Дипломатия Симона Боливара

Глинкин А. Н.

В книге рассказывается о международной политике Симона Боливара, выдающегося государственного деятеля и полководца эпохи войны за независимость народов Южной Америки в первой четверти XIX века, человека необычной и трагической судьбы, познавшего при жизни великую славу и испившего горечь поражений. Многие внешнеполитические идеи Боливара опережали время. Основными вехами его дипломатии национального освобождения стали борьба за дипломатическое признание молодых независимых государств, создание республики Великая Колумбия, «дипломатическая дуэль» с президентом США Монро, подготовка и созыв Панамского конгресса.

Для специалистов-международников и читателей, интересующихся историей международных отношений.

Симон Боливар — Освободитель (вместо предисловия)

В этих словах героя кубинского народа Хосе Марти отражен романтический пафос жизни Симона Боливара, выдающегося руководителя борьбы латиноамериканских народов за независимость в первой четверти XIX века. На огромных просторах от Мексики до Огненной Земли под ударами восставших народных масс рушились устои трехсотлетнего колониального господства Испании и Португалии. Мощный революционный поток увлек и Симона Боливара.

Боливар жил и боролся в бурную эпоху смены феодального общества капитализмом. На формирование его личности большое влияние оказали война за независимость английских колоний в Северной Америке, завершившаяся образованием Соединенных Штатов Америки, и Великая французская революция 1789 года. Одаренный блестящими способностями и глубоким аналитическим умом, он рано преодолел присущий его среде богатых креолов-аристократов консерватизм, возвысился до понимания объективных потребностей общественного развития и встал во главе освободительной борьбы народов севера континента. Под его знамена собирались городские низы, крестьяне, пастухи-индейцы, рабы-негры.

Свержение испанского колониального гнета потребовало многих лет тяжелой борьбы. Успехи и блестящие победы патриотов над войсками колонизаторов чередовались с поражениями. Пятнадцать лет неустанного ратного труда, 472 сражения, покорение во главе армии высочайших горных цепей — такова дорога воинской славы Боливара, солдата и полководца. Главным результатом этой борьбы явилось завоевание независимости и создание в Латинской Америке суверенных национальных государств. Этому великому делу Боливар посвятил всю жизнь. Не только на его родине — в Венесуэле, но и во всем испано-американском мире Боливара именуют Освободителем. В его честь названа последняя территория, освобожденная от испанского господства, — республика Боливия.

Общественно-государственное устройство молодых латиноамериканских наций, как мечтал Боливар, должно было основываться на высоких этических и моральных республиканских принципах, на торжестве просвещения и патриотических идеалов. Важное значение он придавал роли государства в развитии экономики и в охране природных богатств. До последних дней своей жизни Боливар настойчиво добивался уничтожения рабства во всей Латинской Америке. Так же энергично боролся он за освобождение коренного населения Южноамериканского континента. Социальное и политическое равенство он называл «законом всех законов» и считал необходимым обеспечить обездоленным доступ к образованию. Боливар не просто проповедовал воззрения, прогрессивные для своего времени, но и старался претворять их в жизнь. И не его вина, что многие изданные им законы остались на бумаге, а революционные по духу начинания не получили развития, встретив ожесточенное сопротивление олигархических сил.

Жизненный путь Боливара не был усыпан розами. «Симон Боливар был и остается великим освободителем нашего народа. Его жизнь полна гениальных находок и столь же больших ошибок. Ему удалось познать славу, но пришлось испить и горечь поражения»,

Клятва на Монте-Сакро

КАСА НАТАЛЬ

Почти в самом центре Каракаса, в двухстах метрах от Пласа Майор — главной площади, по соседству с устремленными ввысь небоскребами банковских контор, в начале тихой улочки стоит внешне ничем не примечательный старинный особняк. Это — Каса Наталь (отчий дом), являющийся сегодня, пожалуй, самым посещаемым мемориалом Венесуэлы, а возможно, и всей Латинской Америки. Толстые стены из камня, сложенные на века (каракасцы помнили о страшном землетрясении 1641 г.), анфилады комнат, внутренние галереи, где можно укрыться от полуденного солнца, и в центре — патио, зеленое каре традиционного испанского внутреннего дворика. В этом доме 24 июля 1783 г. родился, провел свое детство и юношеские годы Симон Боливар. Он был четвертым, и последним, ребенком одного из самых богатых и знатных семейств колониальной Венесуэлы, насчитывавшего уже шесть поколений предков.

