Дорога в никуда

Гриббин Джон

Полет становится путешествием без возвращения — потому что они совершили посадку в другом мире.

Лейтенант Роджер Ту Хокс, а также пилот и бортовой стрелок О'Брайен выпрыгивают из сбитого самолёта.

Но не успели они погасить парашюты, как обнаружили, что оказались в совершенно другом, фантастическом мире. И после этого начались их кошмарные приключения.

Существовало только одно объяснение происшедшего: они непонятным образом попали в другое измерение, другую Вселенную.

Глава 1

Через год после войны мой издатель отправил меня в Стэвэнджер, в Норвегию, чтобы проинтервьюировать Роджера Ту Хокса. Я был уполномочен заключить с ним договор. Условия были весьма благоприятными, особенно принимая во внимание печать и пересылку в послевоенный период. Я сам попросил об этом поручении, потому что я много слышал о Роджере Ту Хоксе. Большинство историй о нем были невероятными, даже противоречивыми, однако, согласно моей информации, его рассказы были правдивыми.

Мое любопытство было так возбуждено, что я уволился бы со своей должности и на свой страх и риск отправился бы в Норвегию, если бы даже мой издатель не согласился на это. А это было время, когда с моей профессией нелегко было получить работу. Восстановление разрушенной войной цивилизации было нашей важнейшей целью; умение обрабатывать металл, класть стены из камня было предпочтительнее умения владеть пером.

Тем не менее, люди покупали книги, и тайна этого чужака Роджера Ту Хокса возбуждала интерес во всем мире. Почти каждый слышал о нем, но те, кто его знал, были или мертвы, или пропали без вести.

Я записался пассажиром на старый грузовой пароход, которому потребовалось семь дней, чтобы добраться до Стэвэнджера. Хотя, когда я сошел на берег, был уже поздний вечер, я все же спросил на своем скверном норвежском, где находится отель, в котором, по моим сведениям, остановился Ту Хокс. Перед своим отъездом я безуспешно пытался заказать там комнату.

Цена за проезд на такси была очень высока, потому что бензин был все еще строго нормирован. Мы проехали по многим темным улицам, но окна отеля были ярко освещены и фойе было заполнено надменными гостями, которые, по- видимому, все еще радовались, что им удалось пережить войну.

Глава 2

Командир соединения бомбардировщиков проложил курс южнее Тирговисте и вместо того, чтобы отклониться на север, где должен был находиться Плоешти, он вел машины почти точно на Бухарест. Лейтенант Ту Хокс заметил навигационную ошибку и, так же как и некоторые другие командиры самолетов, нарушил предписанное радиомолчание. Командир звена не дал никакого ответа и упрямо продолжал придерживаться ложного курса. Несколькими минутами позднее далеко слева и над самым горизонтом Ту Хокс увидел грязно-коричневое облако и понял, что это должен быть дым над горящими нефтехранилищами. Первая волна нападающих достигла цели и сбросила бомбы.

Он наблюдал за флагманским бомбардировщиком и спрашивал себя, видел ли полковник этот предательский дым. Внезапно флагманский бомбардировщик заложил крутую кривую и взял курс на дымящиеся нефтепромыслы. Ту Хокс и другие командиры бомбардировщиков повторили этот маневр и все звено было своевременно предупреждено об этом. «ГАЙАВАТА», запустив все четыре мотора на полную мощность, понесся на север со скоростью примерно четыреста километров в час. Соединение опустилось на предписанную для нападения высоту в сто метров. Зеленые кукурузные поля сменились желто-коричневыми полями пшеницы, каналы, дороги, тропинки и ручейки проносились под ними. На фоне облаков дыма парили огромные серые фигуры заградительных аэростатов. Некоторые из них поднимались, чтобы дополнить аэростатное заграждение, другие висели на большой высоте; часть из них была сбита.

Ту Хокс был смущен, хотя он и не показывал этого Эндрюсу. Соединение заходило с неправильного направления и проводившийся на протяжении целевой недели инструктаж о положении объективов — целей в области нападения — был теперь совершенно бесполезным; неделя была потрачена зря. При подлете с юга все это выглядело иначе, чем на фотографиях разведчиков.

Соединение бомбардировщиков еще не достигло аэростатов, как немцы мгновенно открыли огонь. Копны сена, группы кустов и полевые амбары оказались замаскированными зенитными установками. Двадцатимиллиметровые четырехствольные зенитки и тридцатисемимиллиметровые скорострельные пушки поливали небо трассирующими пулями и снарядами. С краев дорог, из кюветов и защитных окопчиков посреди полей били пулеметы. Стоящие в отдалении крытые грузовики внезапно разъехались и открылись новые орудия. Далеко впереди вели огонь батареи длинноствольных 8,8-миллиметровых зениток, стреляющих взрывчатой шрапнелью, облачка взрывов которой образовывали в воздухе плотный узор.

«ГАЙАВАТУ» сотрясали ударные волны взрывов. Осколки шрапнели и пулеметные пули пронизывали несущие плоскости и корпус. Бортовые стрелки вели огонь по зенитным установкам из своих спаренных пушек. Воздух был покрыт сеткой, сотканной из трасс пуль и снарядов, вспышек взрывов, преодолеть которую казалось невозможным, а попытка сделать это была равна самоубийству. Многие машины уже горели, другие в аварийном порядке избавлялись от своего груза бомб и с двумя работающими моторами пытались набрать высоту и убраться подальше. Рев четырнадцатицилиндровых моторов смешивался со взрывами 8,8-миллиметровых гранат и грохотом бортовых оружий в оглушительную какофонию.