Delenda Est

Говард Роберт Ирвин

Гензерих, вождь вандалов, плывет в Рим. Он не подозревает, что среди его окружения – предатель, собирающийся отвести корабль в бухту, где Императрица сможет покончить с угрозой. Коварный план удался бы, если не помощь легендарного Ганнибала...

- Клянусь вам, это не империя, а жалкая подделка! Империя? Ха! А мы всего лишь пираты! - Разумеется, то был вечно унылый и хмурый Гунегас с заплетенными в косы черными кудрями и свисающими усами, выдающими его славянское происхождение. Он гулко вздохнул и фалернское вино в нефритовом кубке, стиснутом в его мускулистой руке, плеснуло через край на его багряную, шитую золотом тунику. Гунегас отхлебнул из кубка шумно, как пьют лошади, и с меланхоличным удовольствием продолжал сетовать:

- Чего мы добились в Африке? Уничтожили крупных землевладельцев и священников, сами сделались помещиками. Кто же обрабатывает землю? Вандалы? Ничего подобного! Те же люди, что обрабатывали ее при римлянах. Мы просто-напросто заменили собой римлян. Мы собираем налоги и назначаем арендную плату, но при этом вынуждены защищать эти земли от проклятых варваров. Наша слабость - в нашем количестве. Мы не можем смешаться с народами, потому что будем поглощены ими. Мы не можем также превратить их в своих союзников или подданных - мы способны лишь поддерживать нашу военную репутацию. Мы - жалкая кучка чужаков, сидящих в своих замках и пытающихся навязать наше правление огромному туземному населению, которое, кстати, ненавидит нас ничуть не менее, чем прежде римлян, но...

- Эту ненависть можно отчасти погасить, - перебил Атаульф. Он был моложе Гунегаса, чисто выбрит и довольно симпатичен; его манеры были не столь примитивны. Он относился к сувитам

[2]

и провел свою юность заложником при дворе Восточного Рима. - Они исповедают православие, и если бы мы смогли заставить себя отречься от арианства

[3]

...

- Нет! - Тяжелые челюсти Гунегаса захлопнулись с силой, способной раскрошить более слабые, чем у него зубы. Его темные глаза загорелись фанатизмом, присущим среди всех тевтонов исключительно его расе. Никогда! Мы - хозяева, а их удел подчиняться нам! Мы знаем истину Ария, и коль жалкие африканцы не в силах осознать свою ошибку, то необходимо указать им на нее - пусть с помощью факела, меча и дыбы! - Глаза Гунегаса снова потускнели и, с очередным шумным вздохом из глубины своего брюха, он пошарил рукой в поисках Кувшина с вином.

- Через сотню лет королевство вандалов сохранится лишь в памяти потомков, - предрек он. - Ныне его держит воедино только воля Гейзериха