Дни и ночи

Горовая Ольга Вадимовна

Что делать, если перешагнув определенный рубеж в жизни — ты понимаешь — все не так, как когда-то мечталось? Вся твоя жизнь не такая, какой виделась десять, пятнадцать лет назад… Что, если в душе преобладает разочарование, горечь, обида и боль, а не радость от жизни? Как поступить, если больше нет сил терпеть и смиряться, подстраиваясь в те рамки, что трещат на тебе по швам? Продолжить терпеть? Или все-таки попробовать что-то поменять? Не выдержав однажды, Александра попыталась порвать со всем, перестроить свою жизнь и начать ее с начала. Только ведь невозможно изменить реальность. И оказавшись по странной ошибке, а может и из чьей-то злорадной мести там, где никогда не думала оказаться, она не уверена, что приняла лучшее решение. Жизнь не стала легче. Люди, которые ее окужают теперь — мало чем отличаются от тех, кто остался позади. А может, даже — они хуже… Или это обманчивое впечатление? И все мы похожи друг на друга? Может быть, стоит перестать бороться с тем, что никому не дано изменить, и научиться думать, ценить то, что уже имеешь, любить мир? А вдруг, тогда и он полюбит тебя в благодарность за то, что ты его приняла? Вдруг позволит найти тебе счастье там, где ты и не подозревала?

Пролог

— Внутрибольничные пневмонии возникают в следствии аспирации содержимого полости рта и верхних дыхательных путей, что у ослабленных пациентов…, - со стороны заднего стола раздался придушенный смешок, но Саша заставила себя не прерываться.

Хотя прекрасно понимала однокурсников — солнце, шелест листвы, щебет птиц, доносившийся в распахнутые окна небольшого кабинета, и уже витающее в воздухе ощущение последней учебной недели семестра — расслабляли. Да еще и эта жара!

Волосы под колпаком наверняка влажные и начнут торчать в разные стороны, а она утром так долго занималась укладкой, встала раньше на час! На любом другом цикле уже стянула бы шапочку. Однако надо было совершенно не обладать чувством самосохранения, чтобы сделать нечто подобное на занятии Тимофея Борисовича.

Продолжая отвечать патогенез развития заболевания, Александра покосилась в сторону преподавателя. Тот смотрел в журнал перед собой и, казалось, не слышал ни ее ответа, ни придушенного смеха Светки с заднего стола. Впрочем, она могла бы поспорить, что это впечатление обманчиво. Все они были наслышаны о репутации этого преподавателя от тех, кто уже имел несчастье попасть к нему на цикле госпитальной хирургии. Да, что там — Тимофей Борисович успел прослыть самым худшим кошмаром студентов. Дошло до того, что не попавшие к нему на цикле госпитальной хирургии праздновали, выставляясь тем, кто оказался менее удачлив.

Глава 1

Александра смотрела на бумаги перед собой и все еще не верила. Еще раз пролистала каждый листок, словно опасаясь, что это неправда, и ей снова придется унижаться и терпеть ехидный интерес и лживое соучастие каждого знакомого. Но, нет. Все действительно закончилось.

Вздохнув полной грудью, она аккуратно уложила документы о разводе в папку и подняла глаза на своего адвоката.

— Спасибо, — искренне проговорила Александра. — Огромное спасибо, — еще раз повторила она, поднимаясь со стула.

Марина улыбнулась.