Сибирская Вандея. Судьба атамана Анненкова

Гольцев Вадим Алексеевич

÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷

В советской исторической литературе имя Бориса Владимировича Анненкова, прошедшего путь от сотника 1-го Сибирского казачьего имени Ермака Тимофеева полка до командующего Семиреченской армией, — всегда сопровождалось самыми уничижительными эпитетами, а его дела характеризовались как бандитские. «Яркая по своему безобразию фигура», «зверь», «чёрный герой Гражданской войны, забросавший свой кровавый путь черепами и костями десятков тысяч трудящихся России», «кумир всей белогвардейской накипи» — так писали о нём советские историки. И всё-таки, кто же он, блистательный атаман, названный бандитом, надеждой буржуазии, убеждённым монархистом? Были ли у него особые причины бороться за восстановление рухнувшей монархии? Справедливы ли предъявленные ему обвинения? Правдивы ли легенды о нём? Об этом рассказывает книга В.А. Гольцева.

÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷

От автора

Считаю нелишним представиться читателю.

Родился я в 1930 году в Сибири. В 1950 году из г. Барнаула ушёл в армию. Окончил Канское училище военных переводчиков и Иркутский государственный университет им. А.А. Жданова. Военный переводчик китайского и английского языков, юрист-правовед. Служил в пограничных войсках в Забайкалье (ОКПП «Отпор», «Забайкальск»), в Казахстане, сначала в Панфиловском, ныне Жаркентском пограничном отряде, затем в Алма-Ате — в Управлении Краснознамённого Восточного пограничного округа. Преподавал в Алма-Атинском Высшем пограничном командном ордена Октябрьской революции Краснознамённом училище имени Дзержинского. Прошёл пешком почти всю юго-восточную государственную границу нашей великой Родины от Алтая до Памира. Прослужил 38 календарных лет, демобилизовался 1988 году. Своей службой горжусь и, если было бы возможно начать её заново, возвратился бы к ней без малейших сомнений. Полковник в отставке. Проживаю в Алматы.

Почему я пишу об Анненкове?

Военная судьба занесла меня в места, где происходили события Гражданской войны, связанные с его именем. Всегда интересовавшийся историей, я не мог пройти мимо этих событий и главного их героя — атамана и генерала Анненкова. В Джаркенте мне довелось служить в том же военном городке, в котором дислоцировался в своё время 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева полк, куда был выпущен и где начинал службу хорунжий Борис Анненков. Дела службы неоднократно приводили меня в бывшую ставку атамана — Уч-Арал, в бывшие казачьи станицы Урджар и Маканчи, в укрепление Бахты, в города Лепсинск и Капал и в сохранявшие ещё тогда свои исконные названия сёла Андреевка, Покатиловка, в сёла знаменитой Черкасской обороны. Через Джунгарские ворота, вдоль речонки Чиндалинки, через Чулакскую долину и далее — ущельями проделал я и путь Анненкова в Китай, взбирался на Сельке, Юкок и другие перевалы, под которыми нашла последнее пристанище армия Анненкова, гордо названное им Орлиным гнездом.

Многократно проходя анненковскими путями-дорогами, я не мог не обратить внимания на судьбу этого человека и, давно заинтересовавшись ею, начал робко собирать материалы об атамане — в те давние времена делать это в отношении врагов советской власти было не принято. И если о чём и сожалею сейчас, то только о том, что всерьёз приступил к этому поздно, когда уже не было на свете участников тех событий. А ведь многих я знал, со многими даже жил рядом. Остаётся теперь только клясть свою робость… Получить информацию из первых рук сейчас уже не представляется возможным: все участники событий — и красные, и белые — мирно уживаются в другом мире, и сегодня уже не встретишь на этой земле ни анненковцев, ни красных партизан, ни участников Черкасской обороны, ни красногвардейцев и красноармейцев. Время, когда можно было увидеть человека с татуировкой «С нами Бог и атаман Анненков», прошло.

Проклятая фамилия

В советской исторической литературе имя этого человека всегда сопровождалось самыми уничижительными эпитетами, а его дела характеризовались как бандитские. В политической литературе он был ярым врагом рабочих и крестьян, в художественной — ему придавали звериный облик, а многочисленные писатели не уставали придумывать самые отвратительные сцены с участием этого героя.

«Яркая по своему безобразию фигура», «зверь», «чёрный герой Гражданской войны, забросавший свой кровавый путь черепами и костями десятков тысяч трудящихся России», «кумир всей белогвардейской накипи» — таков далеко не полный перечень эпитетов, которыми наградил это историческое лицо лишь один автор

[1]

.

Сейчас, когда оценки исторических личностей и их деяний изменились, когда на многие события прошлого мы стали смотреть по-иному, когда увидели свет документы и мемуары их современников и соратников, ранее находившиеся под замком, следует по-новому взглянуть на трагическую судьбу этого незаурядного человека и дать ему справедливую оценку. Это нужно сделать хотя бы для того, чтобы восстановить историческую правду и доброе имя. Сделать это тем более необходимо потому, что время от времени продолжают появляться материалы, в которых его личность и дела по-прежнему оцениваются тенденциозно, с помощью домыслов и непроверенных фактов.

Я давно интересуюсь этим человеком, прошёл по местам, в которых он жил, служил и воевал, и никогда не был согласен с так называемой рабоче-крестьянской оценкой его личности, а собранный мною материал и его осмысление позволяют мне утвердиться в своём мнении.

Так кто же он, блистательный атаман, названный бандитом, надежда буржуазии, убеждённый монархист

[2]

, именем которого, по утверждению советской пропаганды, пугали детей? Были ли у него особые причины бороться за восстановление рухнувшей монархии? Справедливы ли предъявленные ему обвинения? Правдивы ли гуляющие о нём легенды? На эти и другие вопросы я попытаюсь ответить в своём исследовании, понимая при этом, какую реакцию оно может вызвать у яростных противников моего героя. Биографические сведения, которые дают об этом историческом лице советские энциклопедии и политические словари, кратки и стереотипны: родился… окончил… злейший враг… расстрелян…