Благодарю, за всё благодарю: Собрание стихотворений

Голенищев-Кутузов Илья Николаевич

Выдающийся ученый, поэт, переводчик Илья Николаевич Голенищев-Кутузов (1904-1969) волею судьбы большую часть жизни провел за пределами России. В отличие от поэтического наследия, его научные работы хорошо известны читателю. Полное собрание стихотворений поэта осуществлено впервые. В приложении приводятся переписка автора с Вячеславом Ивановым, а также критические статьи В.Ходасевича и Е.Таубер.

Стефано Гардзонио. Предисловие

«Для поэзии Голенищева-Кутузова характерна мысль»

[1]

– так заканчивает Владислав Ходасевич свою рецензию на сборник стихов «Память», изданный в Париже в 1935 г. молодым поэтом-ученым, долго жившим и учившимся в Югославии, в Италии и во Франции.

И действительно, не только единственная прижизненная поэтическая книга Ильи Николаевича Голенищева-Кутузова, но и всё его поэтическое наследие затрагивает богатый культурно-философский пласт, его поэзия – подлинная поэзия мысли. Сборник 1935 года открывается предисловием Вячеслава Иванова, безусловного наставника и прямого вдохновителя музы молодого поэта, хотя, как заявляет сам Иванов, Голенищева-Кутузова как поэта нельзя считать его учеником. Правда, по утверждению Полторацкого, Голенищев-Кутузов считал себя учеником Вячеслава Иванова

[2]

.

Само название сборника, «Память», подразумевает, как опять же указывает Ходасевич, органическую связь «с той противоречивой и сложной, во многом порочной, но в основах своих драгоценной культурой, внутренний кризис которой с 1914 года принял оттенок катастрофический…», т.е. культурой русского символизма.

Вяч. Иванов, со своей стороны, характеризуя поэзию Голенищева-Кутузова, отмечает: «… с преданием – как ветхим, так и свежим – молодой поэт весело и открыто дружит: что и естественно, потому что современная русская поэзия, подобно эллинству предхристианской поры, выработала общий гостеприимный язык. И не уменьшает его самостоятельности, напротив, ярче ее обнаруживает и увереннее утверждает свободная многоотзывчивость его музыки, преломляющей в себе, по внутреннему своему закону, звуковой строй не только заветных песен нашего Баянова века, но и “былин сего времени”

[3]

.

ЮНОШЕСКИЕ СТИХИ (1919-1925)

СТАНСЫ

ПРОВАЛ В ПЯТИГОРСКЕ

«Я помню зори радостного Крыма…»

«Бежит ковыль, трепещут травы…»

«Древний запущенный сад…»