Свободное падение

Гордон Родерик

Уильямс Брайан

Упав в бездонную подземную пропасть, четырнадцатилетний Уилл Берроуз мысленно прощается с жизнью… но оказалось, что это только начало нового жуткого приключения, в котором ему предстоит столкнуться с огромными плотоядными пауками и смертельно опасными Пресветлыми.

Но страшнее всех стигийки-близнецы, жаждущие свести с ним счеты…

От издательства «Chicken House»

Восхитительный, абсолютно непредсказуемый роман — догадаться, что будет дальше просто невозможно. И это ещё не конец приключений наших друзей (и врагов) из «ТУННЕЛЕЙ». Таинственные события и ужасающие монстры… Это просто великолепно!

Барри Каннингем

Издатель

Часть первая

Ближе и дальше

Глава 1

— М-мэ-э-э, — негромко простонал Честер Ролс. У него пересохло во рту и язык едва ворочался. — Мам, отстань, а! — наконец выговорил он, улыбаясь сквозь сон.

Кто-то щекотал ему ногу. Так всегда делала его мама, когда он по утрам, несмотря на писк будильника, не мог заставить себя вылезти из кровати. Спастись от щекотки можно было только одним способом: сбросить одеяло и собраться в школу.

— Ну мам, ну еще пять минут! — взмолился мальчик, не открывая глаз.

В постели было так уютно и тепло, что Честер с радостью пролежал бы так целую вечность. По правде говоря, он часто притворялся, будто не слышит будильника, и ждал, пока мама придет проверять, встал ли он.

Он всякий раз радовался, когда открывал глаза и видел, что она сидит в ногах кровати. Честер любил мамину улыбку, ласковую и солнечную. Мама даже в самый ранний час неизменно была бодрой. «Я жаворонок, — весело оправдывалась она. — А вот папка наш, пока кофе не напьется, и на человека-то не похож!» Тут она строила сердитую гримасу, втягивала шею в плечи и ворчала по-медвежьи. Честер повторял за ней, и мама с сыном заливались смехом.

Глава 2

Пробираясь по лавовому туннелю, Дрейк вдруг услышал шум. Он застыл и прислушался. «Почудилось», — решил он через мгновение и отцепил от пояса флягу. Дрейк глотнул воды и задумчиво посмотрел в мрачную глубину туннеля, размышляя о том, что произошло возле Поры.

Он ушел оттуда до того, как старый стигиец отправил провинившихся Граничников на смерть, зато был свидетелем всему, что случилось до этого. Спрятавшись на склоне, который возвышается над Порой, Дрейк видел, как Кэла настигла нелепая гибель. Младший брат Уилла запаниковал и вышел на линию огня, а стигийские солдаты безжалостно его расстреляли. Ренегат ничем не мог помочь ни ему, ни остальным ребятам, когда через несколько минут стигийская Дивизия открыла по ним огонь из крупнокалиберных орудий, и Эллиот с Уиллом и Честером отбросило прямо в Пору.

Дрейк столько пережил в Глубоких Пещерах вместе с Эллиот, что обычно мог предугадать, как она поведет себя в тех или иных обстоятельствах, и хотя ситуация складывалась явно не в ее пользу, у ренегата еще оставалась надежда, что девушке как-нибудь удалось зацепиться за стену огромного отверстия в земле и что они все-таки не упали в бездну. Поэтому Дрейк, вопреки своим инстинктам, остался на месте, невзирая на риск, что его заметят стигийцы или их кровожадные боевые псы.

Он наблюдал из своего укрытия за тем, как Граничники осматривают Пору, и старательно прислушивался, надеясь, что они обнаружат Эллиот с мальчиками и вытащат наверх. В этом случае Дрейк придумал бы, как их потом освободить.

Но время шло, поиски безрезультатно продолжались, и он пал духом. Ренегат был вынужден признать, что Эллиот и ребят уже не спасти — очевидно, они разбились насмерть. Конечно, он слышал историю о том, будто бы несколько десятков лет назад один человек, свалившийся в Пору, чудесным образом объявился на Вагонетной станции и потом рассказывал каждому встречному и поперечному о диковинных местах. Однако Дрейк считал, что эти слухи распускают стигийцы, чтобы ввести в заблуждение колонистов. Насколько он знал по своему опыту, из Поры никто еще не возвращался.

