Почему француженки не толстеют

Гильяно Мирей

Француженки самые стройные и элегантные женщины в мире. Однако они НЕ ИЗВОДЯТ СЕБЯ ДИЕТАМИ и ГИМНАСТИКОЙ. Хлеб и сладкое вредны? Француженки так НЕ СЧИТАЮТ! Надо вставать на весы каждый день? Ни в коем случае! Так в чем же секрет знаменитой французской стройности? Прочитайте эту книгу — и вы узнаете, КАК сбросить лишний вес и обрести ИДЕАЛЬНУЮ фигуру, при этом НЕ ОТКАЗЫВАЯ СЕБЕ НИ В ЧЕМ!

Mireille Guiliano

FRENCH WOMEN DONT GET FAT:

The Secret of Eating for Pleasure

Перевод с английского А.Б. Богдановой

Введение

Как бы ни развивались в будущем франко-американские отношения (временами и впрямь находящиеся на грани разрыва), мы не должны терять из виду замечательные достижения французской культуры. Приходится признать, что одно славное завоевание и по сей день остается в тени, хотя давно известен антропологический закон: француженки не толстеют.

Я не врач, не физиолог, не психолог, не диетолог, ни какой бы то ни было другой «лог», который изучает людей или оказывает им профессиональную помощь. Однако я родилась и выросла во Франции и всю жизнь в оба глаза смотрела на французов. К тому же я люблю поесть. В любом правиле бывают исключения, но в целом француженки ведут себя так, как и я: едят все, что им нравится, и не толстеют.

Pourquoi

[1]

?

За последние лет десять американцы с пользой для себя продвинулись в понимании французской манеры питаться и пить напитки, избегая при этом неприятных последствий. Так, осторожное признание «французского парадокса» побудило многочисленных сердечников и сторонников здорового образа жизни ринуться в винные магазины за бутылочкой красного. Тем не менее премудрости французского рациона и стиля жизни, особенно загадочная способность француженок сохранять фигуру, до сих пор покрыты туманом и мало кем взяты на вооружение. Став живым примером, я за несколько лет с успехом вразумила десятки американок, в том числе и тех, которые работали у меня в нью-йоркской компании «Клико». Тысячи раз я обсуждала тему питания с различными знакомыми.

— Когда же ты напишешь свой собственный учебник? — подтрунивали надо мной американские друзья и коллеги.

И вот

le jour est arrivé

!

[2]