Обретение

Гэнди Элизабет

Любовь к хрупкой, но стойкой и смелой женщине заставляет убежденного холостяка пойти на рискованный шаг…

Глава 1

Соломенная вдовушка. Энн вспомнила, что так к ней не раз обращался муж. Друзья считали ее оптимисткой, человеком с легким характером, а собственный муж называл соломенной вдовушкой и камнем на шее. Камнем так камнем, решила она, следя через окно за человеком, шагавшим к своей машине. Она не обязана быть подарком для тех, кто ее поминутно оскорбляет, но еще меньше намерена отступать перед угрозами свекра.

Еще до того, как тот захлопнул за собой дверь, Энн поняла, что должна прийти в себя и все тщательно взвесить. Она прерывисто вздохнула, пытаясь успокоиться, и все же руки тряслись, набирая номер.

Секунды казались вечностью, пока Кэрин Уинслоу не подняла трубку и не сказала: «Алло».

Не успела Энн описать ей суть происходящего, как Кэрин воскликнула:

— В голове не укладывается такое. Зачем он вновь приходил? И вообще, что с ним стряслось?

Глава 2

Пит накрыл голову подушкой, чтобы хоть как-то спрятаться от этого кошмара — непрерывно усиливавшегося детского плача, проникавшего через все стены. Можно было подумать, что в дом въехала «скорая помощь» и никак не может выбраться наружу. Взглянув на светящийся циферблат наручных часов, он застонал. Пять тридцать. Не может быть, чтобы было уже пять тридцать!

Обычно в семь тридцать звонил таймер. Он никогда не останавливал сигнал, а лежа в постели отходил от сна и обдумывал планы на предстоящий день.

Но сегодня утро необычное. В ярости Пит швырнул подушку через комнату. Черт возьми, он вчера был так великодушен, так гостеприимен, что сделал даже больше, чем требуется от хорошего соседа. Нет, пусть это будет последний сюрприз в его жизни. Он уведомит гостью, что право незаконного въезда не распространяется на его дом и он хочет, чтобы они покинули его жилище в течение часа.

Отчего, спрашивается, его размеренная, жестко контролируемая жизнь перевернулась вверх дном меньше чем за двадцать четыре часа? И именно сейчас, когда тишина и спокойствие ему так необходимы. Какой-нибудь скандальный инцидент, и — прощай карьера. На выходе из спальни он почувствовал запах свежесваренного кофе. Застегивая рукава рубашки, он подошел к двери на кухню, и вся его решимость мигом улетучилась.

Она была в голубом шелковом платье выше колен — наряд слишком смелый для такого раннего часа. Приплясывая от плиты к кроватке, молодая мать похлопывала девчушку по спинке и напевала: