Эльфы, волшебники и биолухи.

Гончарова Галина Дмитриевна

Так вот бывает — преподаешь биологию, у тебя семья, дом, в перспективе докторская диссертация, а однажды — открываешь дверь — и вот они, проблемы! Стоит на пороге какая-то выдра и заявляет, что твой законный муж — самый настоящий волшебник! И он еще должен производить новых волшебников. Так что подавай на развод — и скажи спасибо, что тебе жизнь оставили. Кто-то мог бы и послушаться. Но я, Валечка Серова точно не из таких. Волшебники? И что? После студентов это уже не проблема. Значит так, сейчас прочитаем заклинание на выявление колдовских способностей, а потом — галопом по мирам за сырьем для волшебной палочки и еще нескольких особенно нужных начинающему магу вещей. Наш девиз — Пришел (без приглашения), Увидел (нагло пялился), Утащил (и не мелочился). Кому тут спокойная жизнь надоела? Я иду!

Галина Гончарова

Эльфы, волшебники и биолухи

ГЛАВА 1

Апрельский денек начинался прекрасно. Дождик, моросивший всю неделю, и изрядно портивший мне настроение, наконец-то решил отвалить в чужие края. Небо было чистым и обещало теплый солнечный день. Молоко не убежало, овсянка, которую мы с мужем тихо ненавидели и ели только для тренировки силы воли, не пригорела, а кофе не залил плиту. И на автобус (государственный) я вовремя успела, не измазавшись по уши, и с соседкой (стервой, занудой и сплетницей) не встретилась. Даже студенты решили взять выходной, и не плевались бумагой, не болтали, и не писали на партах. Никому не хотелось учиться, а мне не слишком хотелось их учить. Так что мы быстро провели занятия без шума и пыли, и смотались якобы на пруд за образцами, а на самом деле по домам. Все складывалось слишком хорошо. Стоило бы насторожиться, но куда там! Я была счастлива, как после прослушивания очередного выступления Жириновского! И решила устроить для нас с мужем маленький семейный праздник. Свечи, вино, лирическая музыка, танцы с продолжением в горизонтальном положении… Ники согласился со мной, сказал, что в апреле гормоны еще сильнее требуют праздника, чем в марте, и пообещал приехать домой к семи. Оставалось полчаса до назначенного срока. И я сейчас следила за мясом, за пирогами с повидлом, которые обожал муж, и одновременно резала салат, стараясь не оставить в нем своих пальцев. Было уже полседьмого, когда в дверь позвонили. Я развязала передник, окинула взглядом стол и кивнула. Все готово, осталось только подать на стол. И пошла, открывать, на ходу поправляя прическу.

— Явился? Мой руки и… — слова застряли у меня в горле, потому что вместо Ники на пороге я увидела какую-то девицу.

— Здравствуйте, Валентина Алексеевна, — вежливо улыбнулась она.

— Чего надо? — невежливо спросила я. Потом надела очки и оглядела гостью с головы до ног.

— Мне надо с вами поговорить.

ГЛАВА 2

— Твою мать!

Это были мои первые слова в другом мире. А как только я смогла дышать, слышать, видеть и говорить, я добавила к ним еще парочку русских народных. Я сидела в здоровенной луже, глубиной мне по пояс, и от любимых, чистых, выстиранных “миф-универсал” и пахнущих стиральным порошком джинсов остались лирические воспоминания. За шиворот тоже текло. С неба моросил мерзкий дождик. Стояла ранняя осень, судя по окраске листьев на деревьях, а осень я просто ненавидела. Это Пушкин мог писать: “Унылая пора, очей очарованье…” Он-то, небось, дома у окошка сидел, а не посреди этого, с позволения сказать, “очар-р-рования”, в грязной луже. И штаны он сам себе тоже не стирал, после прогулки в такую очаровательную, мать ее трижды за ногу, погоду. С другой стороны, чего я сижу-то? Что я в этой луже забыла?

— Так, Вэл-не-Килмер, — скомандовала я себе, — Выползай из лужи, и будем с тобой лукать на обстановку.

(лукать — от английского look, смотреть, прим авт.)

