Не повод для войны

Горшкова Яна

Пролог

Аэнвэль Перворожденная, княгиня Вереска. Айли.

Алькалиндэ Златоволосый, князь Маэрэ. Айли.

Глубокие покойные кресла, догорающий огонь в камине, рубиновые отблески драгоценного вина в тонких бокалах… И два взгляда, зеленый и серый, скрестившиеся, словно два клинка.

Часть 1

Глава 1

Рамборг Лиэссат, княжна Дома Вереска. Рэир.

В-вжих-х!

Я чуть скосила глаза на воткнувшуюся в старые доски стрелу и запоздало убралась подальше от оконного проема. Каких-то пара ладоней правее — и… Что может быть смешнее, чем эльфийка, получившая стрелу в глаз от смертного?

Злобно скривившись, я выдернула из стены горящую стрелу и прибила уже занимающееся пламя рукавом аст?алхэ.

Глава 2

Рамборг Лиэссат, княжна Вереска Рэир

Элтайнитский детеныш оказался девочкой. Этот факт отчего-то вызвал у нас четверых приступ нервного смеха — от усталости, должно быть, не иначе. Учитывая элтайнитские законы престолонаследия, это и в самом деле было смешно. Нашим дорогим властителям придется проявить поистине неэльфийскую изворотливость, чтоб посадить на трон Элтайна мало того, что незаконнорожденную, из побочной ветви, да еще и девицу! Впрочем, зачем загадывать — до совершеннолетия этой малышки пройдет еще лет пятнадцать, может, к тому времени и королевства никакого не будет, как знать? А уж если за дело берутся такие мастера политической интриги, как Главы Великих Домов… Ну и что, если корону Элтайна примерит не эта девочка, а ее правнук, например? Нам торопиться особенно некуда. В любом случае, детенышу повезло. Неважно, королевской она крови или же нет, — в Вэннэлэ этот приемыш получит все, что способен дать ребенку наш народ, столь неравнодушный к детям. Лично мне, когда я вытаскивала королевского пащенка из затерянного в глуши тайного поместья, было, в общем-то, плевать на политические игры и комбинации. Меня послали за ребенком — я его забрала. В отношении детенышей винлэс бывают сентиментальны до смешного. Впрочем, чего еще ждать от народа, которым правят женщины? Древний и властный инстинкт — тащить в свою нору все слабое, беспомощное и пищащее… Сколько раз я сама уже испытала на себе его силу? Усыновить гоблинёнка! До такого еще ни одна сидха не доходила, тут я переплюнула всех.

Гоблинёнок. Проклятье! Я даже не рассмотрела его толком, спихнула на руки Кирт и умчалась, не удосужившись даже дать ему имя! И кто я после этого? Это же не щенок и не котенок… Проклятье. И у меня вновь нет времени даже на то, чтоб завернуть в земли Дома Звезд и проверить, как там ему живется.

Решено. На обратном пути из столицы сделаю крюк и заеду в Озерную усадьбу, хотя бы для того, чтоб наречь имя моему приемышу. Все равно я не представляю себе, что с ним делать! Детей, особенно маленьких, я предпочитаю умиленно любить на расстоянии. Хорошо хоть элтайнитскую девочку нам не пришлось везти с собой! Я бы точно спятила, если б взяла к себе в седло трехлетнего ребенка! Что уж говорить о моих спутниках? Воину-сидхэ не пристало заниматься детьми, если только это не жизненно важно.

Глава 3

Рамборг Лиэссат, княжна Вереска. Рэир.

Вино и песни у ночного костра помогли: к столице я подъезжала отдохнувшая и веселая. Даже странная поспешная… наверное, это надо называть женитьбой?.. так вот, даже тот сюрприз, что преподнес мне Ллаэслин с этой своей свадьбой меня уже не слишком огорчал. И в самом деле, мой старший кузен уже давным-давно вырос из пеленок. Лин — большой мальчик с большим мечом, и у него есть своя голова на плечах. Что я так заранее взъелась на эту муирэ, и впрямь, что ли, ревную? Ну, встретились, ну, влюбился… Бывает! Разве что пара десятков девичьих сердец теперь разбита — но и что с того? Прекрасным девам следовало, наверное, проявлять большую активность в отношении моего блестящего красавца-брата… Утешать их теперь, и-эх! В столице ходила забавная поговорка: «Та инэль, что не влюблена в Леадарна, влюблена в Лиэ. А та дева, что не влюблена в Лиэ, тоскует о Ллаэслине». И это верно. Доблестные, красивые — и свободные! Князья, к тому же. Тут любое сердце дрогнет!

Так мы ехали, и я улыбалась своим мыслям, и было мне несказанно хорошо скакать под деревьями в осеннем уборе… до тех пор, пока уже на подступах к Тир?на? Вэаннэ с незаметной боковой дорожки на главный тракт не вывернул еще один всадник. Серый конь, белые волосы, ледяной черный взгляд… Хэлгэ. Проклятье! Вот уж с кем мне не хотелось сейчас встречаться!

