Мифы патриотов

Грачева Татьяна Васильевна

В последнее время в патриотической среде заметно активизировались дискуссии о судьбах Отечества. В воздухе повеяло надвигающейся грозой, и ее предчувствие всколыхнуло тех, кто думает о будущем России. Война против Руси уже идет. Наши противники открыто заявляют о начале Четвертой мировой войны (Третьей мировой они считают Холодную войну, которая, в силу того, что мы ее вовремя не распознали, закончилась распадом СССР). Во всех предыдущих всемирных конфликтах наша страна была одним из основных участников и главной мишенью. Теперь речь идет о посягательстве на целостность и суверенитет Российской Федерации и об уничтожении нашей цивилизации. Это не нагнетание страхов, а суровая реальность наших дней, которую, судя по ряду публикаций, четко понимают властные структуры, информированные гораздо лучше нас, и часть патриотической общественности. В безмятежном неведении и горьком забытьи пребывает народ. Но именно ему в первую очередь нужно знать о нависшей угрозе и грядущей беде, потому что именно он примет главный удар и понесет огромные жертвы в силу своей неосведомленности, незащищенности и неготовности отразить наступление. Ситуация надвигающейся извне войны, неосведомленность народа о возможной грядущей беде, слабость руководства и наша собственная неготовность себя защитить создают предпосылки для распада России. Все это подогревает дискуссии о том, что же делать для спасения России.

«Родина не просто место на земле, где я родился, произошел на свет от отца и матери, или где я "привык жить"; но то духовное место, где я родился духом и откуда я исхожу в моем жизненном творчестве. И если я считаю моей родиной - Россию, то это означает, что я по-русски люблю, созерцаю и думаю, по-русски пою и говорю; что я верю в духовные силы русского народа и принимаю его историческую судьбу своим инстинктом и своею волею. Его дух - мой дух; его судьба - моя судьба; его страдания - мое горе; его расцвет - моя радость».

И.А.Ильин «Манифест Русского Движения»

В последнее время в патриотической среде заметно активизировались дискуссии о судьбах Отечества. В воздухе повеяло надвигающейся грозой, и ее предчувствие всколыхнуло тех, кто думает о будущем России. Война против Руси уже идет. Наши противники открыто заявляют о начале Четвертой мировой войны (Третьей мировой они считают Холодную войну, которая, в силу того, что мы ее вовремя не распознали, закончилась распадом СССР). Во всех предыдущих всемирных конфликтах наша страна была одним из основных участников и главной мишенью. Теперь речь идет о посягательстве на целостность и суверенитет Российской Федерации и об уничтожении нашей цивилизации. Это не нагнетание страхов, а суровая реальность наших дней, которую, судя по ряду публикаций, четко понимают властные структуры, информированные гораздо лучше нас, и часть патриотической общественности. В безмятежном неведении и горьком забытьи пребывает народ. Но именно ему в первую очередь нужно знать о нависшей угрозе и грядущей беде, потому что именно он примет главный удар и понесет огромные жертвы в силу своей неосведомленности, незащищенности и неготовности отразить наступление. Ситуация надвигающейся извне войны, неосведомленность народа о возможной грядущей беде, слабость руководства и наша собственная неготовность себя защитить создают предпосылки для распада России. Все это подогревает дискуссии о том, что же делать для спасения России. В столкновениях мнений отчетливо проступают несколько распространенных мифов, таящих серьезную опасность, и на которых хотелось бы остановиться подробнее.

Целью анализа этих мифов является не желание посеять страх, но стремление лучше осознать происходящее для того, чтобы, не теряя веры и надежды на будущее России, объединившись в своей боли и ответственности за судьбы Отечества и народа, принять четкие, взвешенные и конкретные решения, сформулировать платформу, программу и лозунги совместных действий патриотических сил.

Миф первый: не нужно говорить о негативных событиях и тревожить народ

Этот миф - сам по себе уже угроза, потому что ситуация, которая сложилась на международной арене и внутри нашей страны, требует принятия незамедлительных мер по обеспечению безопасности и обороны государства, мобилизации экономического, политического и духовного потенциала, всех сил народа на отражение возможной агрессии. Народ держат в неведении и таким образом создают почву для внезапного нападения (вспомним «блицкриг») и быстрой победы. А нападению предшествует фаза тщательно спланированной информационной и психологической войны. Стержнем этой войны является не только сокрытие информации о военной угрозе, но и отрыв знака от референта, то есть обозначаемого от обозначающего. Иначе говоря, вещи перестают называть своими именами. Более того, положительные вещи в массовом сознании начинают соотносить с отрицательными значениями, а отрицательные получают очевидное положительное смысловое наполнение. В результате не только на рациональном, но и на глубинном духовно-нравственном уровне стирается грань между добром и злом, зло воспринимается как добро и наоборот. Народ перестает осознавать опасность, а противника считает партнёром и другом, начинает ему помогать, занимая самоубийственную позицию. Чтобы подготовиться к вероятной интервенции или даже предотвратить её, приняв меры по обеспечению обороны, нужно мобилизовать народ на защиту Отечества. А это возможно сделать только через информирование населения об опасности и через возвращение вещам и явлениям своих имен. Осведомленность, осознание опасности, мобилизация сил - вот, что будет означать победа в информационной и психологической войне, которая предшествует интервенции. Выиграв на этом этапе, мы сможем локализовать, а, может быть, и нейтрализовать угрозу. Народ должен знать, в чем она заключается. Дальше речь пойдет о направленной против России политике сил глобализации, инструментом которых стали Соединенные Штаты. Обращаясь к этой теме, враги России в лучших традициях информационной и психологической войны пытаются опровергнуть и высмеять саму идею, оценить ее как проявление патологии, маргинализировать, и, в конечном итоге, опровергнуть. В ответ на эти попытки скажем, что мы печемся не только о благе и безопасности нашего народа. Мы одновременно заботимся о безопасности американского населения, которое оказалось заложником глобальной авантюры, а также о безопасности человечества, потому что безопасность России, крупнейшей и ключевой в геополитическом отношении страны, означает безопасность мира в целом. Поэтому у СМИ, специализирующихся на защите американских интересов, и делании много шума из ничего, нет оснований для истерических обвинений нас в антиамериканизме. Мы думаем о благе всех, но, прежде всего, о собственной безопасности и обороне. На этом мы должны стоять жестко и решительно, не поддаваясь на авантюры и провокации ангажированных или невротизированных агентов влияния.

