Очень не просто

Григорьев Тимофей

вторая книга про Малыша. Орки и люди готовятся к войне, будущим летом многим придется умереть за чужие интересы. Книга полностью. ред.1 обновление 09.12.2012 г.

Тимофей Григорьев

Очень не просто

Пролог

Мир замер в ожидании — на его единственном континенте наступило хрупкое равновесие в отношениях между расами. С большой кровью, но орки отбили людское вторжение в конце этого лета. Теперь, поздней осенью, о возобновлении военных действий никто не помышлял — у всех и без этого было достаточно проблем. Орки спешно укрепляли границы, подтягивали отряды от морских и прибрежных кланов, шаманы не покладая рук готовили амулеты связи, защиты, лечения и так далее. Приграничные области Чедана полностью опустели — мирное население вымерло в эпидемию, а мужчины сложили свои головы в клановых землях. Несмотря на все усилия королевских вербовщиков, люди категорически отказывались переселяться на освободившиеся территории, панически боясь возврата "орочьей чумы". Король Чедана добивался от союзников выполнения договоров о совместной защите, но соседи не спешили вмешиваться в этот конфликт, боясь эпидемий и недовольства населения. Только Сарран подтвердил свою решимость вступить в войну, и его полки уже подтягивались к клановым границам. Эльфы сохраняли абсолютное спокойствие.

Глава 1

Устал, я устал как последняя собака. Кто бы мог подумать, что бремя управления собственным кланом так тяжело? Клан Храмовой долины на сегодняшний день насчитывал чуть более пяти тысяч орков, преимущественно одарённой молодёжи, вот они и являлись основной причиной моей головной боли.

Молодёжь! Это по орочьим меркам они молодёжь, самому юному из них чуть меньше шестидесяти, а мне, главе клана — двадцать пять, отсюда все проблемы. В своём юношеском максимализме молодые шаманы готовы были свергать любой авторитет, тем более такой эфемерный, как мой. Не знаю, что я делал бы без моих орков и деда. Практически все административные обязанности взял на себя Торрин, а вопросами охраны территорий и сохранения порядка в Храмовом городе занялись телохранители в полном составе. Конечно, пятёрка бойцов всё также следовала за мной по пятам, но и остальные в это время не сидели без дела. Их усилия меня очень выручали, и я пока справлялся с обязанностями главы клана. С трудом, но справлялся.

— Эчеррин, отвлекись от своих мечтаний, ты мне нужен. — Дед всегда ухитрялся находить меня, не считаясь с моим желанием уединиться. — В городе опять драка, если бы не твой категорический запрет на использование магии при личных конфликтах, без смертей бы не обошлось.

— Кто на этот раз? — Смирившись с неизбежным, я обернулся и уточнил. — И по какому поводу?

— Разве нужен повод, когда играет молодая кровь? Морские неудачно пошутили над пустынными и все с удовольствием размяли кулаки.

Глава 2

Да, изрядно жизнь потрепала братца со времени нашей с ним последней встречи — Гонор предстал передо мной совсем не тем блистательным наследником престола, каким он был менее года назад. Роскошные белокурые волосы были откромсаны явно не парикмахерской рукой, сильно ношеная одежда и, о боги, грязь под ногтями — в таком виде кронпринца Саррана невозможно было себе представить! Изрядно похудевший человек, многодневная щетина на лице которого не могла скрыть выступившие от длительного недоедания скулы, мозоли на изнеженных аристократичных ладонях — всё это свидетельствовало о том, что брату пришлось хлебнуть горя после бегства из собственного королевства. Куда делось высокомерие и презрение к окружающим — с уставшего, покрытого преждевременными морщинками лица на меня смотрели глаза взрослого, много повидавшего мужчины. Я даже проверил наше кровное родство, вдруг я обознался и этот человек, выглядевший сорокалетним мужиком, не мой младший брат, которому нет ещё и двадцати трёх лет.

Так и стоял я, не зная о чём говорить с этим незнакомцем, пока Гонор не взял инициативу на себя.

— И тебе привет, Эльчеор, какими судьбами оказался здесь, да ещё в такой компании? — Брат многозначительно кивнул на моих орков, всё ещё державших его за руки. — Пришли полюбоваться на результаты своих пакостей? Или кланы решили прибрать к рукам пустые земли?

Ну вот, а я думал, что он изменился, постоянное желание оскорбить меня осталось при нём, хоть что-то в этом мире постоянно, правда, не скажу, что я особенно рад именно этому обстоятельству. Но что брат делает здесь? Да ещё в таком жалком виде? Но Гонор опять опередил меня.

— Что, оркам мало погибших женщин и детей, они теперь охотятся за выжившими одиночками? Зачем вам мальчишка?

