Справиться с мечом

Гыррр Макарка И

Пролог.

Пятница, 11.00

На той неделе шефу приспичило "сплотить коллектив". Именно поэтому мы сейчас тащимся в автобусе в дом его то ли бабушки,то ли пра-пра-…бабушки. Дом находится где-то " в страшных муромских лесах" и приедем мы туда ещё часа через три. Если не четыре. В утешение себе надо признать, что сия идея корпоративной вечеринки на заброшенной даче - ещё не самая большая глупость, которую шеф отмочил за последний год. Хотя сильно я подозреваю, что сплачивание нашего коллектива будет происходить в процессе перекопки огорода или ремонта развалившейся халупы шефовой пра… и так далее. И отказаться нельзя - шеф всё-таки, попробуй просимулируй радикулит или простуду. А так вдруг момент какой подвернётся, услугу начальнику окажу, всё потом может пригодиться. И Ленка также думает, прям извела советами, как себя на этой фазенде вести. Уверен, что она эти три дня без меня отрываться не будет, за её верность я не беспокоюсь.

Место мне досталось рядом с Дашей, ну просто как по заказу. Второй час она непрерывно щебечет и строит глазки, и мне стоит немалых трудов делать вид, что я ничего не понимаю. Да если б я хотел, то согласился бы на её авансы ещё год назад. Ну согласился бы, а дальше что? Ленка не ревнива, но мне тратить свои силы на пустяковую интрижку нет никакого резона. Прячься, придумывай сказки, где был и что делал, да ещё каждый день думай, как не проговориться… Лучше я в Интернете посижу - оно и спокойнее и интереснее. А то ещё вдруг тесть узнает? Уволят - кто меня опять на хлебное место пристраивать

будет? Нет, пристроить, конечно, пристроит, но ведь стыда не оберёшься. Или этой молоденькой дурочке вдруг втемяшится, что она в меня влюблена - не отвяжусь потом. Изображу сейчас, что меня укачало и попытаюсь заснуть - авось отвяжется.

Часть первая. Меч

Глава первая. Шизофрения.

Пятница, 18.00

Фазенда у шефовой бабки оказалась ничего так. Участок соток тридцать, сад, огород, да и дом вполне приличный, шеф, наверно, на него немного тратился. На даче самого шефа никто из нас не был. Поэтому слухи про неё ходят самые невероятные. Лично я сомневаюсь, что у него дорожки выложены светящимися плитами с подогревом, бассейн с мраморными бортиками, а дом площадью с футбольное поле. Но факт, что поехали мы на бабкин участок, а не к нему на дачу.

– Ну, народ, а не пора ли нам немного поразмяться перед шашлыками? - это Санёк подхалимничает, ну правильно, не станет же шеф сам подобное предлагать. - Листья там погрести, пару грядок вскопать, а то вон сорняками все позаросли!

– Ага, я вон на кухне пару пакетиков с семенами нашла, посадим что-нибудь. Кирилл Сергеевич, лопаты с граблями у вас где? А Анька с Пашей пусть шашлыками займутся.

В сарае лопат и граблей не оказалось. Только вилы и коса. В доме тоже не оказалось. Вместо того чтоб обрадоваться изаняться шашлыками, этот подхалим Санёк предположил, что искомый инструмент может найтись на чердаке дома. За стенкой сарая мы откопали полусгнившую лестницу и приставили её к окну чердака. Лезть туда решил я. Во-первых, интересно, а во-вторых, хоть на десять минут от Дашиных ухаживаний избавлюсь. Если лестница подо мной не сломается.

Глава вторая. Красавица.