Опасность самоубийственного курса США, которые оказались марионеткой архитекторов нового мирового порядка, заложена на концептуальном уровне в их официальных документах и высказываниях высшего руководства страны и лиц, влияющих на принятие политических решений. США везде декларируют свои глобальные интересы и стремление достичь уже не превосходства, а всемогущества. В своей книге «Выбор» Збигнев Бжезинский, которого, хоть и противно, но приходится цитировать, дифференцирует эти понятия: «Превосходство не следует путать со всемогуществом». В этом и заключается выбор, который должна сделать администрации Буша: «господствовать над миром или вести его за собой, но она все больше склоняется к первому». Вести за собой, значит насильно навязать американские ценности и идеалы, которые, скажем мягко, крайне сомнительны, эгоистичны и являются моралью колонизаторов. К тем, кто не хочет добровольно идти за США, применяют насилие, нередко вооруженное. При этом себя Штаты объявляют олицетворением добра, а всех, кто не согласен - воплощением зла. На мессианских иллюзиях США строят свою Стратегию национальной безопасности - официальный документ с примечательной цитатой президента Буша: «Наша ответственность перед историей очевидна: избавить мир от зла». В концептуальном отношении это крайне опасная для мира в целом позиция. Как известно, «дорога в ад вымощена благими намерениями». Война против зла не может иметь конца, нет, и не может быть выхода из неё, кроме открытия нового фронта. В этом случае война становится образом жизни, рутинизируется, стирается грань между войной и миром, оказывается справедливым лозунг Министерства правды в романе Оруэлла: «мир - это война». Как сказано: «мир будет хуже войны». Прикрываясь этим мессианизмом, США развязали глобальную войну, распространяя поле битвы на всю планету. Но опасность этой войны заключается не только в ее территориальном масштабе. Она вышла за пределы традиционного для войн прошлого чисто физического пространства. Помимо географической глобальности, она характеризуется еще и тотальностью, то есть охватывает все пространства жизнедеятельности человека и человечества: материальное, ментальное (сознание) и духовное. Пространство современной войны иерархично. Оно идет снизу вверх, поднимаясь с физического (территориального, экономического и т.д.) уровня через ментальный (политический, информационный и психологический) и достигая предельных высот бескомпромиссности и жертвенности на уровне духовном. И точно так же, как война в традиционном физическом пространстве, ведущаяся на суше, море, в воздухе и космосе имеет стратегию и оперативное искусство, война в ментальном и духовном измерениях требует специфики стратегии и оперативного искусства, ориентированных на победу. Не понимая иерархичности современной войны, мы не сможем ее выиграть и защитить народ и Отечество. Когда-то государь Император Александр III сказал: «У России нет друзей, нашей огромности боятся… У России только два надежных союзника - её армия и её флот». Александра Ш называли царь-миротворец, потому что в период его правления Россия не вела войн не только благодаря искусству дипломатии, но и потому что опиралась на свою военную мощь. Наша огромность заключается не только в территории и интеллектуальном потенциале, но и в духовности. Это самый главный рубеж, который противник намерен взять во что бы то ни стало. Именно в душе, исполненной веры, находится главный источник сопротивления агрессору. Народ, душа которого обращена к Богу, непобедим. И как бы материально и технически не был силен враг, он никогда не одолеет народ-богоносец, коим был и, по милости Божией, останется наш народ. Потому что Бог не в силе, а в правде. Сейчас, к сожалению, Вооружённые Силы превращены в изгоев в собственной стране. Посредством целенаправленной информационной политики разрушается союз армии и народа - главное условие победы в любой войне. Да, в армии много проблем. Но не стоит забывать, что именно она - наш главный защитник от очень возможной агрессии. И в этой битве народ должен быть вместе с нашим воинством, с теми, кто, несмотря на все лишения и страдания, не дезертировали, не сбежали туда, где лучше и сытнее. Они остались в строю, верные присяге, Отчизне и народу. Их стойкость, мужество и жертвенность сейчас могут быть приравнены к подвигам наших предков на полях самых страшных сражений. Они держатся, держатся из последних сил, несмотря на всю разрушительность политики демилитаризации, которую власть долгое время проводила в области обороны, фактически разоружая армию под видом реформирования, сводившегося к количественным сокращениям, выдаваемым за великие и благотворные преобразования. Благодаря выдержке и самоотверженности наших Вооруженных Сил стоит Земля Русская, жив наш народ и, Бог даст, выстоим и выживем, если не поддадимся искушениям. Если взять преобразования в вооруженных силах США, то там действует совершенно другой, качественный подход при принципиальном отказе от количественного. Министр обороны США Д. Рамсфельд, излагая принципы армейских реформ, отмечает: «Мы поняли, что структура вооруженных сил времен «холодной войны» не подходит для ведения войн будущего. Поэтому мы начали делать вооруженные силы более подвижными и способными к быстрой переброске. Когда представитель Министерства обороны говорит «подвижные», можно подумать, что это означает уменьшение численности. Но это не так. Мы имеем в виду структуру вооруженных сил, а не их численность. Именно качественные характеристики дают импульс для необходимых изменений». Либеральная пропаганда так одурманила массовое сознание, что лучшие сыны Отечества, которые единственно и реально несут тяжкий крест российской государственности, презираемы теми, кого они защищают. А ведь формирование враждебного отношения к армии и есть проявление войны не только в информационном и политическом, но, прежде всего, в духовном пространстве. Отношение власти и народа к армии и их союз является важнейшими факторами обороноспособности, боеготовности и победы над врагом. Это очень четко нужно понимать, особенно в нынешней крайне опасной для России ситуации. В работе «О смысле войны», написанной в 1904 году, выдающийся философ Л. Тихомиров пишет: «Воин - великий учитель чести, долга и нравственности. Плохо положение народа, когда его затуманенные ложью глаза закрываются на поучение воинского звания. Где же воин перестает быть уважаем, там значит общество уже начинает «оподляться», терять нравственную высоту… Слабость и размягчённость личности ведут вовсе не к миру, а лишь к предоставлению свободного поля действия злу». Тихомиров развенчивает миф о вечном мире, которым неустанно обольщают наш народ. А тот, поддавшись соблазну, обрекает себя на беззаботность и беззащитность перед лицом испытаний. Очень актуально звучат в этой связи слова Тихомирова: «Идея вечного мира, поддерживаемого соглашением государств, это - невозможнейшая мечта, и я даже не вижу, чтоб это была мечта высокая. Она не высока, потому что исходит из предположения, будто у государств, как выразителей национальных стремлений, нет ничего, кроме мелких материальных интересов, нет нравственных интересов, нет своей идеи существования». Это отсутствие у многих влиятельных представителей нашей власти идеи суверенного существования очень опасно. Отвернувшись от армии и флота, они безоглядно бросились в объятия лжесоюзников, тех, кто способен задушить нас в этих объятиях и кто имеет свою собственную, пагубную для нас идею. Наша власть зачастую так боится чем-то обидеть эту «лжебратию», что любые критические высказывания в её адрес могут быть жестко цензурированы. И подобное, грубо зашпаклеванное информационное поле лишает народ истинного представления об угрожающих ему планах хищников. Но, если власть пока в основном безмолвствует, предоставим слово самим так называемым союзникам. Обратимся к обзору "Обсуждая судьбу России", который подготовлен влиятельным американо-израильским аналитическим центром Stratfor (Strategic Forecasting - Стратегический прогноз) 12 мая 2005 года. Там очень четко сказано, что «

