Барабаны осени. Удачный ход

Гэблдон Диана

Шотландия — гордая, нищая, из последних сил противостоящая захватчикам англичанам…

Англия эпохи революции Кромвеля и пышной бурной Реставрации…

Франция — «солнце Европы», страна изощренных интриг и потрясающей роскоши…

Новый Свет, куда отправляются за счастьем и богатством те, кому уже НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ и чья жизнь не стоит ломаного гроша…

Это — XVII век. Время перемен и потрясений, войн, мятежей и восстаний.

Время, которое оживает в ЭПИЧЕСКОМ ЦИКЛЕ Дианы Гэблдон «Странник»!

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГЕРОЕВ РОМАНА «БАРАБАНЫ ОСЕНИ» ПРОДОЛЖАЮТСЯ!

Эта книга в общем и целом обращена к отцам, в том числе и к моему собственному отцу, Тони Гэблдону, — он тоже любит сочинять разные истории.

Автор выражает искреннюю благодарность

— моему редактору Джеки Кантору, который, услышав о том, что в этой серии появилась новая книга, сказал: «Почему меня это ничуть не удивляет?»

— моему мужу Лугу Уоткинсу, который сказал: «Не понимаю, как ты умудряешься с этим справляться; ты же ничего не знаешь о мужчинах!»

— моей дочери Лауре, которая проявила неслыханную щедрость, позволив мне стащить пару строчек из ее сочинения, написанного в восьмом классе, — для Пролога; моему сыну Сэмюэлю, который сказал: «Ты что, вообще никогда не закончишь эту историю?» — и тут же добавил, не успев перевести дыхание: — Ну, раз уж ты все продолжаешь и продолжаешь, скажи, там появится снова Макдоналд?) и моей дочери Дженнифер, которая ляпнула: «Ты вообще собираешься переодеться, прежде чем пойдешь на встречу с моим классом? Да ты не пугайся, мамуля, я уже все для тебя приготовила!»

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

УДАЧНЫЙ ХОД

Глава 30

В разреженном воздухе

Оксфорд, апрель 1971 года

Нет, — твердо сказал Роджер. Он повернулся, чтобы посмотреть на низкое небо за окном, держа возле уха телефонную трубку. — Ни малейшей возможности. Я на той неделе уезжаю в Шотландию, я уже говорил тебе.

— Ох, ну Роджер! — умоляюще произнесла Дина. — Это же как раз в твоем духе! И это ничуть не отвлечет тебя от дел; ты сможешь отправиться в гор-ры как раз к началу охотничьего сезона, и ты же сам сто р-раз повторял, что твоя девушка не освободится до июля.

Роджер заскрипел зубами от демонстративного шотландского акцента Дины и открыл было рот, чтобы повторить отказ, но не успел.

— Они тоже американцы, Родж! — сказала Дина. — Ты же так любишь американцев! Ну, то есть американских девушек, — добавила она, коротко хихикнув.

Глава 31

Возвращение в Инвернесс

Запахи средства для полировки мебели, мастики для паркета, непросохшей масляной краски и освежителя воздуха удушающим облаком висели в холле. Но даже эти убийственные для обоняния свидетельства хозяйственной активности Фионы не могли полностью забить соблазнительные ароматы, выплывающие из кухни.

— Чтоб тебе, Том Вульф, — пробормотал Роджер, глубоко вздыхая и ставя сумку на пол. Старый дом явно процветал под властью новых хозяев, но даже превращение его из аристократического особняка в гостиницу с пансионом не смогло вытравить присущий ему дух.

С энтузиазмом встреченный Фионой (и не слишком восторженно — Эрни), он устроился в своей старой комнате наверху, у лестницы, и сразу же занялся поисками. Это оказалось не слишком сложной задачей; помимо того, что всякий нормальный горец сразу обращает внимание на любого чужака, женщина шести футов ростом, с темно-рыжими волосами до пояса не могла остаться незамеченной.

Она приехала в Инвернесс из Эдинбурга. Это Роджер знал наверняка; ее видели на станции. Еще ему было известно, что высокая рыжеволосая женщина взяла машину с шофером и велела везти ее за город. Водитель понятия не имел, куда они направляются; для него было полной неожиданностью, когда пассажирка вдруг сказала; «Вот здесь меня высадите, все, я приехала».

— Она сказала, что намерена встретиться с друзьями и совершить большую пешую прогулку по вересковым пустошам, — пояснил шофер, пожимая плечами. — У нее была дорожная сумка с собой, и одета она была подходяще для такой прогулки, это точно. Вот только день был чертовски сырой, чтобы шляться среди вереска, но вы же знаете, все эти американцы — просто чокнутые!

