Запах лаванды

Грин Дженнифер

Камилла Кэмпбелл тяжело переживает трагическую гибель обожаемого супруга. Вынужденная вернуться в город своего детства, она готова смириться с предстоящими годами одиночества и сознательно избегает любой новой привязанности. И только неравнодушному соседу Питу Макдуглу удается вернуть ее к жизни.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Раз в месяц Питом Макдуглом овладевало мятежное настроение. Всего лишь раз в месяц… Он ничего не мог с собой поделать, когда замечал терпеливо-укоризненное выражение лиц своих четырнадцатилетних сыновей, в самой кротости которых читался такой упрек, что не под силу было сносить. Это тем более разило, что петушиная кровь Макдуглов текла и в жилах обоих парней.

Как же нелегко воспитывать двоих четырнадцатилетних парнишек! Пит сознавал, что по мере их взросления его отцовство будет превращаться в еще более трудную задачу. В его глазах всё еще детишки, мальчики уже скребли гортани неустоявшимися баритонами и спорили с отцом пылко, нетерпеливо, непреклонно. Что уж скрывать, от этих споров порой страдала старая мебель, но чаще — мелкие предметы наподобие карандашей.

Однако бури, накатывающие по временам на семейство Макдуглов, не нарушали главного. Каждый из этого мужского трио придерживался идеи единства, взаимной поддержки и преданности.

И все же дети нередко злоупотребляли слабостями своего отца, одной из которых было чувство вины Пита. Не все в своих методах воспитания он считал верным, ведь дети, растущие в неполной семье, обделены материнской лаской. И именно он повинен в том, что не сумел устроить свою жизнь и жизнь сыновей иначе. Правда, мальчики и не страдали из-за отсутствия в доме женщины — наоборот, они находили в этом неожиданные плюсы.

— Послушай, пап, и так нормально!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Камиллу охватил приступ паники, когда она услышала стук в дверь. Девушка замерла посреди гостиной, потом беззвучно попятилась в глубь квартиры.

Камилла сглотнула колючий воздух и поперхнулась, боясь кашлянуть.

В дверь продолжали стучать и делали это с пугающей настойчивостью.

Камилла пыталась сообразить. Безуспешно… Ее сознание было парализовано ужасом неизвестности.

Она неотрывно смотрела на входную дверь напряженным взглядом широко распахнутых глаз. Во рту пересохло. Она коснулась обветренных губ кончиком языка.