Повелитель кланов

Голден Кристи

Трудно жить на чужбине среди совершенно не похожих на тебя людей. Никто не скажет, кто ты, откуда, никто не откроет тайну твоего рождения. Только случай. Но невозможно вечно жить с опущенными в землю глазами. Пришло время оглядеться по сторонам и бежать. Бежать от страха и унижения, бежать, чтобы найти родных. Ведь где-то на свете есть существа, которые будут рады твоему возвращению. И молодой орк Трэль, вскормленный людьми, отправился на поиски своих сородичей. Ему предстоял нелёгкий путь. Но испытания научили его терпению и мудрости. Юному Трэлю удалось вернуть себе положение, принадлежащее ему по праву рождения. Он стал тем, кем и должен был стать, — вождём Снежных Волков. После десятков лет скитаний и жизни в изгнании его народ снова свободен!

Пролог

Они пришли, когда Гул'дан позвал их, тех, кто по собственной воле продал свои души Тьме. Когда-то они, как и Гул'дан, глубоко постигли мир духов. Когда-то их занимала природа и место орков в ней, и они учились у зверей в лесах и полях, у птиц в небесах, у рыб в реках и океанах. И сами были частью этого круговорота, не больше и не меньше.

Но не теперь.

Шаманы в прошлом, ныне колдуны, они вкусили лишь малую толику силы, и была она сладкой и дразнящей, подобно капле мёда на кончике языка. И каждый день их усердие вознаграждалось все большей силой. Гул'дан учился у мастера Нер'зула до тех пор, пока не превзошёл учителя. Несмотря на то, что именно благодаря Нер'зулу Орда стала мощной и неудержимой, словно гигантская волна, несущая разрушения, у него не хватило мужества пойти дальше. Слабым местом Нер'зула было благородство, всегда присущее его народу. Гул'дан такими слабостями не обладал.

Со временем Орда уничтожила все живое в этом мире. Но как удовлетворить бурлящую жажду крови? И орки подняли боевые топоры друг против друга, клан уничтожал клан в отчаянном стремлении утолить жестокие страсти, клокотавшие в их сердцах. Именно Гул'дан обнаружил новую цель, которая утолит кровавую жажду, обуревавшую Орду. Скоро они отправятся в новый мир, полный ни о чём не подозревающей, а потому лёгкой добычи. Жажда крови затмевала оркам разум, и буйная, неуправляемая Орда нуждалась в мудром вожде. И именно Гул'дан возьмёт на себя ответственность за будущее соплеменников.

Гул'дан кивнул им, когда они вошли. Его маленькие, налитые кровью глазки не упускали ни единой мелочи. Один за другим эти орки пришли на зов, как презренные животные к хозяину. К нему.

1

«Даже животные мёрзнут в такую ночь, как эта, — подумал Дуротан и рассеянно почесал за ухом своего лохматого друга. Острозуб одобрительно рыкнул и придвинулся поближе. Волк и вождь орков молча наблюдали, как за сводами пещеры тихо падают белые снежинки.

Когда-то Дуротан, вождь клана Снежного Волка, жил в более благодатном краю. Он размахивал топором среди буйной зелени, прищуривая маленькие глазки от яркого солнечного света и брызг горячей человеческой крови. Когда-то его народ был един. Плечом к плечу сражались они, и зелёная волна смерти катилась по склонам холмов, стремительно поглощая человеческое племя. Вместе они пировали у костров, отмечая очередную кровавую победу, в то время как их дети дремали у огня, повторяя во сне подвиги отцов.

Но теперь жалкая горстка орков клана Снежного Волка прозябала в холодных Алтеракских горах чужого мира. Единственными их друзьями были эти огромные белые волки. Они ничуть не напоминали тех гигантских чёрных волков, которых когда-то приручил народ Дуротана. Но волк всегда остаётся волком, какого бы цвета ни был его мех. Терпеливые орки подчинили своей воле и этих зверей. Теперь орк и волк вместе охотились и согревали друг друга бесконечными снежными ночами.

Тихий гнусавый звук, донёсшийся из глубины пещеры, заставил Дуротана обернуться. Его грубое, изрезанное морщинами лицо, на которое наложили свой отпечаток злобный нрав и бурная жизнь, смягчилось. Это заплакал его маленький сын, который получит имя только в особый День Наречения Имени, назначенный в этом цикле.

Оставив Острозуба наблюдать за снегопадом, Дуротан поднялся и, тяжело ступая, направился в глубь пещеры. Драка кормила ребёнка и только что отняла его от груди, именно поэтому он и захныкал. Дуротан наблюдал, как черным, острым словно бритва ногтем Драка сделала у себя на груди, у самого соска, глубокий разрез и снова дала малышу грудь. Её красивое лицо с мощными челюстями даже не дрогнуло. Теперь ребёнок получит не только питательное молоко, но и материнскую кровь. И это самая подходящая пища для юного воина, на которого возлагались большие надежды. Ведь сын Дуротана — будущий вождь Снежных Волков.