Настоящая любовь и другие напасти

Гибсон Рэйчел

Напасть номер один: мужчины.

Удары судьбы и жизнь впроголодь научили Фейт Даффи не верить в любовь. И все же, выйдя замуж за очень богатого и очень старого мужчину, Фейт стала идеальной женой. Вирджил дал ей чувство безопасности, а она отдала ему свою верность и преданность, но не сердце. А потом муж отправился в тот огромный банк на небесах, оставив ее с одинокими ночами, кучей денег и полнейшей неразберихой с профессиональной хоккейной командой. Черт, а ведь Фейт даже не смотрит хоккей!

Напасть номер два: страсть.

Большая часть Америки и половина Канады не спускают глаз с капитана «Чинуков» — Тая Саважа. Убийственная сексуальность и смертельный правый хук сделали его любимцем болельщиков. Но почти всю свою жизнь Тай мечтал выиграть Кубок Стэнли. И последнее, что нужно капитану, — это избалованная кукла, которая вмешивается в его планы.

Напасть номер три: любовь.

Тай не понравился Фейт с первого взгляда, но она не может перестать думать о нем целыми днями… и ночами. Уступив мимолетному влечению, Тай и Фейт оказались в постели, и миссис Даффи увидела, что в капитане ее команды есть что-то большее, чем сексуальная внешность и умение хорошо бить по воротам. А Тай обнаружил, что в Фейт есть намного больше, чем красота и миллиардное состояние. Но отношения с владелицей «Чинуков» невозможны, а влюбиться в нее… вот что будет настоящей напастью.

Глава 1

В ночь перед похоронами Вирджила Даффи в Пьюджет-Саунд свирепствовал шторм. Но на следующее утро серые облака исчезли, открыв вид на бухту Эллиот и впечатляющие очертания центра Сиэтла.

Солнечные лучи освещали лужайки парка Бэйн-бридж и проникали в окна небоскребов. Среди гостей, почтивших своим присутствием похороны Вирджила, были те, кто задавался вопросом: находился ли сейчас Даффи на небесах, управляя апрельской погодой, печально известной своей хмуростью? Они спрашивали себя, мог ли он управлять и своей молодой женой? Но больше всего их интересовало, что та будет делать с кучей денег и хоккейной командой НХЛ, которые только что унаследовала?

Тайсон Саваж и сам раздумывал над этими вопросами. Голоса, доносившиеся из гостиной, заглушали стук его ботинок от Хьюго Босс, пока Саваж шел по паркету, которым был выстлан холл дома.

У Тая было по-настоящему плохое предчувствие, что вдова Даффи собирается испортить его шансы выиграть Кубок. От этого плохого предчувствия покалывало шею, и пришлось ослабить тугой узел галстука.

Тай прошел сквозь двойные двери в большую комнату, которая пропахла полированным деревом и огромным состоянием. Он заметил нескольких товарищей по команде: прилизанных и приглаженных, и чувствовавших себя немного неуютно среди элиты Сиэтла. Защитник Сэм Леклер щеголял подбитым в игре против «Эвеланш» глазом, который послужил причиной пятиминутного удаления. Не то чтобы Тай обвинял парня в стычке в углу. Сам Саваж тоже имел репутацию любителя сбросить перчатки, но в отличие от Сэма он не был сорвиголовой. Учитывая, что до первой игры плей-офф осталось всего три дня, синяков скоро станет только еще больше.

Глава 2

Тысячи свистящих фанатов «приветствовали» возвращение Тая на арену «Дженерал Моторс Плэйс» в Ванкувере. Сотни плакатов висели на трибунах, выражая самые разные мнения: от «Падший ангел» и «Ангел-предатель» до самого любимого Таем — «Отсоси, Саваж».

В течение семи сезонов Тайсон Саваж носил свитер «Ванкувер Кэнакс». В последние пять на его левом рукаве имелась буква «К», и к Таю относились, как к герою-победителю. Как к рок-звезде. В этом сезоне на его форме все также была буква «К», только он променял кита-убийцу на лосося, ударяющего по шайбе хвостом. Игроков все время покупали и продавали. По крайней мере Тай не ждал до последней минуты, чтобы принять предложение с более высокой зарплатой и, — что иногда было намного более ценным, чем деньги, — большими шансами на Кубок.

Уже с прошлого сезона всем было известно, что Таю не нравится руководство «Ванкувера» и направление, выбранное их тренерским штабом. А вскоре после Рождества капитан «Чинуков» Марк Бресслер попал в ужасную автокатастрофу, и команда осталась без лидера. Руководство «Чинуков» сделало Таю «предложение, от которого он не смог отказаться», и они заключили сделку.

Множество людей в прессе и по всей Канаде, включая отца Тая, были уверены, что Саваж должен чувствовать себя плохо, должен чувствовать себя предателем. Но он не чувствовал.

Что ж, сегодня фанаты ничего не кидали в него, и это было сюрпризом: ведь они считали, что капитан их ужасно предал, потому что переехал на сто двадцать миль южнее.