Благородный Кюн

Голубев Владимир

14.05.10 Повесть завершена

Пролог

Павел Ильич.

Тоненькие ниточки магических линий были на Земле большой редкостью. Когда ты переполнен энергией, тебя мало волнует наличие такого мизерного источника, но когда запас минимален, ты готов годами жить в далекой глуши, чтобы чуть-чуть, на доли процента, пополнить свой запас. Всё лето и даже часть весны и осени проводил я в пещере в меловых горах. Из главной пещеры, в которой находилась тоненькая ниточка магической силы, уходили в стороны несколько темных лазов, а потому пещеру облюбовали любители-спелеологи. Мой жуткий, от ожогов, вид добавлял романтики их походам. Истории, которые они рассказывали обо мне у костра, в моё отсутствие, всегда удивляли выдумкой и разнообразием. Слушать их на ночь было страшно, и необычайно интересно. Дым от костра уходил наружу в специальный дымоход, и в пещере было чем дышать. Я второй год являлся главным экспонатом, достопримечательностью этих мест. Мальчишки из ближнего села понимали это интуитивно и таскали мне еду. То вареную курицу, то пирожки, а иной раз и полтарашку молока. Навести морок, чтобы чужие люди не нашли вход в пещеру, много силы не надо. Мальчишкам я глаза не отводил, и они приводили в пещеру туристов за деньги. В основном приходили любители-спелеологи, или байдарочники, сплавлявшиеся по реке, пещера была отмечена у них на карте. Место для ночлега на берегу было очень удобное.

— Ладно, разложу подарки, пока Хозяин возвращается, — один из мальчишек с серьезным видом развернул чистое вафельное полотенце, и начал раскладывать запасы еды. В воздухе тут же запахло свежими пирогами, моими любимыми, с капустой. Пришлось вылезти из уютной пещеры, служившей мне спальней, где я лежал на громадном мешке, набитым пижмой и полынью, служившим мне матрасом. Он давал и аромат, и тепло, и мягкость. Туристы были впервые, и испугались моего вида, как все нормальные люди.

— Это вы еще историй не успели наслушаться от мальчишек. Тогда точно разрыв сердца был бы, — успокоил я их. Деревенские мальчишки обрадовались похвале, заулыбались.

— Вы извините нас. Нехорошо получилось, — старший из туристов начал оправдываться. Второй и третий лазы были короткие, заканчивались уютными пещерами, а четвертый лаз уходил глубоко вниз, неоднократно раздваивался, менял направление, как будто хотел запутать.

Глава 1. Разбитое сердце

Павел Ильич.

Хозяйка ушла, твердо решив выгнать меня с квартиры, как только придумает повод. К полудню Вероника проснулась и вспомнила, как её зовут. Я не захотел дожидаться естественного хода выздоровления, и надумал воспользоваться услугами Харда. Его заклинание исцеления всегда давало отличный эффект. Хотел «пригласить» его посетить Землю, но немного задумался, зная его нелюбовь к неожиданным «вызовам». Неожиданно, знание перемещения себя самого между мирами всплыло в голове, как будто оно всегда было там. Я очутился в Роззе, радуясь, что теперь нет необходимости возвращаться в свой старый дом, где меня ожидает засада, а Веронику смерть. Хард совсем не удивился моему появлению.

— Давно бы так! Ленив ты, друг мой, ленив. В нашей спецшколе тебя бы пороли розгами каждый день! Прекрасно знаешь, нужно целый день заниматься магией, а не на пляже загорать!

— Ну и кто разменял седьмой десяток, я или ты? Ворчишь и ворчишь!

— Я любя! По дружески, — обнял меня Хард.