним ведется постоянное наблюдение, хотя камера под потолком время от времени двигалась. Только она могла ему помешать; он снова почувствовал свои силы и не хотел возвращаться в торазиновый рай.

Он встал с койки и огляделся. Заработало периферий-ное зрение, координация движений также приходила в нор-му. Он взмахнул руками, выполняя тао Белого Журавля. Пусть видят, если хотят. Больше они его живым не получат.

Завершив тао, он почувствовал себя лучше. Не сразу, с некоторой задержкой, включилось внутреннее зрение. За-крыв глаза, он ощутил присутствие окружающих вещей. Затем вернулись и другие способности. Стало легко.

1

Лужнов остановил машину, почти упершись бампе-ром в створки ворот. Он вышел, было тихо, только в вер-хушках сосен шумел ветер и где-то впереди приглушенно лаяли в два голоса собаки. Лужнов надавил кнопку звонка, прошло секунд тридцать, и в одной из створок открылся глазок. Лужнов назвал себя.

– Вас сейчас встретят, – глазок задвинулся, и охранник так же бесшумно исчез.

Лужнов вернулся в машину и стал ждать.

Ждать пришлось недолго. За оградой что-то лязгнуло, и ворота стали открываться. Лужнов запустил двигатель и медленно въехал на широкую песчаную дорожку сана-тория. Навстречу уже шел молодой человек в очках и белом халате. Лужнов открыл ему дверцу, и молодой человек залез в салон.

– Прямо и первый поворот направо, – сказал он. – Машину поставьте на стоянке справа. Здравствуйте, меня зовут Олег.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Аннотация:

Интриги сотрудников спецслужб хитроумным образом обратились в пользу

Крупнера.

1

Старший лейтенант Калямов находился в наружном наблюдении за "объектом Љ 9" – квартирой Аллы Сауловны Герштейн, давней знакомой Крупнера, к которой тот при отсутствии иного убежища мог направиться. Калямов имел задание вести наблюдение за объектом, а при появлении фигуранта – уничтожить его.

Крупнер шел к Алле в надежде отсидеться хотя бы несколько дней. Жизнь беглеца быстро измотала его. Он вошел в дом, и страшный удар по голове погрузил его в темноту.

Калямов умел вести себя чрезвычайно скрытно, и обнаружить его даже человеку с таким обостренным восприятием, как у Крупнера, было тяжело. Калямов выстрелил ему в затылок из пистолета Марголина с глушителем, осторожно приблизился и произвел контрольный выстрел в голову. Специальная модификация "марголина" с укороченным стволом, разработанная для боевых операций, стреляла пулями калибра 5,6 мм, скорость которых на выходе снижалась ПБС. Поэтому необходим был второй выстрел. Далее по инструкции Калямову следовало удалиться от места наблюдения и вызвать "скорую помощь", после чего доложить о выполнении начальству. Что он и сделал, в точности соблюдая предписание.

Крупнеру показалось, что он попал в ад. Унылая серая равнина, озаряемая вспышками пламени, была накрыта низким черным сводом, с которого капала расплавленная смола. В замешательстве он попробовал оглядеться, но тут на него накинулась стая отвратительных визжащих чертей, против которых он был бессилен, и принялась его драть и кусать. Потом кто-то воткнул ему в голову крюк и потащил к огромному медному котлу, под которым ревел огонь. Выворачиваясь от боли, Крупнер воспринял пытку как должное.

"Сейчас бросят вариться", – подумал он, но черти придумали пытку пострашнее. Через дыру в голове они вырвали мозг и залили расплавленный свинец, который, как понял Крупнер, будет кипеть вечно. Крупнер не верил в Творца и не стал обращаться к Нему, как делали почти все, попавшие в ад. Преисполненный гордыни, он решил молча терпеть, пока не кончится наказание, и за это ему была уготована более страшная участь. Его вернули назад.

