Сокрытые-в-тенях

Гомонов Сергей:

Как доброго лица не прозевать,

Как честных угадать наверняка мне?

Они решили маски надевать,

Чтоб не разбить своё лицо о камни.

Я в тайну масок всё-таки проник,

Уверен я, что мой анализ точен:

И маски равнодушия у них

Защита от плевков и от пощёчин.

В. Высоцкий.

Гомонов Сергей

Сокрытые-в-тенях

1 часть. Салют упавших звезд…

Наконец-то пальцы наткнулись на связку ключей, весело звякнувших среди остального сумочного хлама. Ненарокова отыскала в темноте замочную скважину. Открыв замок, с облегчением дернула дверь на себя. А ведь только вчера вкрутили лампочку в подъезде! Как вкрутили, так, видимо, и выкрутили — дурное дело нехитрое.

Инстинктивная женская… нет, не боязнь — скорее опаска… темноты отступила в тот же миг, когда в коридоре вспыхнул свет, а из дальней комнаты донеслись голоса телеведущих, аплодисменты и музыка.

— Бориска! — окликнула Людмила сына.

Не дождавшись ответа, стала разуваться. Может быть, хоть кто-то из друзей сумел вытащить его на улицу из-за этого проклятущего компьютера?

2 часть. И у могильных плит, и у святых песков…

— Высочайшим повелением следует явиться…

Несказанно трудно просыпаться и ехать куда-то посередь вьюжной ночи да на исходе зимы, но между тем — и не отвертишься: «Высочайшим повелением…», вот ведь как…

Чуть замешкался Ольсар, при неровном свете масляной лампы разыскивая беспечно заброшенную невесть куда маску. Злые гонцы-возницы у порога ночлежки притопывали ногами в свежем снегу и кляли на чем свет стоит градское начальство, сюда их заславшее.

Тщательно спрятав лицо свое, пожилой сыскарь снял с комода лампу и напоследок оглянулся в дверях на временное пристанище в целях убедиться, что не забыл чего спросонья. Вот же власти Целенские — везде разыщут, да как животину из зимней спячки подымут! Никакого почтения к сединам Ольсара и к его прежним заслугам перед государством! Эх ты, жизнь кривая.

3 часть. Прыжки через собственную тень…

Дождь все скулил и скулил, заведя однажды монотонную руладу осени, а вскоре утомившись и приняв затяжную форму. Понуро стояли в больничном сквере обремененные влагой клены, из охристо-красных они стали уныло-ржавыми и всем своим видом молили о том, чтобы дунул ветер посильнее и стряхнул наземь более не нужную им крону. Хроническая непогода рождала хронически угрюмое расположение духа даже у людей здоровых, не говоря уже о пациентах городского психоневрологического диспансера, как гласила неопрятная перекошенная вывеска над крыльцом здания.

Пятый день с того момента, как Диана осознала свою личность, прошел впустую. Даже самому профессору А.М. Мищукову не удавалось на сеансах выудить из затравленного медикаментами мозга больной ни одного полезного воспоминания, которое подтолкнуло бы пациентку на нужный путь и, возможно, исцелило.

Дину более не привязывали, не кололи ей транквилизаторы и даже позволяли свободно ходить по территории всей лечебницы. Кассандрушка-Аня еще сторонилась ее после того ночного разговора, и Дину все сильнее разбирало любопытство: что знает, что видит в ней эта нелепая ясновидящая с забинтованными запястьями? А за ними по-прежнему

наблюдали

. Наблюдали, приглядывались, настороженно и зловеще, суля неведомое.

Кто-то

, прячущийся в тени. При мысли о нем Диану лихорадило.

Даже будучи в уборной или в любом другом месте, где приходилось оказываться одной, стоило Дине только подумать о наблюдателях, она тут же впадала в панику и сломя голову неслась искать хотя бы одну живую душу для успокоения. Мищуков лишь качал головой: говорить об улучшениях было слишком рано, а с излишним оптимизмом он расстался уже давным-давно, еще во времена незабываемой первой практики в местном морге.

4 часть. За что мы сражаемся дальше?

5 часть. Мы стояли друг к другу спиной