Откуда пришли славяне

Григоренко Анатолий Маркович

Популярное этно-историческое исследование происхожде­ния славян. Трактовки этногенеза России и её истории.

Интернет-издательство «Чрез тернии к звездам» grigam.narod.ru

Введение.

Так уж устроена жизнь, что всем хочется кушать. А кушать можно то, что даёт земля. Отдельный человек, племя или государство должно иметь землю. Должно ис­кать землю, осваивать, бороться за неё и отстаивать пра­во на неё. Из-за земли, как правило, ведутся войны и льются потоки крови. И для любого племени, народно­сти и нации важнейшим вопросом является обоснование права на ту землю, которой оно владеет, или на ту зем­лю, которой оно хочет завладеть.

Обосновывать можно по разному. Можно освобо­ждать Гроб Господень. Можно по праву силы. Можно на том основании, что земля просто свободна. А если там живут некие существа похожие на людей, ну там негры, индейцы, славяне или китайцы, то всем известно, что эти дикие существа не имеют души, спасённой телом и кровью Христовой, а, следовательно, и не люди вовсе.

Правда сейчас такие методы обоснования Дранх на Остен стали не очень политкорректны. Основным мето­дом обоснования стала история. Современному западно­му обывателю (собственно как и раньше) постоянно и настойчиво вливается в сознание то мнение, что гер­манские народы раньше жили далеко на восток. Дальше за ними были сарматы. А славяне вообще неизвестно откуда взялись и со второй половины первого тысячеле­тия завоевали чуть не всю Европу до Эльбы. Покорение же полабских славян, подчинение Польши и борьба с Россией есть восстановление исторической справедливо­сти.

Хуже того то, что и наше историческое самосозна­ние не только не противостоит этому, но и всячески со­действует. Мало того, что триста лет нам вдалбливали норманнскую теорию, но и современная историческая мысль, за редким исключением, исходит именно из не­которой второсортности по отношению к западному миру нашего славянского и русского мира. Даже если пацану сказать о древнем мире, у него тут же всплывет германский рыцарь, что-то в духе Толкиена, хелоуин и прочий исторический мусор.

Раздел 1. Методология.

Прежде чем перейти к сути дела остановлюсь на методологии, то есть на том инструментарии, которым пользуется историк. Только осознавая, откуда мы берём информацию, какое доверие может быть оказано к тому, или иному источнику информации, можно осмысленно формулировать историческую мысль.

Во-первых, масштаб. Можно погружаться в истори­ческий процесс глубоко. Изучать, например жизненные перипетии тех или иных исторических личностей. Кто на ком женился, кто от кого родился и т.д. Это очень ин­тересно. Но тогда мы потеряем предмет исследования – историю цивилизации. Можно пойти в другую крайность, и тогда вообще нечего заниматься историей, а заключить, что все мы от Адама и Евы и все мы братья. Выдержать здесь чувство меры трудно, но я постараюсь.

Во-вторых, предубеждённость. Историк не машина. Он человек и гражданин. Поэтому всякому историческо­му исследованию присуща определённая предубеждён­ность. Будет она и у меня, хотя я постараюсь придержи­ваться презумпции истины.

Итак, первый метод. Анализ того, что понаписали другие историки. Синтез, компиляция, ссылки – вывод. Этим занимаются многие историки. Недостатки этого метода следующие: истинность источников не предопре­делена. Синтез и компиляция производятся уже с опре­делённых идеологических позиций. (Так, в моей молодо­сти, когда приходилось писать доклад на политзанятия, можно было что угодно обосновать, ссылаясь на труды Ленина, постановления ЦК КПСС и решения Советского Правительства).