Малыш

Градов Игорь

Он один в этом мире — маленький мальчик, которого все зовут Малыш. На вид ему шесть лет, но мало кто знает, что на самом деле — гораздо больше. Он мутант, и в силу странного стечения обстоятельств стал обладателем редкого дара — возможности оставаться маленьким, а также читать чужие мысли и даже чистить память. И еще он умеет двигать предметы…

Но за это приходится платить — в данном случае, своим будущим. Малыш не может вырасти, у него нет друзей, нет и никогда не будет своей собственной семьи, жены и детей… Для всех он навсегда останется маленьким мальчиком.

Но неужели никто не в силах ему помочь? В этом жестоком и опасном мире, в котором он вынужден жить, есть и другие люди, обладающие необычными способностями. Например, травница Мара, которую все считают ведьмой… Или Желтый Глаз, проводник в Старый город, где после войны осталось много интересных и необычных вещей. Туда, кстати, Малыш и отправляется — за книгами, ибо больше всего на свете ценит знания. Но получит он не только старые энциклопедии и справочники, но кое-что гораздо более ценное. То, что изменит всю его жизнь. А также жизнь всех людей, так или иначе с ним связанных…

Часть первая

Глава первая Хороший день

— Малыш, обедать!

Ну, вот, только начал новую главу… Я тяжело вздохнул и закрыл энциклопедию. Потом залез под кровать, приподнял одну половицу и убрал книгу в тайник. Незачем родным знать, что я читаю, а то будут еще спрашивать. Придется им лишний раз мозги чистить…

За столом я сидел один: отец, как всегда, работал в мастерской, Ник и Дара были еще в школе, до вечера не вернутся. Хорошее время — никто не мешает, можно спокойно почитать.

Я люблю энциклопедии — в них много всего, особенно о том, что было до Большой войны. Жаль только, попадаются они крайне редко. Торговцы обычно привозят из города всякую ерунду, какие-то глупые любовные романы да приключенческие повести, а научных книг и учебников очень мало. Вот и приходится по несколько раз перечитывать то, что уже имею…

Мать налила мне полную тарелку супа. В теплой водичке плавало несколько ломтиков картошки и пара кружочков лука. Негусто, конечно, но мне хватит — я ведь маленький, ем очень мало. Зато хлеба отрезала целый ломоть — только что испеченного, теплого, душистого, пахнущего печью. С поджаристой корочкой, как я люблю…

Глава вторая Крыс

У меня есть ручная крыса, точнее — крыс, поскольку это мальчик. Я сам поймал его, когда тот был совсем маленький, и приручил. А теперь Крыс (так я назвал звереныша) живет в деревянной клетке, сделанной отцом, а я за ним ухаживаю.

Днем, когда дома никого нет (кроме мамы, конечно), я выпускаю его погулять. Крыс очень умный, далеко не убегает (видимо, понимает, что легко может стать чьим-то обедом) и ходит только по моей комнате. Он любит сидеть у меня на столе и смотреть, как я читаю. Иногда Крыс пытается попробовать бумагу на вкус, но я ему не даю: книги — вещи дорогие и редкие. Вы не подумайте, Крыс не голодает, я регулярно его кормлю, но бумага для него — как лакомство. Вот он и лакомится, когда меня нет — уже погрыз углы у нескольких томов. Но я на него не сержусь — он же не понимает, что портит мои книги, для него это лишь еда.

Брат с сестрой не одобряют моего увлечения. Они считают, что грызуны хороши только в качестве обеда. Да, мы иногда едим крыс, если не удается достать нормального мяса, хотя чаще обходимся хлебом и овощами. А вот некоторые жители нашей деревни специально охотятся на грызунов и даже считают, что их мясо вкуснее и полезнее куриного, поскольку в нем меньше вредных веществ.

