Тени прошлых грехов

Грэнджер Энн

Всего-то и радостей осталось у одинокого старика Монти Бикерстафа, что пешком доковылять до города и купить бутылку виски. И в этот день он поступил точно так же, но, вернувшись в свой некогда красивый, а теперь обветшалый и запушенный особняк с одной мыслью — поскорее наполнить стакан любимым напитком, он с ужасом обнаружил на диване в гостиной труп неизвестного мужчины.

К расследованию приступают инспектор Джессика Кемпбелл и ее шеф Иен Картер…

Глава 1

Монти Бикерстаф шагал нетвердо, кренясь на один бок и размахивая руками. На ходу угрожающе позвякивала его покупка — бутылка в полиэтиленовом пакете с эмблемой магазина.

Стоило ему войти в винный отдел супермаркета, и остальных покупателей оттуда как ветром сдуло. Почти сразу же к Монти подошел молодой человек, младший администратор. Правда, начал он вежливо: «Чем я могу вам помочь, сэр?», но затем ясно дал понять, что присутствие Монти в магазине нежелательно.

— Вот ведь сопляк, а еще хамит! — бурчал Монти. — Я такой же покупатель, как и все прочие!

Так он и ответил младшему администратору. А потом администратору постарше, который поспешил на помощь коллеге, и охраннику магазина. Правда, этому парню он еще много чего сказал.

— Я подам на вас жалобу за незаконное задержание! — пригрозил Монти. — С чего вы взяли, что я собирался сбежать, не заплатив? Я ведь еще не вышел из торгового зала! Принцип презумпции невиновности гласит: «Человек не виновен, пока не доказано обратное». Пока я не покинул магазин, вы не вправе утверждать, что я не собирался оплатить купленный товар. Сейчас я как раз иду к кассе. Более того, — продолжал Монти, — даже если бы я вышел, не заплатив, вы все равно не имели бы права меня обыскивать! Вы не полицейский. Если хотите меня обыскать, вызывайте нормальных полицейских.

Глава 2

От изумления и ужаса Монти выронил стакан. По комнате поплыл торфяной аромат виски — содержимое стакана тут же впиталось в вытертый ковер.

Зевок сопровождался щелчком; челюсть раскрылась так широко, что, казалось, больше уже невозможно. Потом покойник застыл, вытаращив остекленелые, мертвые глаза.

— И что же мне теперь делать? — пробормотал Монти. — Он застывает, должно быть, у него начинается трупное окоченение. Куда подевались полицейские, будь они неладны?

Должно быть, ему все же удалось убедить диспетчера, что дело серьезное, потому что довольно скоро рядом с домом остановилась машина. На заросшей бурьяном дорожке захрустели шаги.

— Парадная дверь открыта, — произнес мужской голос в холле. Очевидно, он обращался к своему спутнику. По: том говоривший крикнул: — Эй, есть кто-нибудь?