Я не отступлю…

Григ Кристин

Как легко людская молва объявляет бескорыстную, благородную в своих устремлениях девушку продажной тварью, польстившейся на чужие деньги. И как часто чужое предвзятое мнение туманит рассудок, заставляет не верить собственному сердцу.

Зато, когда истина торжествует и искренне любящие друг друга люди соединяются, ничто уже не может нарушить их безоблачного счастья.

1

Роналд Уотсон старательно изображал человека, искренне тронутого разыгрываемым перед алтарем спектаклем.

Правда, он сильно сомневался в том, что у него получается это достаточно убедительно. Да и как могло быть иначе, если, с его точки зрения, все происходящее было откровенным фарсом.

Господи, какая же это нелепица! Пылающие щеки невесты, бледный от волнения жених! Заваленная цветами церковь напоминала похоронное бюро. Под звуки слащавой, сентиментальной музыки священник профессионально поставленным голосом произносил одну за другой избитые, банальные фразы о любви и уважении, о том, как молодые должны заботиться друг о друге…

Скрестив на груди руки, Роналд сидел с сосредоточенно-напряженном видом и ощущением того, что присутствует на комедии с заранее известным финалом под названием «развод». Казалось, что где-то за кулисами уже готовят декорации к последнему акту.

— Кэролайн и Ричард! — торжественно провозгласил священник. — Сегодня происходит величайшее событие в вашей жизни…

2

Элизабет села. Все с любопытством наблюдали за ней и Уотсоном.

Устроившись рядом, Роналд вытянул под столом длинные ноги, задев при этом соседку. Элизабет отодвинулась, но так, чтобы никто этого не заметил.

— Я не заразный, — сухо заметил Роналд, наклонившись к ее уху.

Элизабет невольно покраснела. Уотсон говорил тихо, и все с невольным любопытством поглядели в их сторону, пытаясь догадаться, что он сказал.

Только не молчи! — приказала себя Элизабет. Она провела вдруг ставшим непослушным языком по губам, откашлялась… Но тут, на ее счастье, раздался пронзительный визг: на эстраде проверяли микрофон.