Серенада над морем

Грейс Кэрол

Когда-то у Оливии и Джека была прекрасная семья. Для полного счастья им не хватало только одного — детей. Но именно это и послужило причиной их расставания…

ПРОЛОГ

Оливия и Джек производили впечатление идеальной пары. Одна и та же профессия, одни и те же цели, одинаковая любовь к древним развалинам. Конечно, у них были и небольшие различия. Он — сова, засыпающая уже под утро, она же — жаворонок, встающий с рассветом. Но никаких серьезных противоречий!

Они встретились в июне и уже в сентябре устроили (идеальная пара!) идеальную свадьбу. Правда, букеты белых лилий прибыли в церковь только после окончания церемонии. Правда, фотограф Энцо не говорил по-английски. Правда, брат жениха проспал и потерялся в деревне где-то по дороге на банкет. Но все это было не столь важно. Во всяком случае, Оливия вспоминала свадьбу как самый счастливый день своей жизни.

Она забыла все мелкие неурядицы, но помнила, каким удивительно красивым был Джек в смокинге и в белой рубашке, которая подчеркивала его бронзовый загар. Она уронила кольцо, упавшее к ногам Джека, но помнила, как парило возле алтаря ее белое шелковое платье невесты, принадлежавшее еще ее бабушке.

А еще она помнила, как Джек надел ей на палец кольцо, где были выгравированы их инициалы и дата, и прошептал: «Навеки». А священник сказал: «Можете поцеловать невесту». И Джек так страстно поцеловал ее, что по церкви пронеслось общее «А-а-а-ах!». Когда они покидали церковь под душем лепестков роз, от счастливых слез у Оливии повлажнели глаза.

Наконец они добрались до Позитано, где на берегу моря в нескольких шагах от воды их ждал банкет. Никакого чрезмерно разукрашенного отеля, настоящий итальянский минимализм. Подол шелкового платья Оливии утопал в пыли, в ноздри лезли волосы, выбившиеся из прически.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Оливия страдала от морской болезни. Маленький паром из Пирея шел в Эгейское море. Пассажиров на этой старой посудине было немного, в основном участники ее экспедиции. Они все сидели внутри, приготовившись к двухчасовому путешествию. Оливия, упираясь головой в перекладину заграждения, жадно глотала свежий воздух. Так она надеялась сохранить легкий завтрак, который успела перехватить на пристани до отхода парома.

Сохранить завтрак не единственная забота, с которой столкнулась Оливия. У нее была еще более трудная задача — как отделаться от воспоминаний о последней экспедиции в Эрмуполис

[1]

? Именно там семь лет назад она встретила Джека. Молодому профессору предстояло вести раскопки на редком многопластовом захоронении времен Александра Великого. Тогда Оливия не нашла в захоронении камеру, которую искала. Зато нашла Джека Окли. Умного, выносливого, отважного, амбициозного и такого яркого, что она чуть не задохнулась от избытка чувств. В воздух полетели искры. Страсть извергалась, словно Везувий. Тот самый вулкан, который высился над Помпеями. Так возникает внезапное, мгновенное влечение. Каждому было очевидно, еще пара шагов — и любовь восторжествует над приличием. Той же осенью они поженились в Италии.

Сейчас Оливия возвращалась на те же раскопки. Повзрослевшая и поумневшая. Еще один шанс раскопать могилу, найти несколько глиняных горшков, ювелирных изделий, медных монет и наконец узнать, кто же здесь похоронен. Здесь у нее есть шанс встретиться с Джеком и убедиться, что у них все в прошлом. С тех пор как этой весной она подала заявление на развод, ей стало лучше. Хотя это была пустая формальность. Их брак существует только на бумаге.

Правда, от самого Джека никаких известий пока не поступало. Но он должен знать, что от их союза ничего не осталось. Наступило время закрепить это официально.