Станет ли тесно на земном шаре?

Герасимов Геннадий Иванович

Числа и люди

Человечество движется навстречу будущему со «скоростью» в 8 тысяч человек в час, если под «скоростью» условиться считать разницу, полученную после вычитания числа смертей из числа рождений. «Мощность двигателя», то есть уровень плодовитости, остается более или менее постоянной; «скорость» нарастает за счет падения уровня смертности, поскольку один за другим отказывают работавшие в прошлом «тормоза»: отступают побеждаемые медициной малярия, чума, холера и, главное, — детская смертность. В Индии, например, 20 лет назад половина детей умирала, не достигнув совершеннолетия. Теперь же благодаря лучше организованной медицинской помощи детская смертность резко упала. 10 лет назад в Индии болела малярией четвертая часть всего населения. Сейчас заболевает в год менее 100 тысяч. Распыленный над комариными болотами порошок ДДТ оказался едва ли не самым великодушным спасителем человеческих жизней в наше время. С ним может поспорить только пенициллин. И тот, и другой появились в 40–х годах, что совпадает с началом скачка в росте населения нашей планеты.

Продолжим сравнение. Сейчас стрелка «спидометра» колеблется у цифры 2 процента в год. Таков годовой прирост населения Земли. (За период 1650–1930 годов он равнялся 0,5 процента; в 1930–1940 годах был равен одному проценту).

Прирост в 2 процента в год с учетом так называемых сложных процентов, то есть процентов на проценты, означает удвоение первоначальной цифры через 35 лет. Этот срок в масштабах человечества отнюдь не за горами. Сейчас на Земле насчитывается более 3,3 миллиарда человек. К 2000 году, по оценке ООН, численность населения земного шара превысит 6 миллиардов.

Человек населяет землю несколько сотен тысяч лет, но численности в миллиард люди достигли только в 1830 году. За второй миллиард они перешагнули к 1930 году, спустя 100 лет. Третий миллиард они превысили к 1962 году, через 32 года.

По данным ООН, темпы роста народонаселения земного шара будут продолжать расти. За третью четверть XX века (1950–1975 годы) они составят в среднем, по всей вероятности, 2,1 процента в год, но в последнюю четверть нашего века (1976–2000 годы) поднимутся до 2,6 процента в год, означающих удвоение первоначальной цифры через 27 лет.

Нечего есть. Но почему?

Причитания о размножении человечества с безответственностью кроликов со времени Мальтуса служили громоотводом для глушения молний социального гнева угнетенных масс. Их нищета изображалась не как следствие эксплуатации, а как следствие похоти. Война выглядела полезным кровопусканием. В действительности же нищету и голод несут не дети, а империалисты.

Не только марксисты, но и многие прогрессивные, дорожащие объективностью ученые разоблачили как тактическую хитрость буржуазных идеологов, пытавшихся увести эксплуатируемых в сторону от решения насущных задач социального освобождений; так и научную несостоятельность их мрачных предсказаний о скором истощении земных ресурсов: В числе прочих можно сослаться на заявление Генерального

секретаря ООН У Тана о том, что «отныне не ресурсы Ограничивают игру воображения, а недостаток воображении ограничивает использование ресурсов».

Полностью соглашаясь с такого рода оптимистическими выводами, следует избегать путать то, что может быть, с тем, что есть, смешивать абстрактную арифметику с конкретной экономикой.

Продовольственное положение населения Земли далеко от благополучного. По данным, приведенным в изданной ФАО брошюре «Надо накормить шесть миллиардов», голод и недоедание являются уделом половины населения земного шара. Современное производство сельскохозяйственных продуктов, по мнению специалиста, может обеспечить полноценным питанием примерно 2 миллиарда человек

[7]

. Но читатель уже знает, что на Земле людей много больше.