Глава 32

Ведьмовщина

Это чистая ведьмовщина, Джейлис. Это имя ведьмы, и я сама его для себя выбрала; кем я была рождена, значения не имеет, важно лишь то, что я сама с собой сделала, чем стала и чем буду. Но что это такое? Я пока не могу сказать, потому что только в процессе работы я узнаю, на что способна Мой путь — путь силы.

Абсолютная власть развращает абсолютно, да… но как именно? К тому же, хотя и предполагается, что сила может быть абсолютной, она все равно такой не бывает. Потому что мы смертны, ты и я. Ты видишь, как твоя плоть сморщивается и высыхает на твоих костях, чувствует, как кости черепа начинают просвечивать сквозь кожу, а зубы за обвисшими губами скалятся в понимающей усмешке.

Но даже в узах плоти возможно многое. А возможно ли это по ту сторону телесных уз… ну, это сфера других, не моя. И в этом разница между мной и теми, кто еще раньше ушел, чтобы исследовать Черное Пространство, кто искал силы в магии и призывал демонов.

Мой путь — путь тела, а не души. И, отрицая душу, я могу обрести только такую силу, которая останется мне подвластна. Я не ищу благосклонности демонов или богов; я их не признаю. Потому что если души не существует, то нечего и размышлять о смерти, потому что нет тогда ни божеских, ни дьявольских правил и законов, а их битвы не имеют никакого значения для тех, кто живет только жизнью тела.

Есть правила только для данного момента, и есть законы на все времена. Тонкая, слабая паутина опутывает землю и пространство. Нам дана только одна жизнь — и данные нам годы могут быть потрачены по-разному и в разных временах… во скольких временах?

Глава 33

Канун летнего солнцестояния

20 июня 1971 года

В канун летнего равноденствия в Шотландии солнце висит в небе рядом с луной. Солнцестояние, праздник Литха, Элбан Эйлир. Близилась полночь, и свет вокруг был тусклым, молочно-белым, но тем не менее это был свет. Он начинал ощущать камни задолго до того, как мог их увидеть. И Клэр, и Джейлис были правы, подумал он; дата, день имеет первостепенное значение. Камни казались зловещими во время его предыдущих посещений круга, но они молчали. А теперь он их слышал; нет, не ушами, а всей кожей — это был низкий ровный звук, похожий на гудение волынки.

Они перевалили вершину холма и остановились футах в тридцати от каменного круга. Внизу, под ними, лежала темная долина, таинственная в свете восходящей луны. Он слышал рядом с собой прерывистое дыхание, и ему вдруг пришло в голову, что Фиона испугана не на шутку.

— Послушай, тебе совсем не обязательно здесь находиться — сказал он ей. — Если ты боишься, можешь спуститься вниз. Со мной все будет в порядке.

— Я не за себя боюсь, дурак, — пробормотала она, засовывая сжатые в кулаки руки поглубже в карманы. Потом отвернулась и, наклонив голову набок, всмотрелась в тропинку. — Ладно, пошли.

Глава 34

Лаллиброх

Шотландия, июнь 1769 года

Гнедого конька звали Брутом, но, к счастью, он не стремился оправдать собственное имя. Он был скорее флегматичным трудягой, нежели интриганом, он был сильным и преданным — ну, может быть, не столько преданным, сколько уступчивым. Он вез ее по зеленым летним долинам и каменистым ущельям — спокойно, не сбиваясь с шага, забираясь все выше и выше и удаляясь от хороших дорог, построенных английским генералом Уэйдом пятьдесят лет назад, и даже от никудышных дорог, до которых генерал просто не сумел добраться, — в те места, где дорогами назывались оленьи тропы, проложенные через вересковые пустоши.

Брианна бросила поводья на шею Брута, давая коню отдохнуть после очередного трудного подъема на перевал, и теперь неподвижно сидела в седле, оглядывая маленькую долину внизу. Большой белый фермерский дом безмятежно устроился посреди бледно-зеленых полей, засеянных овсом и ячменем, его печные трубы и окна были отделаны серым камнем, обведенный стеной огород и многочисленные хозяйственные постройки окружали его, как цыплята большую белую курицу.

Конечно же, она никогда не видела этого места, но была уверена, что не ошиблась. Она ведь много раз слышала, как ее мать описывала Лаллиброх.

И кроме того, вокруг на многие мили просто не было другого достаточно большого дома; за последние три дня пути ей попадались только крошечные каменные домики арендаторов, многие из них стояли брошенными, а от некоторых остались лишь обгоревшие стены.