Определенная логика в этом есть: курица — птица глупая и клюет все, что находится на земле, в том числе и всякую дрянь, а крысы — очень умные животные, никогда не станут есть ничего заразного и вредного. Обычно крысы посылают на разведку самого молодого и неопытного из стаи, и тот пробует незнакомую пищу. А остальные смотрят и ждут. Если все прошло нормально и разведчик жив, то все приступают к обеду. А если отравился — потеря невелика… Правильный подход — стая дороже одного члена. Поэтому крысы едят только безопасную пищу, и их, если поймаешь, можно варить и жарить без опасения — никакой заразы нет.

Но для меня Крыс не пища, а друг. И, если разобраться, то ближе его у меня никого нет. Отец обычно в мастерской — работает, чтобы прокормить нашу семью, а мать вечно хлопочет по хозяйству, ей не до меня. На ней и огород, и сад, и весь дом. Не говоря уже о ежедневных обязанностях — хвороста собрать, печь истопить, обед приготовить, одежду постирать, зашить, погладить…

Глава третья Мара и Желтый Глаз

Откуда он появился, никто не знает. Скорее всего, пришел с востока, где еще есть крупные селения и даже, по слухам, нетронутые войной города. Занимался он тем, чем занимаются у нас почти все пришлые — мелкой торговлей. Притаскивал из Старого города разные забавные штучки и продавал на рынке. Я тоже у него кое-что брал, правда, приходилось следить, чтобы вещь не сильно фонила. А то принесешь такую штуку домой и облучишь всю семью…

Свое прозвище он получил за глаза — они у него разные. Правый — нормальный, карий, а левый — желтый и с вертикальным зрачком, как у кошки. Тоже мутант… А так, в целом, он нормальный человек: руки-ноги в порядке, тело не скособоченное, ходит быстро. И даже волосы на голове есть — верный признак, что здоров.

Сколько Глазу лет, тоже никто не знал, но, на мой взгляд, было гораздо больше, чем он говорил сам — не тридцать пять, а, как минимум, все пятьдесят. Хотя выглядел далеко не старым. До него только Мара могла похвастаться своим возрастом, и вот теперь он…

Мару Желтый Глаз сразу невзлюбил — видимо, чувствовал в ней что-то такое… А ко мне относился хорошо, всегда приветливо улыбался при встрече. Он, разумеется, догадывался, что мне тоже далеко не столько лет, на сколько я выгляжу, и уж точно не шесть, раз такими штуками, как у него, интересуюсь. Но первое правило торговца гласит — не задавай лишних вопросов. Для чего человек берет тот или иной товар — его дело, тебя не касается. Твоя задача — выгодно его продать, а что там дальше с ним покупатель делать будет, не твоя забота.

Кстати, товары Желтый Глаз продавал действительно необычные и даже очень редкие. Однажды, например, приволок откуда-то настоящий микроскоп. Это была уникальная находка, учитывая, что во время Большой войны все лаборатории разбомбили. По ним и по научным центрам в первую очередь ударили — чтобы уничтожить ученых. Что было логично: нет науки — некому создавать новое вооружение, а против старого у всех защита давно имелась. Вот и не осталось в Старом городе почти никаких приборов, даже простеньких дозиметров. А они нам так нужны!

Глава четвертая Старый город

Тех, кто идет в Старый город, можно разделить на две категории — «кроты» и «крысы». Первые работают группами по несколько человек и гребут все подряд — что можно продать. Как правило, это молодые, здоровые парни, которые легко способны разобрать многометровый завал и откопать погребенный под грудой битого кирпича и бетона склад.

Если повезет, «кроты» находят чудом сохранившиеся консервы, одежду, прочие вещи и выносят на себе из города, чтобы толкнуть перекупщикам. А те уже на своих машинах развозят товары по окрестностям, поставляя мелким рыночным торговцам, вроде моего знакомого Кима.

Люди долго в «кротах» не задерживаются — работа больно вредная. И дозу можно схватить большую, и под обвал попасть, и пулю от конкурентов получить. Три-четыре года — и человек (если умный, конечно) уходит, ищет занятие поспокойнее и поприбыльнее. А на его место приходит другой.