Посетители Каса Наталь могут увидеть макет баскской деревушки в горах Бискайи, откуда в XVI веке в Венесуэлу прибыл первый из Боливаров, устремившийся с потоком испанских конкистадоров на завоевание Америки по пути, открытому Христофором Колумбом. Испанская корона щедро одаривала удачливых конкистадоров, служивших в колониальной администрации, которую всегда возглавляли представители метрополии — испанцы не только по крови, но и родившиеся в далекой Испании. Симон Боливар рано потерял родителей, но не остался бедным сиротой. Семейство Боливаров владело крупными серебряными и медными рудниками, многочисленными ранчо, плантациями сахарного тростника, индиго и какао. На этих плантациях под палящими лучами тропического солнца, под свист плетей надсмотрщиков гнули спины две тысячи негров-рабов.

Знатность рода и богатство не только обеспечивали принадлежность к высшему, привилегированному слою колониального населения, но и гарантировали благосклонное отношение генерал-капитана — наместника испанского короля в Венесуэле. Перед Боливаром открывалась перспектива блестящей карьеры или беспечной жизни, полной радости и наслаждений, когда время заполняется охотой, балами, зваными обедами, карточной игрой, поклонением прекрасному полу и путешествиями в далекую и дорогую сердцу Испанию. Креолы, или мантуанцы (название произошло от мантильи, непременного атрибута женского костюма креольской аристократии в колониальную эпоху), как называли в те времена белых потомков испанских завоевателей, хотя и родились на американской земле, тысячами нитей были связаны с родиной своих предков. С ней их сближали генетическая память, язык, культура, общая религия, традиции и, наконец, преклонение перед авторитетом монарха Испании.

Казалось, судьба Симона Боливара была предопределена. Однако он избрал другой путь. «Я хочу быть гражданином, чтобы жить свободным»

Может быть, на него повлияли слова отца, Хуана Висенте Боливара-и-Понте, который, как гласит семейная легенда, сказал при крещении сына: «Он должен прославить наш род не менее нашего первого предка Симона. Я предчувствую, что мой сын будет освободителем Венесуэлы».

ПОЗНАНИЕ МИРА

19 января 1799 г. испанский корабль «Сан-Ильдефонсо», стоявший на рейде венесуэльского порта Ла-Гуайра, поднял якоря и, наполнив паруса попутным ветром, взял курс на Испанию. На его борту находился Симон Боливар. Это был его первый выход во внешний мир, познание новых горизонтов «нашей Америки» (предстояли остановки в Мексике и на Кубе) и далекой Европы.

Миниатюра неизвестного художника сохранила облик Симона Боливара времен его первого путешествия в Испанию. Стройный юноша, одетый изящно и с долей щегольства, лицо, еще сохраняющее мальчишескую округлость, копна черных волос, полукружья густых бровей и большие, широко распахнутые глаза, пытливо вглядывающиеся в окружающий мир.

Юноша жадно впитывал новые впечатления. Но не только этим была знаменательна первая зарубежная поездка. Боливар не был создан созерцателем, его влекло действие. Он любил повторять слова Руссо: «…Если человек, способный сделать что-нибудь полезное для человечества, остается в бездействии, он заслуживает осуждения».

[19]

Однако еще не пришло время для выхода кипевших в нем сил. И обуревавшие Боливара мысли, чувства, дерзкие мечты проявлялись в неординарных поступках.

Полуторамесячное пребывание в Новой Испании (Мексика) позволило С. Боливару познакомиться с историческими памятниками и богатейшей культурой одной из самых многочисленных народностей коренного населения Америки — индейцев-ацтеков. Не эти ли юношеские впечатления Боливара побудили его позднее осмыслить вклад индейцев, которых в те времена далеко не все причисляли к категории «людей», в формирование наций Латинской Америки и стать поборником прав коренных жителей?

Рекомендательные письма и заботы родственников открыли Боливару доступ во дворец вице-короля Новой Испании. На званом обеде произошел эпизод, который можно считать первым публичным заявлением Боливара о своих взглядах. Когда речь зашла о политической обстановке в Европе, молодой каракасец, одетый в форму младшего лейтенанта королевской армии, столь смело и открыто выразил свое восхищение Французской революцией, что вызвал смущение присутствовавших, не привыкших слышать во дворце подобные речи, и явное неудовольствие вице-короля X. Асансы.