Дурные привычки возвращались мгновенно. Еще когда мне было девятнадцать лет, мама вышла замуж в пятый раз, и перебралась к мужу, переписав квартиру на мое имя. До встречи с Ники я жила одна, радио я тихо ненавидела, телевизор смотреть было просто скучно, оставалось только разговаривать сама с собой. Выйдя замуж, я неохотно рассталась с этой привычкой, но, похоже, не до конца. Вот и сейчас, разговаривая вслух, я незаметно выбралась из лужи. Лужа была, как водится, посреди дороги, дорога посреди поля, а что было вокруг поля, я не видела. Наверное, лес. Он темнел далеко на горизонте. Но в лес мне не нужно.

ГЛАВА 2

— Осторожнее! Ты топаешь, как полк солдат!

— И это мне говорит эльф, чуть не получивший по лбу вилами и граблями!

— Не пререкайся!

Я возмущенно засопела, но решила оставить выяснение отношений на более позднее время. Все-таки в первый раз лошадей ворую! Но сколько впечатлений! Мы решили грабануть конюшню трактира. Я настаивала на частной собственности, но эльф отсоветовал. Сказал, что там сторожа и собаки, да и нет в этом городе хороших лошадей, а вот в трактире разный народ останавливается. И охраны там меньше. Он оказался прав. Всего один сторож, перед которым я появилась прелестным видением — в майке и трусиках.

— Помогите, пожалуйста! Меня ограбили!

ГЛАВА 3

Мы стояли в таком же каменном круге, намертво сцепившись руками. Сейчас меня от эльфа не отодрали бы и все силы ада. Немного успокоившись, я начала разглядывать окрестности. Камни такие же, как и там. Только здесь они выглядят как-то по-другому. Поновее что ли? Да, именно так. Будто по ним каждую неделю проходит уборщица с тряпкой. И поляна вокруг другая. Даже не так. Небольшая поляна, а вокруг нее лес. Здоровенные такие сосны и дубы, высотой с семи-девятиэтажный дом. И эльфы.

Они появлялись неизвестно откуда. Казалось, они просто выходят из стволов деревьев. Такие красивые. С волосами самых невероятных цветов — белый, черный, красный, синий, золотой, они были совсем не похожи друг на друга, и все же казались братьями и сестрами. Что-то в них было неуловимо одинаковое. То ли черты лица, то ли просто его выражение — холодное и высокомерное. Им не было дела ни до кого кроме себя. И до Лефроэля тоже не было дела. Погибнет он или выживет — это его сугубо личные проблемы. Он выжил — это им было до фонаря. Но он приволок с собой меня! И это явно было нарушением. Эльфам это не нравилось. Мне они не нравились еще больше. И я даже прикинула, кого первого бить в морду, ежели что. Молчание сгущалось и нависало над нами, как большая корзина с навозом. И прорвалась. Таким же неаппетитным, как содержимое упомянутой корзины, мелодичным, но до крайности высокомерным голосом.

— Лефроэль, что это значит!? Зачем ты приволок сюда эту соплячку? — наконец открыл рот один эльф.

На вид ему было не больше двадцати лет, а его одежда играла драгоценными камнями, которых хватило бы на годовой бюджет России и Америки, вместе взятых. Я оскорбилась до глубины души. Соплячку!? Ну, погоди у меня, наглец! Хамов я привыкла учить, не отходя от кассы!

— Добрый день, дедушка, — пропела я, с усилием отлепляясь от Лефроэля. — Я знаю, вы просто счастливы меня видеть!

ГЛАВА 4

Эввироля казнили в то же утро. Я сама не присутствовала на казни, Лирин рассказала, что все было очень простенько. Топор, плаха, палач. Перед смертью Эввироль начал поливать Лирин такими словами, что все убедились в его виновности. Лефроэль тоже навестил меня. И очень обрадовался, застав у меня Лирин. Я деликатно закрыла глаза, чтобы не мешать нежной встрече. Как я их понимаю. Когда мы с мужем встречались даже после одного дня в разлуке, нам было глубоко наплевать на окружающий мир. Наконец я устала ждать и открыла глаза. Эльфы отпрянули друг от друга и уселись напротив меня.

— Чем ты планируешь заниматься? — спросила Лирин.

— Ничем особенным. Мне нужны еще волшебная палочка и талисман. Из чего делать талисман я пока не знаю, а что касается волшебной палочки — я уже придумала. Надо сделать ее из ветки дерева Эстрид.

— Дерева Эстрид!? Ты с ума сошла!? — Лирин смотрела на меня, как на сумасшедшую. Как я ее понимаю.

— Что тут такого? — уточнила я.