Тот мировой порядок, который навязывают миру силы глобализации, использующие США в качестве орудия расправы с непокорными, полностью противоречит христианской морали и несовместим с моралью традиционного ислама. И здесь традиционный ислам может и должен стать нашим союзником. Война за установление нового мирового порядка, за глобализацию принимает самые ожесточенные формы в духовном пространстве, которое, наряду с политическим, стало боевым в иерархии современной войны. А то, что эта война за глобализацию уже объявлена и ведется, подтверждает цитата из представленного 19 марта 2002 года американскому Сенату отчета Томаса Вильсона, бывшего на тот момент главой Разведывательного управления Министерства Обороны США. Адмирал Вильсон, который, кстати, за несколько месяцев до трагедии 11 сентября, предсказал вероятность масштабного террористического акта с многочисленными жертвами, сказал: «Поствоенный период (выделено авт.), длившийся после окончания Холодной войны, закончился 11 сентября. Следующее десятилетие будет определяться борьбой за глобализацию. Террористические атаки 11 сентября были первыми стратегическими ударами в войне против представления США о будущем мировом порядке». Подчеркнем еще раз, что установление тотальной мировой диктатуры невозможно без покорения и уничтожения России как государства и цивилизации. Это, прежде всего, война против нашей страны, русского и других населяющих нашу землю народов, которых русский народ взял под свое крыло и за защиту которых он традиционно нес и несет ответственность. И не нужно строить иллюзий относительно всякого рода этнократий и сохранения этих народов в случае оккупации. Оккупантам они могут понадобиться, только как орудие расправы с русским народом в ходе искусственно культивируемых межэтнических и межрелигиозных конфликтов. Затем, лишившись традиционной опоры, они будут обречены на уничтожение. Сознавая глубинную и тотальную сущность этой войны, мы должны принять вызов. Нельзя победить в сражении, не вступив в него. И, хотя враг очень силен, но ведь «Бог не в силе, а в правде». Будем с Богом, победим, как это всегда бывало на Руси. Речь идет не о призыве к началу вооруженных действий против врага, а о готовности к ним, прежде всего, политической и моральной, которая вытекает из осознания иерархичности войны и того факта, что она уже ведется в отношении России, пока без применения огневых средств. Подобные непрямые действия рассматриваются в стратегии США в контексте подготовки к вооруженной фазе агрессии. Ведь целей войны можно достичь и невоенными средствами, что оказывается намного более эффективным и дешевым способом победы над объектом агрессии. В военной стратегии США существует так называемый конструкт планирования в области обороны, который выражается в формуле 4-2-1. Четвёрка обозначает четыре группировки войск передового базирования, размещенные в четырех регионах мира, которые должны быть способны вести региональные войны ограниченного масштаба. Двойка соотносится с обеспечением способности вести две крупномасштабные войны в одновременном режиме, а единица подразумевает готовность защитить при этом свою территорию. Стратегия предусматривает, что в одной из двух одновременных крупномасштабных войн США «должны одержать решительную победу». Это в зависимости от решения президента может быть реализовано двумя способами: либо захват и оккупация территории, либо смена режима. Этих целей можно достичь и не вооруженным путем, что подтверждают «бархатные революции», в результате которых американцам удалось привести к власти марионеточные антироссийские режимы. Таким образом, критерием современной войны являются не огневые средства, а достигнутые цели. Мы проиграли Холодную войну, потому что ее не распознали, не увидели опасность, потому что опирались на устаревшие критерии, и в результате потеряли страну и позволили противнику достичь таких результатов, о которых Гитлер даже не мог мечтать. Чтобы выиграть современную войну, нужно ориентироваться на цели, поставленные противником, вовремя обнаружить и нейтрализовать угрозы. В 1999 году Пентагон подготовил доклад для высшего военного и политического руководства. В нем говорилось: «Будущая опасность заключается не только в разворачивающихся враждебных международных тенденциях, но в риске, что руководство США может их не распознать». Нам тоже важно вовремя распознать опасность, потому что современная война может носить нетрадиционный характер и вестись невооруженными средствами. Эта мысль присутствует в высказываниях военного руководства США, и, в частности, министра обороны Д. Рамсфельда: · «Клаузевиц сказал, что война - это продолжение политики другими средствами. В наступившем веке многие из этих средств могут носить невооруженный характер». · «Нашей целью является не только ведение войн и победа в них, но и их предотвращение. Для достижения этого нам необходимо искать способы оказания влияния на лиц, принимающих решение в структурах потенциального противника, чтобы не только удержать их от использования имеющихся вооружений, но, в первую очередь, в максимальной степени сдержать от создания новых опасных возможностей». Цитаты настолько красноречивы и очевидны, что мы оставим их без комментариев. Напомню только, что главной мишенью этой стратегии является Россия со всеми вытекающими выводами и последствиями. Учитывая тотальность современной войны, военная политика США, заложником которой стал американский народ, опирается на комплексный подход и имеет физическую (материальную, территориальную, экономическую), ментальную (политическую, информационную, психологическую) и духовную составляющие. Они соответствуют всем трем боевым пространствам иерархии современной войны и предполагают использование целенаправленной стратегии и оперативного искусства, ориентированных на каждое боевое пространство с учетом его специфики. В стратегии США, ориентированной на традиционное физическое боевое пространство войны, также произошли изменения, свидетельствующие о масштабной подготовке к «горячей» войне с Россией. Эти приготовления касаются изменений в плане боевых командований США. В американских вооруженных силах существует 9 объединенных командований: пять из них считаются региональными, а четыре функциональными. К последним относятся Командование специальных операций, Стратегическое командование, Командование объединенными силами и Транспортное командование. Не будем вдаваться в детальное рассмотрение всех функциональных командований. Отметим только, что Командование сил специальных операций, специализируется на ведении так называемой ассиметричной войны с опорой на диверсионные операции. Обычно ассиметричная война понимается как война не традиционная, основу которой составляют подрывные действия. Путин, например, после Беслана сказал, что никакого терроризма на самом деле нет, а есть война. В опубликованной британской «The Guardian» 8 сентября 2004 года, то есть сразу после трагедии, статье «Американские друзья чеченцев», Джон Лафлэнд (попечитель Британской Хельсинкской правозащитной группы) пишет: «В России высказываются предположения, что за чеченским восстанием каким-то образом стоит Запад, и что целью подобной поддержки является ослабление России и вытеснение ее с Кавказа. Тот факт, что