Пятница, 20.35

Я догадался посмотреть на часы. Зарядки мобилы хватит ещё дней на пять, а то и семь, если я не буду как идиот звонить непрерывно. Телефон сеть не находил. Сколько так я проходил через этот чердак, смещаясь на шаг, я не помнил. Ну не больше часа. Портала не было. Кажется, я сел на пол и заплакал. Я попытался нащупать крестик - чисто генетический жест - и вспомнил, что его не ношу, в отличие от нашего шефа! Тогда я встал на колени и забормотал, истово крестясь и стукаясь лбом в пыльный пол: "Милый Боженька, выпусти меня отсюда! Честное слово, если я отсюда выберусь домой, я десятую часть денег на новую квартиру отдам на ремонт церкви! Я не буду грешить! Я…" - тут я замолчал, потому как особых грехов за собой не помнил, - " Боженька, миленький, пошли мне хоть кого для компании, хоть Миха того же!!!" - закончил я, не зная, что ещё пообещать. У меня было подозрение, что завтра я уже смогу пообещать уйти в монастырь. Я ещё немного побился головой об пол, и решил спуститься вниз. Я уже жалел, что сбежал от Миха - вдвоем было бы не так страшно. Надо поискать чего-нибудь поесть, хотя есть мне не хотелось, забаррикадировать дверь в дом и подождать до утра. Или лучше запереться здесь, на чердаке, а лестницу скинуть вниз? Нет, если я её скину, то не слезу обратно. Лучше втянуть наверх. Я взял в руку вилы, решив, что они лучшее оружие, чем грабли, и полез вниз, затравленно озираясь. В этом чужом мире следовало всего опасаться. Я не ошибся. Напротив лестницы, шагах в десяти от меня, стояла дива. Гурия, фурия, мегера или гетера - я всегда их путаю. Выглядела дива как в сказках "Тысяча и одной ночи": тонюсенькая талия, широчайшие бёдра и обалденный бюст. Параметров дива была где-то 100-40-120, и неспешно так этими параметрами покачивала. Восточное круглое лицо, про таких говорят - луноликая и волоокая, идеально полукруглые брови, огромные, но сильно раскосые глаза, штук двадцать косичек сильно ниже талии, и вся задрапирована в какой-то восточный костюмчик - шароварчики, причём полупрозрачные, такая же блузка, через которую её прелести прекрасно видны, и, вопреки ожиданиям, не босоножки или туфли с загнутыми носами, а вполне практичные кожаные полусапожки. Поверх всего этого на ней были навешаны бусы, кольца, серьги со множеством подвесок до плеч, браслеты на руках и ногах, прямо поверх сапог, опять-таки с неимоверным количеством висюлек. Со всей этой явно драгоценной мишурой она походила на новогоднюю ёлку. Росту заметно пониже меня, кожа белая до нереальности. Руки округлые и полные, как на старых портретах, кисть малюсенькая, с таким количеством колец, которые и не снились продавщице советского периода. Красотка явно должна была звенеть всем этим множеством украшений. Я ещё успел отметить, что, совершенно в согласии с современной модой, отнюдь не плоский животик у дивы оголён, выставляя на всеобщее обозрение пупок, "в который поместился бы грецкий орех", но без модного сейчас пирсинга. Было этой гурии лет двадцать на вид. Я почему-то вспомнил, что для прошлых веков двадцать - это почти наши пятьдесят.

Дива стояла напротив, игриво поводя бедрами, персями, косичками, бусами, серьгами, умудряясь при этом не звенеть, и с интересом меня рассматривала. Особой опасности я в ней не заметил.

– Здравствуй, о господин и повелитель! - пропела девушка вполне по-русски. Или это действует ускоренный курс изучения языков? - Рада приветствовать тебя и помогать тебе в исполнении твоей великой миссии в этом мире! Что прикажет мой великий и славный господин?

Кажется, нападать на меня она не собиралась.

Глава третья. Через лес.

Воскресенье, вечер.

Мы вошли в лес почти затемно. Насколько я понял, шли мы теперь другой дорогой - не на север, а на восток. Мих шагал впереди, я за ним, Роксана замыкала. Под деревьями было заметно темнее, чем во дворе. Меня пошатывало, трава цеплялась за ноги, а Мих ко всему прочему навесил на меня мешок с провизией - завёрнутое в какие-то листья варёное мясо. Он пытался пристроить мне и топор - но на джинсах не было пояса, а при попытке заменить его верёвкой я запутался в узлах, и её пришлось разрезать. В итоге топор взяла Роксана, засунув за ту же верёвку, которую я не смог приладить к джинсам. Она пообещала в ближайшей деревне достать мне ремень. Я подал было голос, что лучше достать одежду, иначе мы будем сильно выделяться среди местного населения, но Роксана возразила, что бродяг из других государств здесь полно, а в крайнем случае мы сойдём за беженцев из эльфийских лесов. Про эльфов я спрашивать не стал, опасаясь за сохранность своего разума.

