Ядерный скальпель

Голодный Александр

Он не умер и вернувшись,он снова в строю. Свой долг он выполнит до конца.

Александр Голодный

Ядерный скальпель

Стоя у открытого входа в бункер управления, рядом с громадой развернутой лепестковой спутниковой тарелки, прищурившись, я смотрел на заходящие со стороны солнца ударные беспилотники. Рация в правой руке плевалась обрывками команд — разворошенный муравейник военных и КИБ зашевелился. Поздно. Получив код применения, орбитальные платформы приступили к выполнению задания, отправляя к Земле термоядерные боевые блоки. Хрустальный остров доживал последние мгновения, как и населяющие его пятьдесят миллионов человек. Остатки чувства самосохранения требовали немедленно укрыться в бункере, вернуться в аппаратную к остывающим телам Штольца и Сьюзи, но сознание руководствовалось лишь достоинством и честью советского офицера. Нельзя жить, совершив подобное, нельзя наслаждаться жизнью, если совесть отягощена убийством, массовость которого не укладывается в голове. Яркие точки НУРСов отделились от крыльев штурмовиков и устремились к земле. Уверен, что трансфокаторы носовых видеокамер выведены на максимальное приближение и операторы беспилотников сейчас пристально вглядываются в изображение на экранах своих мониторов. Надеюсь, лицо Черного Теха запомнится им навсегда.

Из серии близких взрывов почувствовал только первый…

Не было безвременья, золотых искр и ласкового дыхания Всевышнего. Рассекающая тысячей лезвий боль без перерыва сменилась судорогой электрического удара, впрочем, быстро схлынувшей. Подгоняемое нарастающим удушьем тело само активно заработало руками и ногами, и я вынырнул на поверхность. Сине-зеленое море, мощные валы волн, грозовые тучи над головой, светлая полоса набережной впереди. Опять военный санаторий? Или это Бирюзовая бухта КИБ? Но как?..

Стоп! Это же волноломы и галечные пляжи Дивноморска! Узнавание пришло мгновенно, подкрепленное захлестнувшей со спины волной. Отплевавшись, провожу рукой по голове и лицу. Сомнений нет — это снова то тело, которое покинул больше года назад. Или не покидал?! Из ступора чувств и обрывков мыслей вывел очередной прозрачный горько-соленый вал. Ладно, разберусь потом. Ложусь на курс к берегу, мощно выгребая в теплой воде. Впрочем, мощности хватило ненадолго — сил у сорокапятилетнего военного пенсионера явно поменьше, чем у ставшего привычным тела поджарого, отлично тренированного бойца «Дельты». Черт, было или не было?!

Пляж возле прикрытого полотняным тентом солярия достаточно быстро приближается. Кстати, о птичках — а в чем я на него приходил год (или два часа) назад? И где могут лежать вещи?