Считайте меня крымским фантастом... (интервью)

Горькавый Ник.

Интервью журналу крымского клуба фантастов  «Фанданго».

"Полагаю, что сейчас мы столкнулись с неким кризисом в образовании: объём знаний, требуемых к усвоению традиционными методами, стал превышать возможности среднего ученика. Выход в том, чтобы привлечь новые формы обучения: познавательные художественные книги и фильмы, обучающие компьютерные игры, а в будущем - и персональных кибер-учителей. Любой элемент среды, в которой живёт школьник, можно и нужно сделать осмысленным, говорящим, развивающим".

"Умный читатель никуда не исчез, разговоры о ненужности познавательной литературы и смерти настоящей научной фантастики – это болтовня недалёких людей, которые генерируют удобные для них мифы и сами клюют на этих гнилых червяков".

ВГ : Зачем, по-вашему, человечеству мифы и какова при этом роль науки?

Ник. Горькавый

: Я не специалист и даже не любитель в области мифологии. Из общих соображений полагаю, что мифы - это легко генерируемый суррогат объяснения мироздания. В этом смысле наука занимается трудным процессом выдавливания мифов из социума, заменой их на научные воззрения. Мифы обладают упругостью: если наука вытесняется из общества, на смену ей возвращается суррогат. Вот и расцвели нынче астрологи и мистики.

ВГ : Можно ли поставить фантастику в ряд культурных аспектов, формирующих мировоззрение человека в настоящее время?

Ник. Горькавый

: Безусловно. Подростки любят фантастику, и сотня научно-фантастических книг, прочитанных (или непрочитанных) в юности, может кардинально изменить жизнь молодого человека. После Жюля Верна сотни тысяч (если не миллионы) людей стали интересоваться наукой и техникой, выбрали профессию инженеров и учёных. Пик технического романтизма прошёл,  но свою стабильную издательско-рыночную нишу научная фантастика должна занимать, особенно фантастика для подростков.

ВГ : может ли футурология претендовать на понятие науки, как таковой? Что такое футурология сегодня?