Проделки малышки

Голдрик Эмма

Малышка, такая маленькая, а сколько из-за нее хлопот! Да что там хлопот — неприятностей, страданий и… радости. Ведь благодаря ей прониклись симпатией друг к другу Джеб Лейси и Мэг. Простое интервью, которое должна была взять у Джеба Мэг, началось со смены подгузника крохотной девчушке, словно снег на голову свалившейся незадачливому дядюшке, а кончилось… Пожалуй, вам самим будет интересно узнать!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джеб Лейси жил в старом доме в Урбанне один, поскольку его мать предпочитала обитать в Париже, а сестра Гвен терпеть не могла юг Виргинии и реку Раппаханнок — захолустье, по ее мнению.

Дом из кирпича, камня и дерева был построен после пожара в 1852 году. Оконные стекла были плохо подогнаны к рамам и дребезжали в ветреную ночь, наводя на мысль о привидениях. Две громадных трубы, соединявшие шесть каминов, дымили каждый раз, когда камины топили, но это случалось крайне редко. Крыша протекала, а весной возле дома была непролазная грязь, но это не так уж важно.

Так считал Джеб. Он зарабатывал на жизнь писательским трудом — писал на разные темы, лишь бы заинтересовать какого-нибудь издателя. Три месяца у компьютера, три месяца отдыха на рыбалке — вот так и жил. Для компании Джеб держал собаку. Старому колли на вид было еще больше лет, чем дому. Собака отзывалась одинаково хорошо и на «Эй, старина», и на «Рекс», если вообще слышала, что ее зовут. Колли была большой и красивой. Большим и красивым был и Джеб Лейси. Шесть с лишним футов роста, подтянутый, светло-каштановые волосы, карие глаза в сочетании с набором жемчужных зубов да пара ушей, которые были несколько больше, чем следует. Ну и, конечно, веселая улыбка, которая привлекала всякую женщину от шести до шестидесяти. В общем и целом Джеб Лейси был весьма доволен жизнью.

В тот холодный сентябрьский вечер — было уже десять — Рекс отчаянно залаял, как глупый щенок, когда в дверь позвонили.

— Бог мой, кого это принесло? — пробормотал Джеб.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Полночь. Ведьмин час. На круто взметнувшейся вверх по холму Виргиния-стрит было тихо и безлюдно. Ресторан «Виндоуз», где подавали блюда из даров моря, притулившийся у самого начала улицы, был давно закрыт. На пристани — никого. Через речку Урбанну на другом берегу все еще горел свет в большом доме, известном под названием «Роузджил». Обитатели этого дома жили где-то в большом городе, а в Урбанну приезжали лишь провести летний отпуск на берегу реки.

Мэг и Джеб вышли на веранду, и, неожиданно для себя, Джеб обвил рукой плечи девушки.

— Посмотрите вон туда, — сказал он, показывая на «Роузджил». — Мои предки когда-то владели землей, на которой стоит этот дом, и еще тремя тысячами акров. Вы не поверите, основатель нашего рода Ральф передал в дар три сотни акров, на которых и был основан наш город Урбанна. Слушайте дальше!

— Что же случилось? — Мэг удобно устроила голову на плече Джеба.

— Случилось непредвиденное, — сказал он грустно. — Ральф Уормли умер. Его вдова вышла замуж за одного из трусливых политиков низшего сословия, которому и досталось все ее имущество — вагон и маленькая тележка. В те далекие времена вдовы выходили замуж по нескольку раз, поскольку женщины считались выгодным товаром, особенно женщины с детьми, что создавало их мужьям солидную репутацию.