Никита Добрынич

Голубев Владимир

(20/03/11)

Пролог

Дядя Володя оказался тихушник, каких поискать. Никита никогда не воспринимал всерьез ни самого дядю, ни его двух старых друзей-одноклассников. Дожили до седых волос, и остались детьми. Югин, «дядя Слава», всю свою недюжинную энергию направлял на любимое занятие — охоту. Никите казалось, что позволь ему занятие охотой достойно прокормить его многочисленных жен и любовниц, «дядя Слава», не задумываясь, бросил бы свой бизнес. «Дядя Коля» — Кит, кроме своего «лифта» не имел иного якоря в жизни. Со своим сыном Кит виделся раз в два-три года, даже жениться снова не смог. Однажды Никита видел любовницу Кита — старуха, лет на пять моложе самого «дяди Коли». Дядя Володя, даже на фоне своих друзей-неудачников, выглядел самым закоренелым. Подкаблучник, жалкий интеллигент, не рискнувший, как Югин, зарабатывать самостоятельно, не сумевший, как Китин, «приватизировать» в НИИ результаты своего труда.

Никита смотрел на своего родного дядю и не «узнавал» — три месяца дядя Володя путешествует со своими друзьями по другим мирам с помощью «лифта», приватизированного Китиным много лет назад в родном НИИ, и никто об этом не знает! По Никитиным представлениям эти большие дети должны были бы давно всем всё растрезвонить. Китин — похвастаться своей бывшей жене, чтобы та поняла, как она была неправа двадцать лет назад. Югин — собрать всех своих приятелей-охотников для организации грандиозного сафари. Дядя Володя — пошло и незатейливо доложить жене, что время он проводит не в попойках с друзьями, а занимается полезным делом. Ничего этого, по слова дяди, не произошло.

Возможно, Никита еще долго бы ничего не узнал, но проговорилась бабушка Никиты. Дядя Володя решил спрятать свою мать, от греха подальше, в 1894 год, та позвонила внуку, захотела попрощаться.

Глава 1. Простые решения сложной проблемы

Окрестности Карачева были покрыты непроходимыми лесами. Возможно, отсюда и пошло название города — «Черный лес», от тюркских «кара» — «черный» и «чев» — «лес». Густой лес помогал скрываться Мышкину со Светланой и Фёклой. Дорога, проходящая через эти леса, и соединявшая Южную и Северную Русь, была достаточно насыщена движением. По ней хаживали и купцы, и крестьяне. Это помогло Мышкину легко проникнуть в город. Жили в окрестностях Карачева вятичи, они пришли сюда с запада, из польских земель. Славянские корни языка, позволили Мышкину легче понимать жителей.

Земли эти долго сохраняли независимость, столетие назад только вошли в состав Черниговского княжества, а затем, в состав Северского княжества. На правом, высоком, берегу реки Снежеть, возвышаясь над ее уровнем на 10 метров, располагался город. Он занимал шесть гектаров, и имел двое ворот: с юга, со стороны реки, и с востока, со стороны дороги, соединяющей Мценск и Брянск. С запада и юга город был защищен высокими берегами реки, с севера его защищал огромный ров, и вал. Восточный склон города, вместо рва, защищал глубокий овраг, но вал все равно был насыпан. Кремль, увы, был деревянный. По всему периметру вала тянулась городская стена, составленная из ряда толстых бревенчатых срубов, приставленных вплотную один к другому. Внутри они были заполнены землей и щебнем. В высоту стена была восемь метров, в толщину два. По внешнему краю этой стены тянулся высокий забор из толстых дубовых горбылей, с прорезанными в нем бойницами. На всех углах стены были возведены бревенчатые башни. Такие же башни высились над городскими воротами. В первый раз Иннокентий Петрович осмотрел город, сделал даже небольшие покупки, но узнать о братьях Коробовых ничего не смог. Во второй раз Мышкину помогли, приютившие их, вятичи. Щедрые дары Иннокентия Петровича, непосредственность Фёклы и университетские знания психологии Светланы сыграли свою роль. Местные жители собрали на продажу в Карачев яйца, творог и сыр, добавили пару мешков зерна, урожая прошлого года, и поехали торговать. Мышкина взяли с собой, но могли не брать, всю информацию они добыли самостоятельно. Братьев Коробовых захватили на территории священной для язычников рощи. Христианство давно воцарилось в Карачеве, но старые святыни не исчезли. Находиться в роще было нельзя, но и покарать нарушителей традиций князь не решался. В Карачеве гостил высокопоставленный священник, направлявшийся в Рязань. Через пару недель он уедет, и чужаков можно будет казнить. Новости произвели на Фёклу шоковое действие, Светлана тоже расстроилась. Каждый предложил свой способ спасения. Фёкла решила добиться свидания со священниками, с целью уговорить их забрать Коробовых с собой в Рязань. Светлана задумала подготовить побег. Мышкин решился на политическое убийство. Он считал, что смерть князя отсрочит отъезд священников в Рязань и, скорее всего, отодвинет разбирательства с Коробовыми на второй план. Иннокентий Петрович, с моральной точки зрения, был против убийств невинных людей, он был против убийств вообще, но он всю свою жизнь планировал массовые убийства или учил убивать, выбрав себе путь профессионального военного. Мало того, приводил эти планы в жизнь, убивал военных, убивал гражданских. Сейчас Мышкин видел простой, легко осуществимый путь: застрелить одного человека, спасая жизнь трех других. У него появилось небольшое моральное оправдание. Раньше, кроме громких фраз о борьбе за счастье народа, или спасения отечества, не было ничего. Звучали эти слова с обеих сторон, и получалось, что нужно убить весь русский народ, чтобы Россия зажила счастливо.

Фёклу священники сдали князю сразу, как только она завела разговор о Коробовых. Подозрительная молодая девица, плохо одета, невнятно говорит. Это не повод портить отношения с князем. Светлана истратила на подкуп все наличные деньги, раздарила драгоценности, и не была схвачена только из-за подстраховки Мышкина. Тому пришлось убить двух человек, чтобы спасти Свету — княжеский холоп, обещавший помочь, привел с собой дружинника. Иннокентию Петровичу пришлось стрелять из пистолета. Глушитель помог проделать всё тихо. Мышкин даже успел ударить пару раз кинжалом, чтобы замаскировать отверстия от пуль.

Иннокентий Петрович сам удивлялся, как легко ему даются эти ужасные поступки, и как он невероятно хладнокровен. Безопасность Светланы значила для Мышкина сейчас больше собственной жизни. Мысли об этом занимали у него в голове главное место. Переполох в кремле поднялся страшный, так как был убит дружинник князя.