Смертность среди «кротов» высокая, но недостатка в рабочих руках нет. Дело в том, что каждый новичок верит в свою удачу — мечтает найти большой нетронутый склад. Бомбили ведь город довольно беспорядочно, наспех, лишь бы напугать, тотального разрушения, как позже, не было. Это, говорят, в конце войны ковровые бомбардировки начались, когда все уничтожали под чистую, целые города с землей сравнивали. Так что в этом плане, можно сказать, нам крупно повезло — многое сохранилось. И до сих пор лежит под руинами…

Старый город раньше был очень богатым, и, говорят, жили в нем преимущественно обеспеченные люди. Были здесь и крупные банки, и дорогие магазины, и роскошные кварталы с шикарными особняками…

Глава пятая Подземка

Вниз на станцию вела полуразрушенная лестница, по которой приходилось спускаться очень осторожно — чтобы не провалиться. Глаз достал небольшую керосиновую лампу, зажег и стал освещать дорогу.

— Не опасно? — кивнул я на огонь. — Издалека видно…

— Нет, — покачал головой Глаз, — в подземке мало кто бывает. «Кротам» здесь делать нечего, а «крыс» я всех знаю. И мало кто из них рискнет спуститься в подземку в этом месте — здесь целая система туннелей, считай, настоящий лабиринт. Основные пути, запасные, технические, аварийные, разные платформы, развилки, пересадочные станции, отстойники, тупики… Если нет хорошей карты, то лучше и не соваться. Зайдешь — и все, пропал…

— А у тебя есть карта? — поинтересовался я.

— Конечно, — кивнул Глаз, — самая лучшая! Таких всего две было — у меня и у Стива. Все линии, все станции, все тупички и веточки обозначены.

Часть вторая

Глава девятая Снова в путь

Жизнь полна неожиданностей, причем чаще всего — не слишком приятных. Только мы сыграли свадьбу Пауля и Дары, только моя жизнь стала входить в привычную колею, как о себе напомнил тот, кого я меньше всего хотел видеть, — Юродивый.

Я, как обычно, сидел у себя наверху и читал. Да, что ни говори, а Юродивый знал, что подарить. Энциклопедия была не просто хороша, она была великолепна! Я никогда прежде не видел столь прекрасных иллюстраций, таких интересных статей и отличных научных комментариев. Каждый раз я испытывал настоящий восторг, начиная новые главы. Даже просто подержать в руках эту толстую, солидную, тяжелую книгу было одним удовольствием. Сразу видно — настоящий научный труд.

К тому же у меня стало больше времени для чтения. Дара вышла замуж и переехала к Паулю в харчевню, и теперь матушка каждый день бывает у нее — помочь по хозяйству и научить житейским премудростям. Старый Тим не против этого — все подмога. Его жена, как я уже говорил, почти не встает, и забота о харчевне целиком легла на его плечах. А вот он неожиданно получил в помощь сразу двух (причем почти дармовых!) женщин.

Правда, от Дары толку пока мало, она только учится хозяйству, зато моя мать взялась за дело рьяно, буквально засучив рукава. Надо же помочь единственной, любимой дочке! Подумаешь, взяли почти бесприданницей! Зато она умница и красавица. И вообще — Дара себя еще покажет, проявит свои способности рачительной, трудолюбивой хозяйки. Надо только подождать, дать ей время.

Благодаря усилиям моих близких харчевня заметно преобразилась — стала намного чище и уютней. Они оттерли многолетнюю грязь и копоть, завели на столах скатерти и даже раздобыли по случаю настоящие фаянсовые тарелки.

Глава десятая У Линя

Ред держался со мной по-приятельски, даже по-свойски, всячески подчеркивал особое ко мне расположение — например, посадил рядом с собой на пассажирское сиденье, чтобы можно было болтать в пути.

