Замуж за шейха

Грейс Кэрол

«Женись», — потребовали родственники, и могущественный шейх Бен Али понял, что ему придется повиноваться и выполнить свой долг перед семьей. А вот найти подходящую жену он поручил своей помощнице Эмили…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Когда шейх Бен Али отсутствовал, жизнь в его офисе в Сан-Франциско текла спокойно, размеренно и, что говорить, скучно. По крайней мере, именно так считала его личная помощница Эмили Клейборн. Сейчас же, в ожидании его возвращения, главный офис крупнейшей нефтяной компании, расположенный на верхнем этаже небоскреба, гудел, как растревоженный улей. Растревожено было и сердце Эмили.

Он позвонил из аэропорта. Он уже на пути сюда. А поскольку в офисе слухи распространялись со скоростью звука, повсюду слышалось:

— Он уже в аэропорту.

— Сделай вид, что очень занят. Он уже едет.

У Эмили дрожали руки, когда она ставила в вазу букет роз. Она убеждала себя, что это смешно и нелепо, но никак не могла справиться с волнением. Они работают вместе уже три года, и ни разу их отношения не вышли за рамки деловых. Бен всегда ценил ее деловые качества, благодарил за хорошо выполненную работу, периодически повышал зарплату и продвигал по служебной лестнице. Все.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Бен довез ее до дома, и Эмили с облегчением отметила, что окна в соседских домах темны. В своем воспаленном воображении она видела поднятые шторы, лица, прижатые к стеклу, слышала шепот: «Кто это там с Эмили?», или «Что это за машина такая?», или «Что-то слишком поздно Эмили вернулась». Прожив четыре года бок о бок с этими людьми, она узнала их достаточно хорошо. Многие из них были членами клуба садоводов, который она возглавляла; каждую весну вся улица дружно участвовала в пикнике, а когда кто-то уезжал, соседи присматривали за домом, садом и домашними любимцами.

Слава богу, никто не видел, как она вышла из роскошной спортивной машины, как наследный арабский принц учтиво открыл для нее дверцу, довел до входной двери и попрощался до завтра.

Эмили ввалилась в дом и рухнула на диван, поскольку ноги отказались служить ей.

Бен больше ни разу не упомянул о женитьбе, и она старалась успокоить себя тем, что это были просто слова, иллюзия. Но кольцо-то было вполне реальным. Реальным и тяжелым, не дававшим ни на минуту забыть о нем. Эмили крутилась и вертелась на кровати, не в силах уснуть. Она снова и снова проигрывала сцену, как завтра утром зайдет в его кабинет и решительно скажет:

— Что касается вчерашнего вечера, то я все понимаю. Вы нервничаете по поводу грядущего тридцатипятилетия, но прекрасно осознаете, впрочем, как и я, что мы с вами не можем пожениться.