Слуга двух хозяев

Гольдони Карло

«Чтобы создать нацию, сперва надо создать театр». Этот мудрый совет Гете, при всей парадоксальности формулировки, весьма характерен для эпохи Просвещения, утвердившей принцип воспитательного значения искусства вообще и театра в частности. Применительно к Италии второй половины XVIII века мысль Гете особенно верна. Быть может, ни одна область итальянского искусства не способствовала так становлению национального самосознания, как театр. Карло Гольдони, Карло Гоцци, Витторио Альфьери – признанные его вершины. Люди разных общественных позиций (буржуа, патриций-архаист, аристократ-тираноборец) и художественных темпераментов (комедийный бытописатель, сказочник-фантазер, трагик), они шли в одной упряжке времени, разрушая старые представления и способствуя рождению новых. Они работали на тот «будущий итальянский народ», которому посвятил последнюю свою трагедию «Брут Второй» Альфьери.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.

Панталоне деи Бизоньози, венецианский купец.

Клариче, его дочь.

Доктор Ломбарди.

Сильвио, его сын.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Сильвио, Панталоне, доктор, Клариче, Бригелла, Смеральдина, слуга Панталоне.

Сильвио (протягивая руку Клариче).

Вот вам моя рука; с нею вместе отдаю вам и мое сердце.

Панталоне (к Клариче).

Ну, ну, стыдиться нечего! Дайте и вы руку – и все тут. Вот теперь вы обручены, а затем мы живо вас повенчаем.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Труффальдино и Смеральдина.

Труффальдино.

Мое нижайшее почтение, синьоры! Какое прекрасное общество!

Панталоне (к Труффальдино).

Кто вы такой, мой друг? Что вам угодно?

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Беатриче в мужском костюме, под именем Федериго.

Беатриче.

Синьор Панталоне, любезность, восхищавшая меня в ваших письмах, решительно не соответствует вашему личному обращению со мной. Я посылаю слугу с приказанием доложить обо мне, а вы заставляете меня дожидаться на улице, удостоив приглашением только через полчаса.

Панталоне.

Простите… Но кто вы, синьор?

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Панталоне, Беатриче, Бригелла, потом слуга.

Панталоне (хочет бежать за Клариче).

Ах ты пустомеля! Ты что это болтаешь?

Беатриче.

Стойте, синьор Панталоне! Мне ее жалко. Не будьте так суровы. Со временем я надеюсь заслужить ее расположение. А пока займемся нашими счетами. Это, как вам известно, тоже одна из причин моего приезда з Венецию.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Беатриче и Бригелла.

Бригелла.

Нельзя ли узнать, синьора Беатриче…

Беатриче.

Тише, ради бога! Не выдавайте меня. Бедный брат мой умер, убитый рукою Флориндо Аретузи или кем-то другим, но из-за него же. Вы помните, конечно, что Флориндо полюбил меня, а мой брат ни за что не хотел, чтобы я отвечала ему взаимностью. Я не знаю, как у них вышла ссора, но Федериго умер, а Флориндо, боясь судебного преследования, скрылся и даже не мог попрощаться со мной. Видит бог, какое горе причинила мне смерть бедного моего брата и как оплакивала я его! Но ведь его не воскресишь, а я в отчаянии, что потеряла Флориндо. Зная, что он бежал в Венецию, я решила последовать за ним, переодевшись в платье моего брата, и захватила его рекомендательные письма. И вот я здесь, в надежде, что найду своего возлюбленного. Эти письма, а еще более ваше свидетельство заставили синьора Панталоне поверить, что я Федериго. Мы с ним подведем счета, я получу с него деньги и тогда смогу помочь Флориндо, если потребуется. Видите, куда заводит любовь! Посодействуйте же мне, дорогой Бригелла, помогите! Я щедро вознагражу вас.