чеченцы используют базы в Панкисском ущелье соседней Грузии, которая стремится вступить в НАТО, имеет исключительно проамериканское правительство, и в которой уже установлено значительное военное присутствие США (заметим присутствие американских сил специальных операций - прим. авт.) - только лишь поощряет подобные рассуждения. Даже Путин, казалось, поддержал эту идею в интервью с западными журналистами после Беслана». Надо полагать, что у президента были основания для такого предположения, а находящийся в Грузии контингент американских сил специальных операций наверняка, располагает информацией об организаторах и исполнителях этого злодеяния. Кто бы не осуществил эту военную операцию, которая была частью войны против России, что признал и сам Путин, Бесланская трагедия, как это ни чудовищно звучит, оказалась на руку США. Это подтверждается в опубликованной 10 сентября 2004 года «Business Week» (США) статье «Последствия 'российского 11 сентября», где перечисляются преимущества, которые появились у Соединенных Штатов после Беслана: «США и Россия могут углубить свои взаимоотношения путем развития сотрудничества в области нефтяного экспорта в Америку. Это уменьшит зависимость Соединенных Штатов от стран Персидского залива. Две страны могут наладить более тесное сотрудничество в обуздании исламского фундаментализма в СНГ. Россия может даже рассмотреть возможность направления своего воинского контингента в Ирак. Драма в Беслане может укрепить позиции Джорджа Буша в его борьбе против 'международного терроризма' накануне президентских выборов». Относительно того, что «две страны могут наладить более тесное сотрудничество в обуздании исламского фундаментализма в СНГ» высказался Ричард Перл, считающийся одним из виднейших американских политических стратегов. Он начинал как советник президента Рейгана, затем стал советником Буша, возглавлял Совет по оборонной политике при министре обороны. Ныне Перл один из ведущих советников Пентагона. В интервью 14.09 04, данном корреспонденту «Росбалта» в Израиле, он сказал: «Я думаю, что наша совместная (с Россией) деятельность в сфере борьбы с террором будет набирать обороты. У нас общий враг и общая цель… Ни мы, ни россияне не разделяем видение будущего мира, присущее нашему противнику. Мы не хотим жить по законам шариата, которые нам хотят навязать. И мы вместе, плечом к плечу, будем бороться с нашим общим врагом». Здесь можно проследить некоторую подмену понятий. Законами шариата руководствуется весь исламский мир. И, назначая России в качестве врага мусульман, с которыми мы поддерживали хорошие отношения и которые составляют нашего населения, Перл пытается запустить в действие тот же принцип, что был использован в Югославии, где удалось столкнуть православных и мусульман, и, в результате развалить государство. Принцип известный: уничтожай своих врагов руками своих врагов. О Р. Перле можно добавить, что в 1969 году он был помощником сенатора-демократа Генри Джексона, соавтора известной поправки Джексона-Вэника, к разработке которой Перл имел самое непосредственное отношение. Джексон был одним из самых антисоветски настроенных политиков. В 1980 году при Рейгане Перл был назначен на пост заместителя министра обороны и отвечал за политику в области ядерных вооружений, работу с НАТО и отношения с СССР. В период службы в военном ведомстве, который длился до 1987 года, Перл приобрел прозвище «князя тьмы» за активную пропаганду жесткой антисоветской политики и «тотальной войны» против СССР. Перл является одним из разработчиков доктрины иракской войны. В настоящее время занимается исследованием т.н. «обороны будущего», а также специализируется в вопросах ситуации на постсоветском пространстве и Ближнем Востоке в Американском институте предпринимательства и Еврейском институте проблем национальной безопасности. Ему принадлежит известная фраза, которую он сказал после нападения США на Ирак: «Одним из преимуществ этой войны будет то, что мы сможем передать короткое послание из двух слов: «Ты - следующий». Но вернемся к силам специальных операций США, которые могут позволить руководству страны достигать далеко идущих стратегических целей. В соответствии с рекомендациями Комиссии 9/11, занимавшейся в американском парламенте расследованием террористических актов в США, на Командование сил специальных операций предусматривается возложить функции проведения секретных и тайных полувоенных операций, которыми до этого занималось ЦРУ. Например, полувоенные формирования Аль Каиды и талибов были созданы США специально для борьбы с советскими войсками в Афганистане. Для этих же целей, по признанию одной из экстремистских исламистских организаций, спецслужбами США был возвращен из архетипической памяти мусульман и культивирован джихад. Силы специальных операций признаются американскими стратегами стерженем современной войны, а увеличение в настоящее время их финансирования и обеспечения можно считать беспрецедентным. Некоторые наши аналитики предполагают, что для того, чтобы заставить Россию согласиться на введение американских войск якобы для надежной охраны нашего ядерного потенциала, а, на самом деле, для постановки его под контроль США, может быть проведена диверсионная операция с многочисленными жертвами на одном из объектов. Напомним, что военная стратегия США устанавливает существование девяти боевых командований, в том числе пяти региональных. К ним относятся: Европейское командование, Тихоокеанское командование, Южное командование, Северное командование и Центральное командование - CENTCOM, которое в настоящее время ведет войны в Ираке и Афганистане. За каждым региональным командованием закреплена своя зона ответственности. Не так давно в зону ответственности Европейского командования, единственного, чей штаб расположен за пределами США, была включена Россия. Чтобы понять, что это значит, обратимся к определению понятия «зона ответственности», принятому в США. Итак, - это «географическая зона, закрепленная за боевым командованием, в рамках которой его командующий уполномочен планировать и вести операции». То есть, в данном случае это зона потенциальных боевых действий, которые США планируют вести против России. В документах Европейского командования дается следующее определение нашему государству: «Россия - европейская и азиатская страна, входящая в зону ответственности Европейского командования США». Вот к чему на самом деле сводится смысл, который вкладывается в понятие Россия. В сухом остатке - это мишень и ничего более. В Плане боевых командований США отмечается, что при проведении действий на Дальнем Востоке поддержку Европейскому командованию должно оказать Тихоокеанское командование. Есть еще некоторые военно-стратегические документы, касающиеся войны против России, о которых хотелось бы сказать особо. Один из них называется “Оценка упадка России: тенденции и выводы для Соединенных Штатов и ВВС США”, который был разработан военно-политической корпорацией "RAND" В упомянутой выше статье Джона Лафлэнда «Американские друзья чеченцев», опубликованной в «The Guardian», говорится, что эта корпорация «тесно взаимодействует» с Фондом Карнеги, «например, в вопросах подготовки директивных документов о роли России в оказании помощи США в перестройке «Большого Ближнего Востока». Отметим попутно, что в помещении Фонда Карнеги в Нью-Йорке находится штаб-квартира Бильдербергского клуба, одной из трех главных масонских структур. Известно, что реальными создателями Бильдербергского клуба стали американские спецслужбы. В 1948 году по их инициативе возник Американский комитет Объединеннной Европы, председателем которого был У.Донован, бывший руководитель Управления стратегических служб, а вице-председателем - А.