Я на миг обреченно зажмурилась и осадила свою кобылу, дожидаясь, пока он подъедет. Братья-по-мечу приветствовали сына Рассвета радостными возгласами, а у меня язык словно к гортани присох, и немалого труда стоило выдавить из себя деланно-равнодушное: «Хаэль!» Впрочем, я быстро взяла себя в руки. Что же я, в самом деле? Ну и что, если сердце трусливо дрожит где-то пониже желудка, кровь приливает к голове… и к другим местам… а в глазах темнеет. Будь я проклята, если эта надменная хладнокровная скотина хоть что-то заметит!

Глава 4

Рамборг Лиэссат, княжна Вереска. Рэир.

Если вы видели одну эльфийскую крепость, значит, вы видели все. Неважно, окружает ее дремучий лес или же среди неприступных скал стоит застава, сложены ее стены из каменных блоков или это просто частокол. Количество башен и ворот, высота стен и число зубцов на забрале может быть разным, но суть не меняется. В любой эльфийской крепости вы непременно найдете арсенал и казармы, конюшню и офицерские квартиры, трапезную и баню. А еще — разумеется, склад. Вовсе не жилище командира, не плац и даже не кухня являются истинным сердцем любой нашей крепости. Склады и погреба — вот без чего не бывает эльфийской заставы. Командир, если понадобится, поспит и под обычным тентом на ворохе соломы, воины могут и в лошадиной поилке умыться, кузницу можно соорудить походную, а пищу — приготовить на костре. Но первое, что строят сидхэ, закладывая новую крепость, не считая стен, конечно, — это склад. Слишком уж часто нам приходилось сидеть в осаде, чтоб теперь пренебрегать такими вещами. Голодные безоружные оборванцы много не навоюют, даже если они — образец доблести и стойкости. А уж если за стенами соберется и мирное население, которое тоже надо не только защищать, но и кормить… Мне приходилось едать крыс и голубей, и повторения такого опыта я не пожелаю и заклятому врагу. Отвратительная пища, и совершенно не насыщает. Хотя, если жизнь заставит, можно и лягушками питаться, ну, или улитками, например.

Но вернемся к нашим кладовым. Итак, если уж имеется склад, должен быть и тот, кто им заведует. Должность, официально именуемая Хранитель Ключей, на деле повсеместно сокращалась до уважительного «Ключник». Именно так, с большой буквы, и никак иначе. Офицер-снабженец должен быть надежней дверей и замков любого склада, и разгильдяев на таких местах не водилось. Занятие, только на первый взгляд кажущееся спокойным и скучным. Да, Ключник не бросается в атаку в первых рядах, горделиво размахивая знаменем, но, пока доблестные воины совершают свои ратные подвиги, снабженец должен достать новые стрелы взамен выпущенных во врага, копья вместо сломанных и щиты взамен разбитых, должен накормить и напоить усталых и голодных солдат, выдать им новую форму, обеспечить починку доспехов, проследить, чтоб лекарям хватило бинтов… Да мало ли что может потребовать командир заставы? Мало ли что может внезапно понадобится?

Такая ответственность требует достойного чина. Ключниками становятся офицеры рангом не ниже «серебряной ветки», а чаще — и выше, и почти всегда это — женщины. У хорошей хозяйки — всегда порядок, неважно, кладовкой она заправляет или арсеналом и складами целой крепости.

Глава 5

Хэлгэ Аэт'глатт, наследник Рассвета. Хайга

Есть ли на Драгэс Карнэ город древнее и прекраснее Тир?на? Вэаннэ, Сердца Леса? Или Сердца Мира, ведь имя столицы Вэннэлэ можно перевести и так! Город без крепостных стен, открытый всем ветрам и взорам, город, не просто утопающий в зелени, но словно бы вырастающий из рощ и перелесков. Город, где улицы вьются среди сосен, а вместо мостовых под ноги стелется белый мох. Осины смотрят в темные воды ручьев, стройные, словно девы, а к прудам склоняют свои ветви серебристые ивы. И вереск прорастает меж серых диких камней — и звенит в вечерних сумерках… Тир?на? Вэаннэ многолик и изменчив. Лесная тропа вдруг может стать широкой улицей, мощеной драгоценным синим мрамором, а лестница на склоне холма — привести на поляну для плясок. Беседки и статуи, фонтаны и родники, сады и рощи — и дома сидхэ, различные, как и они сами. Как не бывает двух одинаковых эльфов, так не может быть и одинаковых домов. Кто-то строит из камня, а кому-то милее дерево, покрытое замысловатой резьбой. А есть ведь и такие, кому довольно обычного шатра. Пожалуй, лишь центр столицы (если принимать за него район вблизи дворца, конечно) построен более-менее регулярно. Но ведь там и не живут, вообще-то, а лишь встречаются по мере надобности. Есть, впрочем, и район, застроенный более привычно для человеческого глаза, где живут чужеземные послы и торговцы. Но все равно, в представлении большинства гостей Вэннэлэ, столица княжества Высоких Эльфов — это скопище хаотично разбросанных по лесу особняков, и такую планировку многие из приезжих считают весьма неудобной.

«Я бы строил по-другому, — размышлял Хэлгэ, направляя коня вслед за товарищами на широкую прямую, для разнообразия, улицу, ведущую к дому княгини. — Прямые улицы и просторные площади, высокие стрельчатые арки… И акведуки, непременно акведуки! Мосты и башни, да. И лестницы…»