Дюна: Дом Коррино

Герберт Брайан

Андерсон Кевин Дж.

В этом окончании трилогии «Прелюдия к Дюне» император Шаддам Коррино пытается заполучить большую власть, чем имели его предшественики и управлять Миллионом Миров исключительно в соответствии со своими прихотями. На захваченной планете Икс идёт разработка синтетической пряности, амаля, которая может привести всю цивилизацию к большому риску. Тем временем поработители Икса должны бороться с угрозами от изгнанного принца Ромбура Верниуса, который хочет вернуть себе контроль над планетой.

Боясь потерять свой трон Золотого Льва, Шаддам IV, Император Миллиона Миров придумал радикальный план по созданию альтернативы меланжи, пряности, которая связывает Империю воедино и которая найдена только на пустынной планете Дюна.

В подземных лабораториях планеты машин Икс жестокие Тлейлаксу используют рабов в создании синтетической формы меланжи амаля. Если амаль сможет заменить пряность с Дюны, Шаддам получит то, что он желал — абсолютную власть. Но герцог Лето Атрейдес, убитый горем из-за трагической гибели его сына Виктора и желающий восстановить честь и престиж своего Дома, имеет свои собственные планы насчет Икса.

Он освободит иксианцев от их завоевателей и восстановит своего друга Принца Ромбура Верниуса в его правах правителя Икса. Это очень рискованное предприятие для Дома Атрейдесов, у которого ограниченные военные ресурсы и много жестоких врагов, включая злого Барона Харконнена.

Тем временем леди Джессика, подчиняясь приказам глав Общины Сестер Бене Гессерит, зачала ребёнка от герцога Лето, который по планам Общины Сестре должен стать предпоследним шагом в создании могущественного существа. Но Община Сестер пока не знает, что ребёнок, которого ждет Джессика не девочка, которую они ожидают, а мальчик.

Поступок Джессики это знак любви — ее желание дать герцогу Лето наследника Дома Атрейдес, но когда это раскроется, могут погибнуть оба — мать и ребенок.

Как и Бене Гессерит, Шаддам Коррино также имеет планы на будущее. Ослепленный жаждой власти, Император задумывает заговор против Дюны, единственного натурального источника настоящей пряности. Если ему повезёт, результат может стать катастрофическим, чего даже он не подозревает: конец космических путешествий, Империи и самой цивилизации.

© www.arrakis.ru

Том 1

~ ~ ~

Освещенные двумя лунами, плывшими по затянутому пылью небу, фрименские партизаны короткими перебежками, словно призрачные тени, передвигались между скалами пустыни. Люди сливались с зубчатыми утесами, словно были сделаны из того же грубого материала — суровые воины суровой страны.

Смерть Харконненам.

Все члены вооруженного отряда дали одну клятву.

В тихий предрассветный час Стилгар, высокий чернобородый предводитель, словно кошка, крался впереди группы своих лучших бойцов. Мы должны двигаться как тени в ночи. Тени, вооруженные спрятанными ножами.

Подняв руку, он жестом приказал своему молчаливому отряду остановиться. Стилгар прислушался к пульсу пустыни, почти физически приникнув ушами к темноте ночи. Своими синими, с голубыми склерами, глазами он внимательно осматривал каждый квадратный сантиметр высившейся впереди скалы, нависавшей на фоне неба, как башня гигантского замка. Луны летели по небесам, и на лице скалы, делая его живым, скользили, меняя форму, темные пятна.

~ ~ ~

Нижайше умоляю о прощении, сир.

Уповаю на Вашу щедрость, сир.

По большей части император Шаддам Коррино IV находил свои рутинные обязанности скучными и утомительными. Поначалу сидение на Троне Золотого Льва вызывало в нем душевный трепет, но теперь, окидывая взглядом зал аудиенций, Шаддам думал о том, что власть привлекает и соблазняет льстецов так, как рассыпанные по полу сладкие крошки привлекают и соблазняют тараканов. Голоса просителей звучали в голове, а император, не спеша, размышлял, даровать милость или нет.

Я взываю к Вашей справедливости, сир.

~ ~ ~

В банкетном зале Каладанского замка хорошо одетые слуги всем своим видом поддерживали видимость благополучия, хотя от их герцога осталась только бледная тень.

По выложенным каменными плитами коридорам сновали женщины в ярких нарядах, каждая ниша освещалась ароматными мускатными свечами. Но даже лучшие блюда, приготовленные поваром, тончайший фарфор и крахмальные белоснежные скатерти были не в состоянии рассеять мрак скорби, в которую был погружен Дом Атрейдесов. Каждый слуга чувствовал боль Лето, но не мог ничем ему помочь.