Даллес, директор ЦРУ. Как следует из подготовленного корпорацией "RAND" документа, «исследование выполнено в рамках Программы стратегии и доктрины Проекта «ВВС». Этот проект финансируется из средств федерального бюджета, то есть выполняется по заказу государства. Текст документа гласит, что тенденции, существующие в России, “должны вызывать чувство беспокойства в Соединенных Штатах, из-за того, что они увеличивают потенциал нестабильности и беспорядков в РФ и за ее пределами, что создает опасности для США, не менее серьезные, чем существовавшие в СССР в прошлом. Большая территория России, ее местоположение и ядерный арсенал гарантируют, что она останется сферой жизненно важных интересов Соединенных Штатов на неопределенно долгую перспективу». Эта работа «дает рекомендации относительно мер, которые могли бы предпринять Соединенные Штаты и их военно-воздушные силы, чтобы ограничить масштаб ухудшения ситуации в России и обеспечить возможность лучшего реагирования на кризис в случае его возникновения». Из этой цитаты следует, что США объявляют Россию источником опасности. Наша страна провозглашается «сферой жизненно важных интересов Соединенных Штатов», защита которых, в случае кризиса, (в соответствии с концептуальными установками стратегии национальной безопасности США), требует незамедлительного использования американской военной мощи в одностороннем порядке и без согласования с международными организациями, включая ООН. Относительно недавно появился еще один документ, разработанный корпорацией "RAND" по заказу Объединенного комитета начальников штабов США под названием "Обеспечение доступа американских вооруженных сил к важнейшим стратегическим регионам". Он содержит описание операции США и НАТО по оккупации Калининградской области и уничтожению Балтийского флота и Ленинградского военного округа. В документе, в частности, говорится: «Причиной возникновения конфликта может послужить резкое ухудшение российско-американских отношений, происходящее на фоне расширения НАТО на Восток и сохранения американского военного присутствия в Центральной Азии». Отмечается, что «из-за нехватки финансовых и других материально-технических ресурсов Российская армия способна экипировать и подготовить на должном уровне лишь части постоянной готовности». Планируется, что «в случае конфликта США задействуют: две развернутые пехотные дивизии, усиленную штурмовую бригаду, десантно-штурмовую дивизию, экспедиционные части морской пехоты, бригаду ПВО с ракетами "Пэтриот", подразделения сил специального назначения». По мнению экспертов, это является свидетельством того, что антироссийский сценарий из подготовительной стадии вступил в фазу практической реализации. И первым этапом, как это было с Югославией и Ираком, является информационно-психологическая операция. Обратимся еще раз к конструкту планирования в области обороны США, который сводится к формуле 4-2-1. Мы рассмотрели, что обозначают в ней цифры 2 и 1. а теперь посмотрим, что же такое 4. Как следует из официальных документов, здесь имеется в виду «формирование сил передового базирования, развернутых в: · Европе, · Северо-Восточной Азии, · Восточном побережье Азии, · Среднем Востоке/Юго-Западной Азии». Район Северо-Восточной Азии выделен нами потому, что в соответствии с картами Пентагона он соотносится с Сибирью. В связи с этим вспоминается прогноз, помещенный на сайте RBC: «США будут требовать от России принятия закона о концессиях, в рамках которого американцы смогут приобрести в концессию крупные участки земли, в том числе в районе российско-китайской границы. Далее в целях обеспечения безопасности - и в законе это должно быть прописано - США потребуют экстерриториальности для этих районов. После чего там автоматически размещаются американские военные базы, которые и будут напрямую контролировать границу». В России активно распространяется мнение, что США являются не только нашим партнером, но союзником и даже другом, которому всячески нужно помогать и идти на уступки. Видимо, что-то неладное произошло у нас с пониманием того, что такое дружба, поскольку подобные представления, если они, конечно, носят искренний характер, могут ассоциироваться только с тем, что в психиатрии называют садо-мазохистический комплекс. Вообще о политике постоянных уступок хотелось бы сказать отдельно, увязав этот вопрос с причинами формирования стратегической угрозы, которая стала реальностью для России. Существует две модели поведения государств: модель поведения сильного (агрессора) и модель поведения слабого (жертвы). Сильный руководствуется тем, что А. Панарин в книге «Стратегическая нестабильность в 21 веке» (М. 2003 г.) называет стратегия «отодвигаемых рубежей», которая характеризуется тем, что взятие одного рубежа провоцирует сильного на взятие другого и так до конца. При этом его решимость возрастает по мере отступления слабого и слабоволие слабого толкает сильного на вседозволенность. Слабый же, то есть жертва, ориентируется на то, что можно назвать стратегия «сдаваемых рубежей». Сдача одного рубежа влечет сдачу другого и так до конца. Отличительными чертами этой стратегии являются игнорирование очевидной опасности, убаюкивание мыслью, что ничего страшного не происходит. Главное - умиротворить сильного. Но дело в том, что сильного (агрессора) удовлетворить нельзя. Руководствуясь стратегией «отодвигаемых рубежей», он не успокоится, пока не дойдет до конца и не уничтожит слабого. Так слабый (жертва), сделавший основой своей политики стратегию «сдаваемых рубежей», сам формирует стратегическую угрозу агрессии в отношении своего государства и народа. Войну в отношении государства провоцирует его слабость. Чем слабее государство и власть, тем реальнее угроза войны. Для России она становится неминуемой и грозит быть беспрецедентно опустошительной и разрушительной. Чем мы слабее, тем наглее противник, чувствующий свою безнаказанность. Чтобы сохранить наше Отечество, предотвратить войну или, по крайней мере, ограничить ее масштаб и потери, нужно проявлять силу. И надо четко понимать, что времени осталось не много. Об этом говорится и в прогнозе аналитического центра Stratfor «Обсуждая судьбу России»: «Россия может восстановиться, если ей дать время. США не планируют видеть Россию восстановленной и, следовательно, не дадут ей времени. Вашингтон намерен видеть Россию в неблагоприятном состоянии и сделать этот процесс необратимым. Россия сегодня очень близка к этой ситуации, но, по нашему мнению, окно, которое вскоре закроется, пока открыто. Вопрос прост - ухватится ли Россия за шанс, который может быть последним, или русские уже слишком устали, чтобы заботиться об этом?». Отметим, что из всего того, что написано выше следует единственный вывод - противник хочет использовать нашу слабость и готовится к войне против России. И в этой ситуации либо мы примем незамедлительные меры, либо погибнем. Начать процесс восстановления нужно с проявления силы, с отказа от политики раздачи земель и перехода к их собиранию и воссоединению. Необходимо сбросить энергетику распада и самоуничтожения и запустить ту самую мистическую силу, державную энергетику, которая всегда была цементирующей основой нашей государственности, помогала нашему Отечеству спастись и выстоять, несмотря на мощь противостоящего неприятеля и кажущуюся безвыходность положения. Чтобы избежать большого кровопролития у границ и внутри нашей территории, нужно интегрировать всех, кто хочет войти в ее состав. Если мы не пойдем на интеграцию, пожнем бурю разрушения. Обычно такие меры по восстановлению российской государственности вызывают истерику «пятой колонны». В связи с этим уместно привести