Мы плелись по тёмному лесу, я слышал только шарканье кроссовок по траве, непрерывно спотыкался о невидимые корни и всё время боялся, что какой-нибудь кустик-полуночник вцепится мне в штанину. Минут через 15 комары предприняли авианалёт на мою голову. Писк был омерзительный, но особых неприятностей я от них не получил, потому как отрастающая щетина начала завиваться в кольца, впивалась в кожу и чесалась немилосердно. Комариный укус по сравнению с этой пыткой и казался ни чем иным, как комариным укусом. Я подозревал, что щёки и подбородок у меня покрыты сыпью из-за отрастающей бороды, но зеркал в ближайшем обозримом будущем не наблюдалась, а спрашивать у спутников было стыдно. Волков, медведей, кабанов и прочей живности я не боялся - у меня не было соответствующего опыта встреч с ними, поэтому мне даже в голову не пришло, что они могут где-то здесь водиться.

Никогда не понимал туристов - что может быть хорошего в таких прогулках?

К моему удивлению, видел я достаточно прилично, чтобы не потерять Миха из виду и не натыкаться на деревья. Нам повезло - Луна оказалась полной и давала достаточно света. Или лес был редкий. Мих дошёл до ручья и предложил пройтись по руслу, чтобы сбить со следа погоню. Роксана заспорила - если за три дня нас никто так и не нашёл, то нет смысла прятаться дальше. Никакой погони нет, заявляла она, иначе давно бы догнали, а если кому-то хочется поиздеваться над спутниками - пусть сам по ручью и идёт. Ага, огрызался меч, посмотрел бы он на неё, если бы она не знала, что в случае чего он за всех и отдуваться будет. Из их перебранки я понял только одно - совершенно незачем было переться через лес на ночь глядя, могли бы выйти и утром.

Глава четвёртая. Деревня.

Среда, утро.

Открылись ворота, и показалось стадо коров, которое и направилось в нашу сторону по дороге. Сзади шёл дедок с кнутом, а за ним две бабки с козами. Мы сидели в стогу, наблюдая, как стадо медленно проходит мимо.

– Угу, - протянул Мих, - 52 две коровы, значит, в деревне около пятидесяти домов. Нормально. Если там ещё и постоялый двор есть - совсем хорошо. И могу вас обрадовать - я слышал пение петухов, хотя никакого намёка на лай так и не было.

Одна из бабуль с козочками обнаружила нашего вчерашнего пьяницу и принялась пинать его, издавая при этом невообразимый и не поддающийся расшифровке шум. Алкаш нехотя перевернулся на другой бок, и бабуля, пнув его напоследок, отправилась дальше.

Через какое-то мгновение оказалось, что Мих уже стоит рядом с ней и о чём-то оживленно беседует. Расходились они явно довольные друг другом, потому как проходимец чмокнул бабку в щёку и помахал нам рукой.

Глава пятая. На дело.

Среда, утро.

Вещи собирал Мих, мне осталось только уложить их в холщовый мешок на двух лямках - местное подобие рюкзака.

В комплект входили - сапоги кожаные, порты и рубаха, аж четыре полотенца без единого куска мыла, кожаный кисет - с огнивом, догадался я, деревянная ложка, котелок, увязанная в листья и кору солонина, сухари, две полуторалитровые фляги самогона, фляга с водой, небольшой топорик, охотничий нож и шикарный даже для меня ремень баксов за триста. Очень кстати - джинсы с меня уже начали откровенно падать, а обручальное кольцо ещё вчера пришлось переодеть на средний палец.

Сапоги полагалось надеть, но я предпочёл кроссовки, с радостью увидев, что носки выстираны и заштопаны, а куртка, джинсы и рубашка даже и поглажены. Ремень идеально подошел к джинсам, и на нем имелась петля для топора, но за топор и нож я браться пока не стал. Сначала надо было поговорить.

Миха я нашёл в обеденной зале за задумчивым поглощением очередного кушанья из субпродуктов. Выяснить у него кое-какие жизненно важные мелочи было совершенно необходимо. Он, конечно, мог и соврать, но спросить стоило. Иначе я не смогу взять в руки даже ложку.