Леди Джессика сидела у торца обеденного стола на стуле резного элаккского дерева, на своем обычном месте, предназначенном для официальной наложницы главы Дома. Во главе стола, гордо вскинув голову, сидел ее темноволосый, высокий и стройный любовник, отмечавший рассеянной вежливой улыбкой старание одетых в зеленые ливреи лакеев, которые то и дело вносили перемены блюд.

За столом было много пустых мест, пожалуй, даже чересчур много. Чтобы облегчить горе Лето, Джессика тайно приказала вынести из обеденного зала маленький стул, на котором обычно сидел за столом шестилетний Виктор, погибший сын герцога. Несмотря на многолетние тренировки и обучение в школах Бене Гессерит, Джессика оказалась не способной утешить Лето в его горе, и от этого ее сердце болело еще сильнее. Она так много могла бы сказать ему, если бы он только захотел ее выслушать. По обе стороны стола сидели также ментат Туфир Гават и покрытый боевыми шрамами контрабандист Гурни Халлек. Гурни, который обычно за столом развлекал собравшихся песнями и игрой на балисете, был необычайно молчалив и сосредоточен. Мысли его были заняты предстоящей ему и Гавату тайной поездкой на Икс, где они должны были разведать уязвимые места в системе обороны тлейлаксов.

~ ~ ~

Леди Анирул было больно смотреть, как Вещающая Истину Лобия умирала на жесткой циновке в своих покоях, больше похожих на монашескую келью. Ах, друг мой, ты заслужила гораздо большего.

За последние годы старая Сестра сильно ослабела, но продолжала упрямо цепляться за жизнь. Вместо того чтобы по праву вернуться в родные стены Школы Матерей на Валлахе IX, Лобия упорно продолжала исполнять свои обязанности у Трона Золотого Льва. Ее замечательный ум — она называла его своим «самым ценным достоянием» — был по-прежнему острым и живым, как в молодости. В качестве имперского Вещающего Истину Лобия верой и правдой служила императору, обнаруживая ложь и обман, которыми был окружен властитель. Правда, Шаддам редко выказывал свое расположение к Лобии.

И вот сейчас уходящая навсегда женщина, лежа на циновке, смотрела снизу вверх в окруженное нимбом неяркого света лицо Анирул, которая с большим трудом сдерживала закипавшие на глазах слезы. Эта старая Сестра была ее единственной верной подругой в огромном холодном дворце, а не просто коллегой по Ордену. Лобия была живым, остроумным человеком, с которым Анирул могла делить все свои мысли и тайны. И вот этот человек умирает.

— Ты поправишься, Мать Лобия, — заговорила Анирул. Пластоновые стены хранили холод, который пронизывал до костей. — Мне кажется, что ты немного окрепла.

~ ~ ~

Человеческие поселения на планете Джанкшн появились задолго до того, как легендарный патриот и торговый магнат Аурелиус Венпорт основал Космическую Гильдию. Спустя столетия после Джихада Слуг, когда только что созданная Гильдия искала планету, где можно было разместить массивные лайнеры, планета Джанкшн с ее необъятными равнинами и редким населением идеально отвечала этим требованиям. Теперь вся планета была покрыта посадочными полями Гильдии, ремонтными заводами, гигантскими ангарами и тщательно охраняемыми школами таинственных навигаторов.

Почти не принадлежавший больше человеческому роду штурман Д’мурр плавал внутри запечатанного бака, наполненного пряным газом, и окидывал Джанкшн своим мысленным взором. Едкий коричный аромат чистой меланжи пропитал его кожу, легкие, разум. Ничто на свете не могло быть приятнее этого сладкого запаха.

Подоплан подхватил бронированную камеру Д’мурра и тихо понес ее за горизонт, к новому лайнеру, на который был назначен Д’мурр. Он жил теперь только для того, чтобы в мгновение ока развертывать пространство и с немыслимой скоростью преодолевать его, связывая между собой самые удаленные точки вселенной. И это была лишь малая часть того, что он понимал теперь, когда в нем практически ничего не осталось от прежнего человеческого облика.

Округлый подоплан пересек по воздуху обширное поле, на котором стояли приземлившиеся лайнеры — километры и километры исполинских, чудовищных судов, от которых зависела торговая мощь империи. Гордость — примитивное чувство обычных людей, но Д’мурр все еще испытывал удовольствие, вспоминая, какое место занимает он во вселенной.

Том 2

~ ~ ~

Ромбур сидел на врачебной кушетке, залитый солнечным светом, проникавшим в кабинет сквозь высокое окно. Конечности киборга чувствовали тепло, хотя это ощущение отличалось от того, которое он испытывал раньше, когда нервы и ноги были естественными. Многое изменилось с тех пор…

Доктор Юэх в серебряном обруче Сук, скреплявшем длинные волосы, поднес сканер к искусственным коленным суставам. Узкое лицо врача выражало напряженное внимание.

— Теперь согните правое колено. Ромбур вздохнул.