характеризующую политику США цитату из прогноза Stratfor, которая может служить ответом на сентиментальные возражения, которые обычно звучат из уст компрадоров и проламывающей американские интересы в России публики: «Геополитика - это не сентиментальная игра, и США - не сентиментальная страна. США настойчиво делают то, что Россия делала в прошлом, и продолжала бы делать если бы ситуация не изменилась. Она давила своим преимуществом, используя разнообразные механизмы, например экспансию. НАТО и США, распространили свое влияние на Восточную Европу, затем - на бывший Советский Союз - на Прибалтику. Вашингтон усилил свое влияние на Кавказе путем укрепления отношений с Грузией и другими странами. Наконец, американцы продвинулись в Центральную Азию - сначала путем развития там энергетических проектов, а после 11 сентября путем развертывания военных баз и разведывательных служб по всему региону. Слабость России создала вакуум, который США непреклонно заполняют». Экспансия как нормальный и традиционный для исторической России инструмент, а также опора на дружественные народы в недружественных регионах укрепят позиции нашей страны и окажут сдерживающее воздействие на ее врагов. Сейчас настало время, когда на карту поставлено будущее не только исторической России, государства, но и сохранение православной веры как стрежня нашего патриотического и державного духа. Это нужно четко сознавать. Мы не можем больше прятать голову в песок. Как говорят в народе: боязливых Бог не любит. Нельзя предаваться иллюзиям относительно благих намерений США и их якобы дружественного к нам отношения, в чем нас пытается убедить компрадорская элита. Не нужно тешить себя надеждой, что наши интересы и интересы США можно сбалансировать и все утрясти, ничем не рискуя. Сами американские стратеги отметают возможность какого-то компромисса в войне США против России и радужных перспектив в наших отношениях. И риск здесь неизбежен. Нужно сделать, чтобы он был разумным и наименьшим. Именно поэтому нужно пойти на интеграцию всех, кто традиционно был в составе исторической России и пользовался ее покровительством. Нет сомнений, что эти народы оценят такой шаг и будут самоотверженно и жертвенно защищать нашу землю от агрессора. А всем, кто предрекает России распад, всем русофобам нужно помнить слова Антона Ивановича Деникина, написанные в середине 20-х годов прошлого века: "Государственная связь России с её окраинами предрешена… Связь будет восстановлена: скоро или нескоро, добровольно - путём сговора или насильственно - таможенной, экономической войной или наступлением армий. И это сделает всякая Россия - "красная", "розовая", "белая" или "чёрная"…" Нам отступать некуда. Позади даже не Россия и даже не Москва. Позади Святая Русь! Антироссийская стратегия (экономическая и геополитическая составляющие) Выделение этих составляющих в антироссийской стратегии носит условный характер, поскольку экономические и геополитические интересы США, неизменно, в той или иной форме обеспечиваются военными (традиционными и нетрадиционными) средствами. Не случайно в Стратегии национальной безопасности США в разделе «Реформирование структур, обеспечивающих национальную безопасность США, придание им способности адекватно реагировать на вызовы и угрозы 21 века», говорится: «Настало время еще раз подтвердить важнейшую роль, которую играет военная мощь в обеспечении безопасности США. Мы должны создать оборонные структуры и поддерживать их способность противостоять любой угрозе». Обратим внимание, что речь идет не об обороне, а о безопасности, в обеспечении которой приоритет традиционно отдавался дипломатии. В тексте американской стратегии безопасности дипломатии отводится третье место после вооруженных сил и разведки. Антироссийская стратегия США имеет свои корни и историю. Сейчас обнаруживается много параллелей между нашим временем и периодом Второй мировой войны. Одну из них обозначил С. Милошевич в своей первой речи в Гааге в 2002 году, сказав, что «стратегия Клинтона в войне в Косово идентична стратегии Гитлера и заключается в том, чтобы создать стратегический плацдарм для нападения на Россию». США захватывают мир, используя в качестве оправдания своих действий следующие стратегические принципы, заложенные все в той же Стратегии национальной безопасности. Это упреждающие действия (как реакция на гипотетическую угрозу), анти-терроризм (борьба с терроризмом), контр-распространение (борьба с распространением ядерного оружия) и анти-тоталитаризм (борьба за распространение демократии). Упреждающие действия в ответ на гипотетическую угрозу означают, что США могут начать войну без всяких видимых оснований, до возникновения угрозы, только потому, что у руководителей страны на субъективном уровне возникли некие подозрения, что кто-то может иметь намерение совершить какие-то враждебные шаги в отношении Соединенных Штатов. Но, стоп, все это уже было. И здесь начинаются параллели. Приведем цитаты из книги французского исследователя Жака Деларю "История Гестапо", изданной во Франции в 1962 году. Вот, что сказал создатель Гестапо Геринг в июле 1933 года: "Пусть знает тот, кто поднимет руку на представителя национал-социалистского движения или государства, что он будет немедленно уничтожен. Для этого вполне достаточно доказать, что у виновного было намерение совершить этот акт ". Оказывается, и в нацистском государстве достаточно было намерения. Ну а теперь об анти-терроризме. Один из ведущих юристов нацистской партии Герланд был автором инструкции для немецких судебных органов, где подчеркивалась, в частности, необходимость «вернуть уважение к понятию "террор" в уголовном праве». «Террором» являлось любое действие, способное нанести ущерб нацистскому государству. В том числе и намерение предпринять такое действие или выступление. Вообще борьба с терроризмом - это большой стратегический парадокс и абсолютная алогичность, свидетельствующие о полном презрении к здравому смыслу и кризисе военной стратегии США и НАТО. Любая стратегия должна быть ориентирована на противника, то есть в военном противостоянии происходит борьба субъектов ведения войны. Дело в том, что терроризм есть средство ведения войны. Он не является ее субъектом и представляет собой не конкретное (персонифицированное), а абстрактное «резиновое» понятие, под которое можно подогнать все, что угодно, потому что четкого определения терроризма не существует. Терроризмом, например, США называют антиоккупационное сопротивление в Ираке. Субъект ведения войны имеет четкое определение в международном праве. Он попадает в одну из двух категорий. Это либо агрессор со всеми вытекающими отсюда правовыми санкциями, либо жертва агрессии со всеми последствиями правовой защиты. Интервенция в Ирак была очевидной агрессией со стороны США, предпринятой нелегитимно, без санкции ООН. Но США заявили, что они борются не против Ирака, а против терроризма, обвинив Хусейна якобы в связях с Аль Каидой. Борьба против терроризма взорвала всю систему международного права. Она делает агрессора правым и правомочным начать любую войну. Обратимся к тому, что в стратегии национальной безопасности США называется контр-распространение, которое используется как очевидный предлог для вмешательства в дела суверенных государств и повод для начала войны. Борьба с распространением ядерного оружия закончилась для Ирака войной и не важно, что оружия не было найдено, а официальная комиссия, созданная в США пришла к выводу, что его там и не было, ведь намеченные Вашингтоном цели были достигнуты. Теперь по аналогичной схеме Вашингтон действует и против Ирана. Затем на очереди Россия, которую уже обвиняют в распространении из-за якобы недостаточной охраны