Преграды любви

Гриффитс Патриция

Секретный агент федеральной службы безопасности расследует дело о похищении, желая одновременно отомстить за зверское убийство друга. В самый критический момент, когда бандиты преследуют его по пятам, агент решает воспользоваться стоящим возле торгового центра роскошным автомобилем. Владелица его, едва успевшая сесть за руль, оказывается в весьма затруднительном положении.

Так происходит знакомство очаровательной, но одинокой преподавательницы местного колледжа с агентом спецслужб…

1

— О, черт!

Трудно было поверить, что это чертыхание сорвалось с уст высокого широкоплечего мужчины в дорогой кожаной куртке, небрежно прислонившегося к стене у самого входа в торговый центр. По его спокойному, даже ленивому виду нельзя было предположить, что он еле сдерживает злость и досаду.

Однако его глаза недобро сузились, когда он бросил взгляд в сторону автостоянки, где в одиночестве, накренившись на один бок, стоял его неказистый, взятый напрокат автомобиль со спустившимся колесом.

Он до боли стиснул зубы. Эти подонки у него на хвосте, а он остался без машины.

— Черт! — снова прошипел он, а затем длинно и витиевато выругался, чтобы отвести душу. Предупреждал же он, что уже стар для таких поручений. Слишком стар, чтобы интриговать, обманывать и мошенничать.

2

— Так что же все-таки произошло? Бриллианты у тебя?

Тревис отодвинул от уха трубку, пережидая, пока Макгрегор отведет душу. Он стоял, прислонившись к мойке, скрестив ноги в ковбойских сапогах, и беседовал по телефону с шефом, одновременно с удовольствием изучая кухню Алекс. Огромная, занявшая всю заднюю половину дома, она была веселой и светлой то ли от голубых с белым стен, то ли от натертого до блеска дубового пола. В ней было множество горшков с цветами. Даже кухонную мойку украшал горшочек со скромной африканской фиалкой. В дальнем углу, там, где окна смотрели на восток, стоял круглый обеденный стол, а вокруг него — четыре стула с мягкими сиденьями и высокими удобными спинками.

Войдя в дом, Тревис по привычке быстро осмотрел его. Опыт профессионала заставлял его подмечать все до мельчайших пустяков, от которых порой могла зависеть жизнь. Он убедился, что в смысле убранства и комфорта кухня не является приятным исключением.

В этом доме все было удивительно рационально и гармонично, старина и традиции удачно дополнялись современными бытовыми усовершенствованиями, что делало дом удобным, уютным и красивым. В нем хотелось жить.

Правда, спальня Алекс привела его в некоторое недоумение и даже замешательство. Она, бесспорно, тоже была уютной и красивой, но… Понравилась ли она ему? Пожалуй, что нет, ибо напоминала нечто экзотическое, возможно, уже виденное в многочисленных голливудских фильмах, сюжетом для которых служили сказки «Тысячи и одной ночи». Персидский ковер во всю комнату, тропические растения в больших медных горшках, чудо-кровать площадью с небольшую крокетную площадку, кисейный полог и масса подушек у изголовья. Все в светло-бежевых и голубых тонах.