2

Полковник Грановский смерил тяжелым взглядом начальника охраны ИЦ Шламова и старшего оперативно-розыскной группы Нечипоренко, отвечавшего за проведение операции "Паутинка". Сыскари облажались. Восемь часов назад полковник Бабин, непосредственный начальник Нечипоренко, доложил о ликвидации особо опасного преступника Крупнера Вячеслава Сергеевича, а теперь выясняется, что Крупнер совершил налет на Центр и убил трех человек. Майор Шламов, в прошлом командир отряда специального назначения "Цунами", проваливший захват Крупнера и допустивший убийство директора Центра доктора химических наук полковника Агапова, был наказан еще вечером за состояние несения службы личным составом караула и понимал, что его карьера стремительно падает… и падает. Была ночь. Половина первого. Освободившийся от оперативной возни по ЧП Грановский с полной оттяжкой проводил "разбор полетов", не считаясь с достоинством и честью товарищей офицеров.

– Ну, работнички, – Грановский врезал кулаком по крышке стола. – Ты, Шламов, даже в охранники не годишься. Тебе бы на вахту встать, на "Красную нить". Какого хрена, мать твою за ногу, ты в начальниках сидишь? Командира отряда профукал, хрена опять в начальники полез?!!

Шламов молчал, понимая, что путь в вахтеры открыт, а капитан Нечипоренко имел неосторожность кашлянуть, потому что в горле давно першило. Грановский воспринял это как несогласие и обратил свое внимание на него.

– А ты чего кряхтишь? Только и знаете, что дезу гнать. Какого хрена было рапортовать, если сами ни в чем не уверены? Один охрана, другой безопасность, а толку от обоих – хрен!

Полковник Грановский, назначенный новым куратором программы исследования СС-91, кипятился вовсю. Его предшественник, Яшенцев, был временно отстранен от дел по состоянию здоровья, и до сих пор финансовую ведомость ему приносили в госпиталь – так доконал его Крупнер. К тому же Грановский вот-вот должен был произвестись в генералы, а теперь с появлением убийцы-психопата безоблачное будущее омрачали суровые грозовые тучи. Поэтому полковник начал сам метать молнии, чтобы не допустить на свою голову ураган взысканий.

3

Старший лейтенант Калямов не был прямым подчиненным Бабина. Он работал на подполковника Енчукова, но, будучи задействован в составе оперативно-розыскной группы, временно подчинялся ее командиру – капитану Нечипоренко. На последнего Калямову было плевать, но неудача с ликвидацией Крупнера сильно задела его самолюбие. Теперь он желал завершить свое дело и приказ капитана воспринял как подарок судьбы.

Последние два дня он рыскал вокруг дома, где впервые увидел Крупнера. Чутье подсказывало ему, что тот где-то рядом. Вполне вероятно, что он мог скрываться в квартире Аллы Герштейн. В качестве места, откуда удобно было вести наблюдение, Калямов выбрал чердак соседнего жилого массива. Он поднялся по грязной лестнице, открыл низкую ржавую дверь… и увидел Крупнера.

Калямов был наслышан о гибели группы захвата и расправе с отрядом специального назначения "Цунами".

Мысленно он записал себя в покойники и обнажил ствол, чтобы как можно дороже продать свою жизнь, но Крупнер и не собирался нападать. Он неподвижно сидел у стены и более всего напоминал восковую статую Будды, вылепленную скульптором-сионистом. Калямов осторожно приблизился. "Выжидает? Ну и выдержка!" – промелькнуло у него в голове, хотя знал, что в случае надобности он вел бы себя точно так же.

– Хай! – крикнул он.

4

Калямов прослушал очередной инструктаж и теперь бесцельно болтался по управлению. Его командировка откладывалась, но начальство заботливо составило план занятий, включавший в себя стрельбы, рукопашный бой и оперативное ознакомление с изменением обстановки в регионе, куда он должен отправиться со дня на день. Калямов был доволен собой: последнее задание он выполнил с блеском – нашел и взял опасного убийцу-рецидивиста, пусть даже раненного в голову и заглушенного наркотиками до состояния зомби. Главное – сам факт, которым можно было гордиться.

– Привет, Славик!

– А, привет, – невысокий щупленький коллега, также входивший в оперативно-розыскную группу, принимавшую участие в реализации "Паутинки", остановился пожать Калямову руку.

– Чего такой озабоченный?

– Ты вовремя ушел, – заметил Славик, – нас опять трахают во все дыхательные и пихательные. Крупнер нового жмурика нарисовал, представляешь, какой гад, прямо в институте! Ну, нас теперь и имеют все кому не лень. Пока, я побежал.