наших ядерных объектов. Последний из базовых принципов американской стратегии национальной безопасности касается распространения демократии, под знаменем которой США завоевывают мир. В последнее время все громче и чаще из уст американского руководства, не говоря уже о СМИ, звучат резкие обвинения России в отсутствии демократии, что служит для США одним из основных мотивов для начала войны. В связи с этим шантажом демократией отметим, что, во-первых, Гитлер пришел к власти демократическим путем, использовав демократические процедуры и ритуалы, и тоже старался стандартизировать мир, подгоняя его под свои ценности. А во-вторых, демократия не устанавливается на штыках. Мысль о связи демократии и деспотии высказал еще в начале прошлого века Л. Тихомиров в книге «Религиозно-философские основы истории». Там он, в частности, написал: «То умственно-общественное движение, составной частью которого в религиозно-философском отношении была Каббала, вместе с гностицизмом и оккультизмом, подрывая основы христианского строя, являлось фактически реформаторским, революционным, так как противопоставляло общественной дисциплине старой Европы идею демократическую. Идея демократическая сама собою, внутренней логикой выдвигалась против идеи иерархической, когда идея подчинения воле Божией заменялась идеей человеческой автономности. Поэтому-то тайные общества и направления, в миросозерцании которых находила место Каббала, вместе с гностицизмом и оккультизмом играли роль реформаторскую и революционную. Такова была роль особенно франкмасонства». «Несмотря на свою реформаторскую, революционную роль, каббалистическая идея по существу не является «освободительной». «Совершенно наоборот. Если каббализм, как и оккультизм, когда-либо начнет вносить в устроение общественное свои собственные идеи, то они будут порождать общество своеобразно аристократическое и очень деспотическое». Х. Болдуин, американский публицист, который в годы Второй мировой войны был военным редактором газеты «Нью-Йорк таймс», написал: «Величайшая возможность для демократии представилась 22 июня 1941 года, когда Германия напала на Россию. Но мы упустили эту возможность» В настоящее время США обвиняет Россию по всем пунктам, которые служат мотивом для начала войны. Россия представляется как источник терроризма, распространения оружия массового уничтожения, а также как недемократическое государство, которое таким образом представляет угрозу для безопасности США, что, в соответствии с концептуальными стратегическим установками, дает Вашингтону основания принять решение о применении вооруженной силы. Теперь от темы «корни антироссийской стратегии США» перейдем к ее новейшей истории. В настоящее время в ней можно выделить три фазы. Первая завершилась распадом СССР в 1991 году. Вторая предусматривает превращение республик бывшего Советского Союза в небольшие протектораты, подчиненные США и их европейским союзникам, чего пытаются достичь с помощью бархатных революций. Третья ориентирована на развал и уничтожение России. Вашингтон принял решение о нападении на Югославию, потому что уничтожение этого государства и независимых прорусски настроенных сербов рассматривалось как ключ к фактическому захвату Балкан. А Балканы являются стратегическим южным флангом бывшего Советского Союза. Отметим попутно, что, по переписи населения, проведенной в Российской империи, в категорию русских были включены четыре группы. Это великороссы, малороссы (украинцы), белорусы и сербы. Они считались русскими. И удар НАТО по сербам в Югославии - это символический удар по русским. Приведем еще один характеризующий истинную сущность американской политики в отношении России фрагмент из прогноза, подготовленного американо-израильским аналитическим центром Stratfor и опубликованного 12 мая 2005 года: «Путин пришел к власти на волне конфликта в Косово, в ходе которого США затронули интересы России с безразличием и даже презрением. США атаковали Сербию - регион, населенный дружественной России нацией - без учета ее (России) интересов». По поводу реализации первой фазы антироссийской стратегии и активной роли США в развале СССР Stratfor пишет: «Потеря восточно-европейской империи создала динамику падения Горбачева и развала самого СССР. США не отступали до тех пор, пока Москва не потеряла не только то, что выиграла в результате победы во Второй Мировой войне, но и намного больше». Основа стратегии третьего этапа, на котором планируется развал российской государственности, была заложена Клинтоном. Это было то, что британская The Guardian в номере от 3.01.04. назвала «новой холодной войной». В статье в частности говорится, что после распада СССР «администрация Клинтона обратила внимание на южные фланги России в Центральной Азии и на Кавказе». При этом «была поставлена цель сократить настолько, насколько возможно политическое и экономическое влияние Москвы». Этот курс Клинтона получил название стратегии «сокращения России». И речь идет о тотальном сокращении, то есть не только территориальном, но и военном, политическом, экономическом и духовном. Это сокращение шло путем лишения нас союзников, принуждения к отказу от военного присутствия на фоне размещения своих военных баз по периметру российских границ, игнорирования наших интересов, вытеснения русской православной церкви и истребления православия, например, в Косово. Ну и, наконец, через сокращение наших экономических возможностей. Ярким примером того, как работает стратегия сокращения России, стал Ирак. В результате американской агрессии Россия не только потеряла экономического партнера, с которым имела выгодные договоры. Следствием сокращения экономического влияния России стало уменьшение поступлений в бюджет, который пополняется преимущественно за счет доходов от энергетики. А бюджетные средства идут у нас не только на социальную сферу, но и на нашу оборону и безопасность. Таким образом, экономическое сокращение России наносит удар и по нашей обороноспособности. Вот такой простой стратегический замысел. Ну а дальше стратегию сокращения России Вашингтон начинает осуществлять, привлекая представителей правящей российской элиты. Об этом пишут информированные круги в самих Соединенных Штатах. Что ж, видимо, у них есть на то основания и доказательства. Эти цитаты настолько красноречивы, что мы оставим их без комментариев. Первая цитата из активно цитируемого нами прогноза Stratfor: «Ельцин лишь продолжил политику Горбачева и углубил ее. В сущности, Ельцин продолжил торговать геополитическими интересами с целью создания экономических отношений с Западом». Вторая цитата, иллюстрирующая роль Ельцина в реализации стратегии сокращения России, взята из статьи «Танцы с медведями», опубликованной «The Asia Times» 23.09.03. Автор статьи Джон Хелмер пишет: «Ельцин внедрил две силы, никак не связанные с российским народом: иностранную державу, намеренную уничтожить советский военно-промышленный комплекс; и группу концессионеров, которым Ельцин разрешил расхищать страну, закрывая на это глаза, при соблюдении ими двух условий: чтобы они платили ему скромные комиссионные и не действовали против его иностранного покровителя». Администрация Буша-младшего поддержала стратегию Клинтона по сокращению России. Оказавшись у власти, Буш еще больше активизировал ее проведение. Как заключает Stratfor: «Это была действительно двухпартийная политика. Клинтон и Буш-младший старались систематически увеличить влияние США в регионе, называемом в России "ближним зарубежьем", в то же время позволяя течь естественному процессу экономической дисфункции. Точнее, они позволяли, чтобы слабость России создавала вакуум, который может быть успешно занят американской мощью». Воспользовавшись