Глава 3

Дрейк завернул за угол и замер, увидев в пещере солдата.

— Черт! — выругался он шепотом и тихо попятился назад в туннель.

По серо-зеленой форме ренегат понял, что это боец стигийской Дивизии. Обычно их не отправляли в Глубокие Пещеры: основной задачей дивизии было патрулировать границы Колонии и Вечный город. Но в последний месяц, сказал себе Дрейк, все не как обычно. На Вагонетную станцию один за другим прибывают поезда, полные ужасных Граничников, а теперь еще им в помощь выделили несколько подразделений Дивизии. Никогда еще Глубокие Пещеры не удостаивались такого внимания стигийцев.

Улегшись на живот, Дрейк выглянул из-за угла и рассмотрел солдата. Он стоял спиной к ренегату, уперев приклад винтовки в землю. Хотя боец не проявлял бдительности, нападать на него все равно было слишком рискованно. Дрейк сердито поморщился и прикинул, что если ему придется искать другой путь к Великой Равнине, то он потеряет как минимум еще час.

Вдруг на всю пещеру громко заревел двигатель. Ренегат высунулся подальше, чтобы увидеть, что происходит. Перед солдатом возвышалась огромная землеройная машина копролитов. Из ее выхлопных труб валил густой черный дым, сквозь который Дрейк различил несколько округлых фигур. Это были копролиты. Значит, солдат надзирал за земляными работами.

Глава 4

— «Конь, исхлестанный плетьми», — произнес старый стигиец, склонившись над широким следом, оставленным землеройной машиной копролитов. Он проследил взглядом отпечаток валиков до стены Бункера, в которой зияла почти идеально круглая брешь. Стигиец направился туда и, перешагнув обломки бетона, провел рукой в перчатке по краю недавно пробитого отверстия. Убрав руку, он потер пальцами приставшую пыль.

Из прохода выскользнула тень.

— Копролиты сами никогда бы на такое не отважились, — объявил старик. — Верно, Кокс?

— Верно, ни за что бы не отважились, — согласился горбун, несколько неохотно вставая в круге света, исходящего от стигийского фонаря.

Из глубины Бункера, важно вышагивая, появился Граничник и встал навытяжку перед старым стигийцем.

Глава 5

Ранним утром на улицах Хэмпстеда Дрейку почти не встречалось других машин. Он миновал больницу Святого Эдмунда, проехал вверх по Росслин-хилл, свернул на Пилгримс-лейн, промчался по ней до конца и притормозил. Медленно преодолев оставшиеся метры, Дрейк припарковал свой «Рендж-Ровер» у парка Хэмпстед-хит, возле Холма Проповедника. Высокую траву и немногочисленные деревья обметало инеем, и казалось, будто их посыпали сахарной пудрой.

Дрейк потянулся к ключу зажигания, чтобы заглушить мотор, но замер, услышав по радио слово «ультравирус». Диктор рассказывал о том, что потерянные человеко-дни обошлись экономике страны в несколько миллионов фунтов.

— Ха! Только и беспокоятся, что о деньгах! — презрительно произнес Дрейк и откинулся на сиденье. У него закрывались глаза. — Знали бы, о чем надо беспокоиться на самом деле, — проговорил он, зевая. Дрейк уже несколько дней почти не спал, только урывками дремал в машине, когда представлялась возможность, и теперь недосып давал о себе знать. Его голова сползла к окну, и ренегат тут же провалился в полусон.

Дрейка безжалостно выдернуло в реальность, когда в сумке на пассажирском сиденье завибрировал мобильный телефон. Обливаясь холодным потом, ренегат несколько секунд приходил в себя и вспоминал, где находится. Мотор все еще работал, радио было включено, и он понял, что пропустил конец сообщения об ультравирусе.

— Соберись, — прорычал Дрейк, злясь на себя. Он с руганью принялся рыться в сумке, перебирая телефоны, пока не обнаружил тот, что звонил. Ренегат вытащил его и нажал кнопку приема, свободной рукой поворачивая ключ.