— Я поеду с Гурни, независимо от того, что вы напишете в своем медицинском заключении.

~ ~ ~

С неба, резко снижаясь, с ревом падал реактивный орнитоптер с нарисованным на носу песчаным червем. Пасть тщательно выписанного зверя была открыта, обнажая ряд острых хрустальных зубов.

Четверо одетых в накидки фрименов, стоявших на каменистом дне сухого озера, окруженного скалистыми выступами, не допускавшими сюда Шаи-Хулуда, упали на колени, испустив крик ужаса. Носилки, принесенные ими, накренились и упали в песок.

Лиет Кинес не поддался общей панике и остался стоять, скрестив руки на груди. Песочного цвета волосы и маскировочная накидка развевались на ветру, поднятом орнитоптером.

— Встаньте! — крикнул Лиет своим людям. — Вы что, хотите, чтобы о нас думали, как о трусливых бабах?

~ ~ ~

Хазимир Фенринг вырос в Кайтэйне, проведя детство в императорском дворце и циклопических правительственных зданиях. Он побывал в величественных пещерах Икса и в чудовищных пустынях Арракиса. Но за всю свою жизнь он не видел ничего величественнее ангаров Джанкшн, на которых ремонтировали лайнеры Космической Гильдии.

Одетый в замасленный комбинезон и держащий в руках ящик с инструментами, Фенринг был как две капли воды похож на обычного рабочего, не стоящего никакого внимания. Если он и дальше будет так играть свою новую роль, то его попросту не заметят.

На Космическую Гильдию работали миллиарды людей. Некоторые из них проводили монументальные операции в Банке Гильдии, влияние которого распространялось на все планеты империи. Огромные промышленные предприятия, вроде этого ремонтного завода, требовали труда сотен тысяч рабочих.

Большие глаза Фенринга впитывали каждую из бесчисленных мелочей, пока они с лицеделом торопливо шли по главному проходу мимо рабочих команд, минуя нависавшие сверху мостики, заполненные людьми, и видя поднимавшихся и опускающиеся лифты и подъемники. Для Джанкшн Зоал выбрал личину незаметного человека с оплывшим лицом с кустистыми клочковатыми бровями.

~ ~ ~

Прибыв в Кайтэйн по поручению барона, Питер де Фриз вскоре появился в комплексе административных зданий и зашагал по его бесконечно длинным коридорам. Память ментата хранила все повороты и подъемы переходов, соединявших корпуса правительственных учреждений.

Было еще довольно раннее утро, и Питер до сих пор ощущал во рту сладость импортных фруктов, которые он ел на завтрак в каюте дипломатического фрегата. Большее удовольствие ментату, однако, доставляло сознание того, что барон поручил ему доставить во дворец анонимно. Узнав содержание этого послания, император, пожалуй, испачкает свои царственные штаны.

Вынув из кармана кубик с сообщением, Питер спрятал его в нише стены за идеализированным императорским бюстом, великое множество коих было расставлено по всему дворцу.

Открылась одна из боковых дверей, и в коридор вышел румяный мужчина, в котором де Фриз тотчас же узнал посла Харконненов Кало Уиллса. Послу было довольно далеко за тридцать, но он создавал впечатление юноши, едва ли начавшего бриться. Должность посла он получил только благодаря своим родственным связям. Информация, которую он присылал на Гьеди Первую, не имела никакой ценности; Уиллс был лишен способностей, необразован и не сумел воспользоваться своим положением, чтобы стать компетентным разведчиком.

~ ~ ~

Волны аджидамаля пульсировали в мозгу Хайдара Фен Аджидики, когда он быстрым взглядом ящерицы смотрел на трупы самых надоедливых мастеров Тлейлакса, валявшиеся вокруг столов обеденного зала. Все они были мертвы.

Вдохновленный снизошедшим на него от Бога откровением, Аджидика был готов взять в свои руки бразды правления империей.

Самый главный приз среди мертвых тел — претенциозный мастер Зааф собственной персоной. Он прибыл два дня назад с неожиданной инспекционной поездкой. Теперь он валяется на спине, облитый единым соусом и вымазанный пикантным жарким из слинины. Глаза вылезли из орбит, рот открыт. Очень недостойная смерть для мастера мастеров. Смертельный, быстродействующий яд был подсыпан в пищу поварами-лицеделами. Приступ отравления последовал через несколько минут, окрасив серую кожу тлейлаксов в ярко-красный цвет, словно они были обожжены изнутри.

Стоя в дверях и с восхищением глядя на свое свершение, Аджидика вдруг увидел в перекладинах потолка Draco volans, маленькую ящерицу, которая оказалась устойчивой ко всем ядам и пестицидам. В длину рептилия не превышала нескольких сантиметров, и на каждом боку у нее был виден чешуйчатый вырост, который позволял ей планировать по воздуху, как древней земной летяге.