Везучий Борька

Гиневский Александр Михайлович

Книга Гиневского о детстве, о бесконечной, неистребимой вере в добро. В ней много разных детей — выдумщиков, веселых друзей и взрослых, настоящих старших товарищей — добрых, мудрых и честных.

Об этой книге

Она познакомит тебя, дорогой читатель, с Вовкой и его друзьями. То и дело случаются с ними истории и приключения. К тому же весёлые. И не в какой-нибудь фантастической жизни, а в нашей, самой обычной. Но главное — не в историях и приключениях, а в том, что герои рассказов Александра Гиневского заняты очень важным на земле делом — поисками радости, счастья. Ведь не зря говорят, что детство — это запас счастья на всю жизнь.

Всё, что происходит с ребятами в рассказах, вызывает не только улыбку, но и наше одобрение, сочувствие. Почему? Потому что перед нами — люди весёлые и добродушные. Порою даже простодушные. Но не добрячки-простачки. Когда надо, они могут постоять за себя или за слабого. И не грубой силой (так ведь можно и самому в хулигана превратиться!), а своей находчивостью, такой шуткой, от которой грозный силач и обманщик Михеев (рассказ «Пудовый скандал») становится просто смешон. Ну, а раз смешон, то уже и не страшен.

Находит тот, кто ищет. Поэтому и взрослые встречаются героям рассказов — люди, понимающие их, помогающие расти смелыми, уверенными в том, что в мире есть место добру.

Повестью «Высокое прясло» писатель учит нас трудиться. Хотя, пожалуй, слово «учит» тут не подходит. Он увлекает нас — уж так азартно и аппетитно трудятся люди в этой повести.

А вся книга говорит: каким удивительно интересным может быть каждый день твоей жизни, если ты сам умеешь быть другом и любить друзей, умеешь удивляться, радоваться, совершать для себя пусть маленькие, но открытия.

ПУДОВЫЙ СКАНДАЛ

Рассказы

Привет из Крыма

Вадик уезжал на юг, к морю. И папа его, и мама тоже уезжали. Вместе с ним. На целый месяц.

Вадик пришёл ко мне попрощаться.

— Я тебе, Вовка, — говорит, — оттуда что-нибудь привезу. Что-нибудь такое морское. Какой-нибудь камешек цветной, какие только там растут. Или ещё что.

— А камешки разве растут?! — удивился я.

— А ты как думал. Они растут, только очень медленно.

#i_009.jpg

Пудовый скандал, или Гиревик Михеев — человек с большой буквы

Двери парадных, как увидят Михеева издалека, начинают дрожать от страха. Потому что им некуда деться. Потому что если шестиклассник Михеев заденет дверь плечом, она может вылететь вместе с петлями. Такой уж он могучий. Ещё бы! Михеев играет в железные игры. У него есть две пудовые гири. И вот он ими поигрывает. Правда, не двумя сразу, а только одной.

Что там про двери говорить. Нам от Михеева тоже достаётся. Когда он идёт по двору, прямо сплошной треск стоит. От подзатыльников. Михеев их раздаёт направо и налево. Если попадёшь под его спортсменскую руку, так летишь со скоростью звука. Летишь и долго остановиться не можешь. Как в космосе. А остановишься, оглянешься — его уже и след простыл.

Только слышно:

— Не оскудела сила грозной длани. Хоть муха ты — лети быстрее лани. Хлобысть!..

Ну и хвастун этот Михеев!

#i_012.jpg

Ноль внимания, фунт презрения

Если меня просто так послать за чем-нибудь, я, может, и не пойду. Не интересно так. А если скажут: «А ну, Вовка, отправляйся на боевое задание», — совсем другое дело.

Вот раз послал меня папа на такое задание. В «Союзпечать» за газетой «Футбол — Хоккей». Отличная газета! Про футболистов и хоккеистов. Чтобы они, когда выходят на поле, не лоботрясничали, а играли. И не на «хиленькую ничью», а на «звонкую победу». Папа так любит говорить. Так что я эту газету тоже люблю. Ну вот. Постоял я в очереди, купил газету, выхожу из «Союзпечати». Смотрю: у дверей мальчишка ревёт. Отвернулся к стене, ковыряет её пальцем. Только слёзы по лицу катятся. Прямо чудеса. Такой мальчишка, вполне большой и — разнюнился. Я бы, может, пошёл бы своей дорогой, если бы не эти слёзы. Уж больно крупные.

Подхожу.

— Ты чего?

Молчит.

#i_015.jpg

Везучий Борька, или Два испытателя одного самолёта

У бабушки Оли за домом есть огурцовая грядка. Я её поливаю каждый день. Бабушка Оля говорит, что это мой огуречный урок. А с уроками надо справляться. Вот я и стараюсь. Только это очень трудно. Ещё бы! Вчера их поливай, сегодня поливай, завтра… А они пьют и пьют. И никак им не напиться. Хоть бы они в пустыне росли? А то ведь в нашем мокром климате. У нас ведь какой климат? Одни дожди. А бабушкиным огурцам и этих дождей мало. До того напьются, что у них на спинках пупырышки вскакивают. Я заметил, как это получается. Вот льёшь из лейки на огурец. Вода капельками на нём и остаётся. А ночью, пока мы спим, эти капельки постепенно превращаются в зелёные пупырышки. Вот так всё и выходит.

Только мне уже давно надоели эти огуречные уроки. Прямо во как!..

Вот раз иду от грядки. Иду к колодцу. Усталый. В руке лейка пустая. Вдруг!.. Навстречу мне Борька! Мой друг Борька! С командирской сумкой на боку. На руке — компас. А ведь я его не ждал. Только так… два раза во сне видел. И то не одного, а с Толькой и Вадиком.

— Борька! — кричу. — Приехал! Добрался!

— Подумаешь, в ваши Осельки добираться. Сел в электричку, глянул разок в окно и — приехал. А от станции я дорогу знаю. Да и компас вот… Штука надёжная.

#i_019.jpg

Велосипедный сыщик

Вадику купили велосипед. Двухколёсный. Он вытащил его на улицу и стал стоять около него, будто не знал, что делают с велосипедами. Радоваться надо, а он стоит такой несчастный.

Мы как увидели Вадика с велосипедом, так все и побежали к нему.

— Новый? — спросил Толька.

— Не видишь, что ли?

— Ну что же ты на него смотришь?! — сказал Борька. — Садись и поезжай.