— Ты, Малыш, не боись, — успокаивал он меня, — мы с тобой не на разборку едем, а так, побазарить немного, перетереть кой-чего… Я тебя, если что, прикрою. Ты главное позади меня держись и ни во что не вмешивайся. Мне Юродивый про задание твое рассказал, объяснил все, вот ты им и занимайся. А с людьми Линя я уж как-нибудь сам разберусь. Навещаю им лапши на уши!

— А Юродивый тебе сказал, что в случае опасности надо немедленно сваливать? — решил на всякий случай уточнить я.

— Ясен пень, — кивнул Ред, — я в курсах. Чуть что — сразу в бок меня толкни, тогда и отвалим. Я скажу: «У вас, господа, хорошо, но у нас дома лучше. А посему покедова, а то жены, поди, нас уже заждались, да и дети малые тоже».

Ред заражал, а мне вот было совсем не до смеха. Кто знает, что нас ждет, какие сюрпризы приготовил для нас господин Линь. Не может же быть, чтобы он не придумал для нас какую-нибудь особую гадость. Так сказать, от нашего стола вашему столу…

Глава одиннадцатая Письмо

На следующее утро меня отвезли домой. Я ехал в черном лимузине, принадлежащем господину Линю, не менее шикарном и удобном, чем у Юродивого, и таком же дорогом. Рядом со мной небрежно развалился Желтый Глаз. По ходу дела он поучал:

— Ты, Малыш, талантливый мутант, но неопытный. А в нашем деле опыт бывает иногда важнее силы и таланта. Вот возьмем, к примеру, старуху Мару. Не сказал бы, что она самая сильная из нас, найдутся и посильнее, но ведь умеет постоять за себя! Да еще как! Правильно господин Линь тебе сказал — к ней в голову никто не залезет: ни я, ни ты, ни даже сам Юродивый.

— Почему так?

— Закрываться хорошо умеет, свои мысли прятать.

— А ты так можешь?

Глава двенадцатая Ред

Дорога всегда веселее и короче, когда идешь вдвоем, особенно если твой попутчик — хороший рассказчик. А Глаз знал много историй и охотно ими делился. Вот и сейчас, по дороге к Маре, он травил очередную байку.

— Давно это было, еще до войны. Люди тогда в Старом городе богато жили, много чего имели. Но и зависти было много: почему, мол, у одних густо, а у других пусто? Вернее, не совсем пусто, есть, конечно, кое-что про запас, но гораздо меньше, чем хочется. А хочется-то побольше и всего сразу! Понятное дело, жить богато нравится всем, но не у всех получается. Так вот, был тогда в городе один сумасшедший ученый. Точнее, это потом выяснилось, что он сумасшедший, а сначала все думали, что он просто гений. Так бывает с учеными…

— Погоди, — перебил я Глаза, — ты что, мне какую-то легенду рассказываешь?

— Ну, не совсем легенду, — усмехнулся мой попутчик, — но близко к тому. Скорее байку. Я ее от деда слышал, когда совсем маленьким был. И почему-то сейчас вспомнил. А что, разве неинтересно?

— Нет, почему, — пожал я плечами, — трави дальше.

Глава тринадцатая Поединок

Юродивый ждал нас у входа в бункер. Главарь пристально посмотрел на меня, и я опять начал проваливаться в бездонный колодец. Но потом вспомнил советы Глаза и закрылся. И сразу же стало легче — исчезла пугающая черная пустота, прошел липкий, противный страх. Я как будто вынырнул из глубины…

— Вижу, что ты кое-чему научился, — с неудовольствием заметил Юродивый, — или тебя научили. Ладно, пойдем.

Он повернулся и пошел в бункер, мы с Редом направились за ним. Снова долгий, утомительный спуск по узким металлическим лестницам, проходы через толстые бронированные двери, длинные бетонные коридоры… Наконец мы достигли самого нижнего уровня — логова Юродивого.

В кабинете главарь приказал Реду:

— Обыщи Малыша.