шоком, вызванным террористическими актами 11 сентября, Буш, добился согласия на размещение баз в Центральной Азии. Все это было представлено как временная мера в борьбе против Талибана. Теперь же США намерены держать эти базы для возможного использования их против России, Китая и Среднего Востока. Кроме того, США активизировали так называемые «войны нефтепроводов» на Кавказе, оказав нажим на западные компании, с целью отрезать Россию от поиска нефти на Каспии и исключить возможность ее транспортировки через территорию РФ. В наше время план США по демонтажу российской государственности становится реальностью. Госсекретарь США Кондолиза Райс, вступив в должность, назначила на руководящие посты в своей команде «старую добрую гвардию» - Роберта Зелика, Николаса Бернса и Роберта Джозефа. Каждый из этих специалистов по России работал в администрациях президентов Рейгана и Буша-старшего и, как говорят американские аналитики, «немало сделал для уничтожения советской империи». Теперь их русофобия и разрушительные способности оказались опять востребованы командой нынешнего президента США, и уже сам факт их приглашения во власть лишний раз подтверждает, какую перспективу нам готовят. Антироссийская стратегия Вашингтона носит системный характер. Она включает не только стратегию войны против России в традиционном физическом боевом пространстве с использованием военной мощи США, но и стратегию войны в политическом пространстве, направленную на демонтаж российской государственности, уничтожение нашей страны как политического субъекта права. Есть еще один компонент антироссийской стратегии. США планируют уничтожить нас духовно, вмешавшись в наше духовное пространство и сделав его полем битвы не только за нашу историческую и культурную память, но и за нашу веру. Это последний и самый важный плацдарм, поскольку здесь идет самое главное и самое ответственное сражение за Святую Русь. Победа в нём, по замыслу противника, сделает необратимыми победы в физическом и политическом пространствах, потому что очаг сопротивления всегда в душе. Эти дерзкие планы признак нездоровья души тех, кто пытается их реализовать. Подобные посягательства свидетельствуют, во-первых, о незнании России, ее народа и истории, а, во-вторых, о том греховном состоянии, которое именуется гордыней. Но, как известно, высокомерие предшествует падению.

Этапы и направления демонтажа российской государственности Американцы действуют цинично, прагматично и очень рационалистично. Свое рыночное сознание они применяют к другим сферам. И в этом заключается их большая ошибка. Наш народ, что бы там ни говорили, не принял навязанные ему рыночные реформы, потому что у нас не только исторически другая ментальность, но другая духовность, в которой душа является определяющей по отношению к рассудку. Именно поэтому с русскими всегда было так трудно воевать. Последнее время в наши военные академии зачастили натовские «учителя». Военный колледж НАТО по договоренности с нашим высшим руководством организует выездные курсы для слушателей и профессорско-преподавательского состава высших[военных учебных заведений России. Для чтения лекций приглашаются представители военного и политического руководства стран НАТО, и, прежде всего США. Они учат нашу военную элиту тому, как нам под натовским руководством осуществлять оперативную совместимость и выполнять вместе с ними стоящие перед НАТО задачи. Они учат русское воинство, историческая память которого знает не только, как вести войны, но и как их выигрывать. Ведь НАТО или коалиции ее членов пока не выиграли ни одной войны. Югославия, Афганистан и Ирак яркое тому подтверждение. С начала боевых действий в Афганистане и Ираке правительство США затратило на ведение этих кампаний 300 млрд. долл., но это не дало ожидаемого результата. Джон Абизейд, командующий американским Центральным командованием, которое ведет войну в Персидском Заливе и Афганистане, в июне 2005 года, выступая в Комитете по вооруженным силам американского сената, признался, что в Ирак стало прибывать больше иностранных участников антикоалиционного сопротивления, чем шесть месяцев назад. История нашего Отечества доказала, что ни одна западная рационалистичная стратегия в отношении России работать не будет (но это не значит, что нам нужно просто сидеть сложа руки). Антироссийская стратегия США предельно запрограммирована, рационалистична и схематична. Она носит односторонний характер, то есть сориентирована на интересы Америки без учета специфики России, которую американское руководство постичь просто не в состоянии в силу собственного эгоизма. Но война с целью реализовать эту стратегию может стоить нам тяжелейших и многочисленных жертв и страданий, если мы тщательно не продумаем меры нашего сопротивления. А выработать их можно только зная планы противника и представляя всю серьезность угрозы, нависшей над нашей государственностью. Нетерпение США объясняется не только тем, что им нужны наши ресурсы, но и тем, что неудачи американских сил в Афганистане и Ираке нужно прикрыть в глазах недовольного этим общественного мнения какими-то успехами. Беспрецедентная слабость России провоцирует США не упустить удобный момент. Американская стратегия войны против России в политическом и духовном пространствах с целью демонтажа российской государственности и уничтожения русской православной цивилизации структурируется на следующие этапы и направления: · Установление американского контроля над ядерным потенциалом России и лишение ее суверенитета, · Дезинтеграция (расчленение) России с введением «внешнего управления», · Демонтаж российской государственности - замена России более мелкими и удобными для контроля геополитическими образованиями, · Ликвидация России как цивилизации (духовное уничтожение), слом воли к сопротивлению, обращение нашего народа в самую худшую из всех форм рабства, в рабство духовное. Предыдущие формы закрепощали раба физически, душа же была свободна. Духовное рабство лишает свободы душу. Отметим, что война в духовном пространстве ведется параллельно с войной в физическом и ментальном пространствах, и задачи духовного уничтожения решаются в контексте и с помощью мер военного и политического характера. Рассмотрим эти этапы и специфику их реализации. Установление американского контроля над ядерным потенциалом России - это задача на ближайшую перспективу. США нужно сразу, пока страна не распалась, установить контроль над системой ядерных объектов, в ее целостном виде. Речь идет, прежде всего, об объектах военного значения, поскольку именно они являются единственным гарантом суверенитета России. Компрадорская политическая и экономическая, с позволения сказать, элита во многом страну уже сдала. По оценке одного из официальных западных источников, «В российской элите накоплена критическая людская масса, позволяющая перейти к взлому всех систем Российского государства». О том, что установление контроля над ядерным потенциалом - задача на ближайшую перспективу - свидетельствуют итоги переговоров Буша и Путина в Братиславе. Одним из ключевых подписанных в ходе встречи документов было «Совместное заявление Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Соединённых Штатов Америки Дж. Буша о сотрудничестве по вопросам безопасности в ядерной сфере», которое датируется 25-02-2005. Приведем фрагмент этого документа из текста, размещенного на официальном сайте Министерства иностранных дел РФ, где речь идет о том, что российские и американские эксперты по ядерной безопасности проведут в 2005 году двусторонний семинар на высшем уровне (читай в очень узком кругу), чтобы сосредоточить усиленное внимание на вопросах «культуры безопасности» (далее цитата):