Глава 3 

Вот я и дома. Казалось бы, как можно считать домом полянку среди леса, но так оно и было — будь я предоставлен сам себе, то, скорее всего, стал бы отшельником (как дед некоторое время назад). В принципе, я никогда не нуждался в большом количестве народу рядом, жизнь во дворце быстро приучила опасаться скоплений людей или набивавшихся в друзья сомнительных личностей. Да и в кланах сложилось так, что я не обзавёлся близкими друзьями — мои орки сразу заняли по отношению ко мне строго подчинённое положение, а это совсем не способствовало налаживанию дружеских отношений. С дедом, несмотря на то, что мы казались ровесниками, равноценной дружбы тоже не сложилось, скорее, получились достаточно крепкие родственные отношения, а это тоже не то. А новые члены клана, по большому счёту, не интересовали меня в личном плане — все они пошли на смену клана ради каких-то выгод для себя, следовательно, им всем было от меня что-то нужно, а мне необходим друг, который бы общался со мной бескорыстно. Пока не получалось, но, может быть, со временем мне и повезёт…

Но сейчас меня волновали совершенно другие проблемы — шаманы никак не могли стабилизировать состояние больного, сколько бы силы не было вложено в его лечение, гадкий зелёный туман препятствовал выздоровлению, и вся энергия уходила в окружающее пространство. Стало ясно, что стандартное лечение большого смысла не имело, оставалась надежда только на долину и мою фантазию, иначе смерть Света становилась неотвратимой. Мы разместили Гонора с людьми в одном из готовых домов за городской стеной, ни при каких обстоятельствах я не хотел видеть чужих в сердце долины. Разница в напряжении силовых потоков была невелика, так что людям незачем было заходить в кедровник. Но с больным надо было что-то делать, так как для меня это уже становился вопрос престижа, типа как же так, шаман, в своём хваленом месте силы не может вернуть здоровье какому-то хворому человечку. Тем более что нам всем было понятно, что без эльфов с их магией жизни дело не обошлось и если я не смогу что-то делать сейчас, со старым заклинанием, то мне нечего и мечтать победить кого-либо из длинноухих магов в прямом поединке.

Что же здесь не так? Чудес ведь не бывает — если организм не может усвоить лечебную энергию, значит, что-то достаточно мощное препятствует ему в этом. Но что? Я никак не мог понять истинное назначение зелёного тумана, клубившегося в теле больного, а без понимания причин — лечение невозможно, к тому же я подозревал, что источник заразы именно в летней эпидемии, просто мужчины могли дольше сопротивляться болезни. Значит, если смогу помочь человеку, то смогу и понять принцип лечения любой эльфийской заразы.

В помещении нас собралась большая компания — Гонор с людьми, моя охрана, около десятка самых опытных в лечении шаманов и мы с Торрином. Специалистов более чем достаточно для решения множества проблем, но нам не хватало сущей мелочи — понимания истинной причины происходящего. И здесь надежда была только на мою чувствительность ко всем видам магии.

Я сел на ковёр около больного, зарыл глаза и сосредоточился — надо более пристально посмотреть движение мелких силовых потоков у человека внутри, чтобы понять, почему он жив до сих пор. Ого! Вот оно что! На груди у него лежал маленький вышитый мешочек, в магическом зрении выглядящий как огонёк ослепительно белого цвета, напомнивший мне свет тройной силы в долине. Неужели кто-то самостоятельно научился делать защитные комплексные амулеты?

Глава 4 

Пока все самые заслуженные шаманы моего клана во главе с Торрином решали, что делать с многочисленными людскими трупами, лежащими в клановых землях, я воспользовался этим временем иначе — пошёл посмотреть на нашу гостью. Приставленные к ней орки передали, что она уже готова к разговору, заодно и выясню, наконец, кто она такая. Спустившись опять в подвал (может это человеческая кровь во мне играет — проводить допросы в подземельях?), я настороженно стал осматривать помещение — что-то девчушки нигде нет. И тут из тёмного угла стала медленно двигаться ко мне чья-то фигура, я присмотрелся — ну надо же, кто бы мог подумать, что под толстым слоем грязи пряталась такая милашка.

Конечно, после орчанок она казалась малость щупловата, да и ростом не вышла — девушка оказалась ниже нас с охраной на две головы, и возраст был уже вполне зрелый, по крайней мере, где надо одежда не скрывала выпуклостей, точно указывавших на пол собеседницы. Для эльфийки она оказалась страшноватой, но по человеческим меркам, очень даже хорошенькой девицей — самые обыкновенные серые глаза, светлые волосы (совсем не отливающие золотом или серебром, как у дивных), тонкие бледные губы, загоревшая кожа, в общем, совершенно ничего выдающегося. Теперь понятно, почему она так старательно отрицала свою принадлежность к эльфам — кто ж признается, если внешний вид не соответствовал крови. Я подошёл ближе и стал пристально рассматривать её ухо, девчонка возмущённо пыхтела от моей бесцеремонности, но молчала. Так и есть, вот он, тонкий хрящик на самом кончике уха, чётко указывающий на эльфийскую кровь. У меня самого такой есть и помню, когда Казимир таскал меня маленького за ухо после очередной проделки, больно было неимоверно. Причём самое интересное в том, что когда щипали за кончик правого уха, боль отдавала в левую пятку, получается, что или я такой странный, или у эльфов привычка такая — чуть что не так, так сразу бежать. Только у чистокровок хрящ намного длиннее, поэтому и уши у них соответствующие. Но у девчонки ушки вполне человеческие, только чуть-чуть заострённые, а воспринимается по крови как эльфа, а не смесок. Опять странность, может быть она просто урод, за это её семья и выгнала? Нет, никогда не доводилось слышать, чтобы среди дивных рождались неполноценные дети (всякое может быть, но видно в живых оставались только самые безупречные). Тогда кто она такая? Интересно, зачем я ломаю себе мозги, можно же просто спросить!

— Ты кто такая?

— Яна.

— Янаэль, Яэльна или Эльяна? — В последнем я сильно сомневался, так как благонадёжная эльфийка никогда не оказалась бы в человеческих землях в таком жалком виде. — Как звучит твоё имя на самом деле?