Вот мы и встретились

Голден Кристофер

Встреча выпускников в маленьком американском городке. Скучный "вечер воспоминаний"? Нет. Кошмар, в который погружается человек, внезапно осознавший, что все его воспоминания о прошлом — ложь. Не было ни дружбы, ни школьных романов. Был ад насилий и убийств, невольно спровоцированный двумя парнями, завладевшими древним гримуаром "Темные дары" — и так и не научившимися контролировать свою силу. Но теперь книга — в руках человека, хорошо понимающего, что она собой представляет. И теперь ужас прошлого возвращается!

Глава первая

В то прохладное октябрьское утро мир все еще казался на удивление надежным и прочным. Но вечно ему таким оставаться не светило.

Или хотя бы какое-то мало-мальски долгое время.

Уилл Джеймс вышел из подземки на станции «Портерсквер» в самой гуще утренней толпы, наслаждаясь теплым солнышком и свежестью осеннего воздуха. Прочие пассажиры, которых изрыгала подземка, были, как всегда, предельно необщительны. Они либо просто опускали глаза, либо упорно сосредоточивались на правильном следовании по своим утренним маршрутам. И все же Уиллу удалось уловить исходящий от них посыл — некую атмосферу, ясно сказавшую ему о том, что они не меньше него наслаждаются ясным утром и голубизной осеннего неба.

Грузная негритянка торопливо затопала следом за Уиллом, когда он по Массачусетс-авеню направился к себе на работу. Уилл спиной ощущал исходящие от нее волны типа «скорее, скорее», а потому отступил в сторонку и остановился. Когда негритянка проходила мимо, он отсалютовал ей бумажным стаканчиком из «Данкин Донатса» и улыбнулся. Женщина ничего не сказала, но все же улыбнулась в ответ и потопала себе дальше.

Надорвав крышку на бумажном стаканчике с кофе, Уилл подул в образовавшуюся дырку. Раздался легкий свист. Никуда не торопясь, Уилл побрел дальше по тротуару. Формально ему полагалось прибывать на работу в более поздний утренний час, но он почти всегда показывался там пораньше. Уилл работал в «Бостон Трибьюн», бульварной газете, которая твердо держала третье место по объему продаж во всем городе с тех самых пор, как шестьдесят пять лет тому назад ее основал Лью Ортон. Приписанный к отделу «Стиль жизни», Уилл также стряпал для газеты критические статьи по театру и кино. Он всегда подозревал, что, первую пару десятилетий подергавшись в попытках сделать «Трибу» чем-то лучшим, чем-то иным, все местные работники затем дружно решили, что ничем иным эта газета стать просто не может.

Глава вторая

Ночью пошел дождь. Уилл проснулся, доковылял до туалета и усилием воли заставил себя приоткрыть щелки глаз — да и то лишь настолько, чтобы гарантировать попадание струйки в мишень. Вернувшись к беспорядочно разбросанной постели и принимаясь шарить там в поисках нужного конца одеяла, Уилл вдруг услышал стук дождевых капель по подоконнику, а также шум водяных струй, низвергающихся по водосточным трубам.

Едва проснувшись, он поудобней пристроил спину на подушках и позволил приятным шумам себя убаюкать, опять погрузить в сон. Так Уилл всегда делал в своей маленькой спаленке своего родного дома на Парментер-роуд.

К утру дождь перестал, но небо по-прежнему оставалось хмурым, а воздух, что просачивался сквозь лишь частично закрытые окна, — сырым и холодным. Уилл от души потянулся, зевнул и бросил взгляд на часы у себя на бюро. Была уже почти четверть девятого.

Несколько минут Уилл просто лежал в постели с открытыми глазами, сложив руки на груди, точно покойник, и прикидывал, не погрузиться ли ему обратно в сон. Пожалуй, он вполне мог бы еще немного подремать, однако довольно скоро его глаза словно бы сами собой запорхали, раскрываясь, и Уилл понял, что готов встретить новый день. За исключением редких вечеров пьяного дебоширства, Уиллу никогда не удавалось встать очень поздно, даже если он сам этого хотел.

Скребя ладонью щетину на подбородке, он выскользнул из постели в футболке и трусах. Затем подхватил с пола синие, в целом чистые тренировочные брюки. Аккуратно удерживая равновесие, Уилл скользнул ногами в треники, а затем пробежал обеими ладонями по взъерошенным ото сна волосам. Добравшись до ванной, он плеснул себе на лицо немного воды, чтобы окончательно проснуться и попытаться сфокусировать глаза на ответном взгляде из зеркала.