Маленький оборвыш

Гринвуд Джеймс

В «Маленьком оборвыше» Гринвуд убедительно показывает, как нищета и бродяжничество толкают людей на уголовные преступления.

Прирожденная честность и порядочность постоянно борются в Джиме с дурным воздействием ужасающих условий, в которых ему приходится жить. В конце концов Джим скатывается на скользкий путь и начинает промышлять воровством.

Но только ли сам Джим виноват в этом? Всем ходом повествования автор доказывает, что виноват не только он. Отчаянная бедность отца, бесконечные раздоры в семье, избиение Джима вечно пьяной мачехой – все это вынуждает его бежать из дому и начать жизнь бродяги.

О ДЖЕЙМСЕ ГРИНВУДЕ И «МАЛЕНЬКОМ ОБОРВЫШЕ»

1

«Книги имеют судьбу», – гласит старинное изречение. Насколько справедливы эти слова, может показать своеобразная история вот этой самой книги английского писателя Джеймса Гринвуда, которая сейчас перед вами, «Маленький оборвыш» был впервые опубликован в Лондоне в 1866 году. Спустя два года эту книгу перевела на русский язык Марко Вовчок (псевдоним известной украинской и русской писательницы Марии Александровны Маркович).

Повесть о горьком детстве и злоключениях маленького лондонского бродяги русскими читателями была встречена с большим интересом. Вскоре в России стали появляться один за другим сокращенные переводы и переложения «Маленького оборвыша» для детей.

После Великой Октябрьской социалистической революции он неоднократно издавался в пересказе Т. Богданович и К. Чуковского, На русском языке и языках народов СССР «Маленький оборвыш» Гринвуда выдержал в общей сложности более сорока изданий. Он давным-давно уже заслуженно признан у нас классическим произведением детской литературы.

Естественно предположить, что на родине Гринвуда, в Англии, его книга столь же широко известна и распространена, как и у нас, в Советском Союзе. Но на самом деле это не так.

«Маленький оборвыш» был напечатан в Англии всего лишь два раза и давным-давно уже забыт (второе и последнее издание вышло в 1884 году). В Англии «Маленького оборвыша» никогда не издавали для детей, и английские школьники его никогда не читали.

2

Ответить на эти вопросы нелегко. Имя Джеймса Гринвуда забыто в Англии так же основательно, как и его «Маленький оборвыш».

О нем не написано ни одной статьи, о нем нет никаких упоминаний в самых подробных справочниках, биографических словарях и даже в Британской энциклопедии. Если бы мы не знали, что Джеймс Гринвуд написал «Маленького оборвыша», можно было бы подумать, что такого писателя вовсе не было.

Но стоит только заглянуть в английскую «Книжную летопись»

[1]

, чтобы убедиться в том, что такой писатель не только существовал, но издавал свои книги на протяжении четырех с лишним десятилетий.

С конца пятидесятых годов XIX и до начала XX века Джеймс Гринвуд выпустил около сорока книг. На русский язык, кроме «Маленького оборвыша», в свое время были переведены и некоторые другие его произведения.

Гринвуд писал на разнообразные темы. Особую группу составляют его повести и романы для юношества – о приключениях английских моряков в тропических странах, чаще всего в Африке.

3

В те годы, когда Джеймс Гринвуд писал свои книги, Англия была еще самой могущественной в мире капиталистической державой.

Ее колониальные владения, захваченные ценою кровопролитных войн и безжалостного истребления борцов за свободу, находились в разных частях света и простирались на миллионы квадратных километров.

Английские дельцы и дворяне неслыханно наживались за счет ограбления колониальных народов. В то время Англия еще обладала самой мощной промышленностью и самым многочисленным военным и торговым флотом. Английские фабриканты и купцы, выгодно сбывавшие свои товары во всех государствах и странах, хвастливо называли Англию «мастерской мира».

Но чем больше богатели и наживались господствующие классы, тем больше ухудшалось положение английских трудящихся. Ни в одной стране рабочие тогда не подвергались такому жестокому угнетению, как в Англии. Ни в одной стране не было такой вопиющей нищеты, такого количества самоубийств и уголовных преступлений, такой массы безработных, голодных и бродяг, как в Англии. Ни в одной стране не было таких ужасных условий существования, как в знаменитых лондонских трущобах.

С ужасами лондонских трущоб могли в то время соперничать только работные дома, которые были введены в Англии в 1834 году, после того как правительство отменило все, пособия для бедных.

4

В первой половине XIX века в Англии развернулась деятельность нескольких крупных писателей, поставивших своей целью – неустанно разоблачать чудовищные преступления английских капиталистов, поведать миру суровую правду о горькой участи английских бедняков, рассказать о том, как тысячи людей живут и умирают в работных домах и долговых тюрьмах, в сырых подвалах и на холодных чердаках. В то же время эти писатели с негодованием изображали праздную, беспечную жизнь обитателей богатых особняков, огороженных высокими каменными стенами от всего остального мира.

К таким писателям-реалистам, суровым обличителям господствующих классов Англии, относятся Чарльз Диккенс, Уильям Теккерей, Шарлотта Бронте, Элизабетт Гаскелл и другие английские писатели, творчество которых высоко ценили Маркс и Энгельс.

Кому приходилось читать роман Диккенса «Оливер Твист», «Николас Никльби», «Давид Копперфильд», «Крошка Доррит», наверняка найдут в них много общего и по теме, и по отношению автора к героям из народа с «Маленьким оборвышем» Гринвуда.

И это неслучайно. Гринвуд, безусловно, принадлежит к той же группе английских писателей-реалистов XIX века, которую в шестидесятые годы все еще возглавлял Диккенс.

Джеймса Гринвуда, как мы знаем, постигла незаслуженно печальная участь. Его имя фактически вычеркнуто из английской литературы; его книги забыты, и почти никаких сведений о нем не сохранилось. И если после долгих и безуспешных поисков нам все же удалось набрести на его след, то только лишь потому, что один английский историк, по фамилии Робертсон Скотт, несколько лет назад выпустил книгу о его брате Фредерике.

5

Джеймс Гринвуд родился в 1833 году в семье мелкого служащего.

Кроме Джеймса, в семье было одиннадцать детей – братьев и сестер, которые впоследствии пошли по разным дорогам. Трое братьев – Фредерик, Джеймс и Уолтер – начали свою самостоятельную жизнь с того, что поступили наборщиками в типографию. Через несколько лет Фредерик и Джеймс стали сотрудничать в газетах, а Уолтер, заболев туберкулезом, умер у наборной кассы.

Фредерик, всегда стремившийся к «солидному», обеспеченному существованию, в конце концов накопил изрядную сумму и стал редактором большой газеты. Джеймса, напротив, всегда тянуло в самую гущу жизни, и он не пожелал променять свою свободу на хорошо оплачиваемую должность в редакции, которую не раз предлагал ему Фредерик.

Выбрав свой путь, Джеймс превратился в умелого журналиста и литератора, писавшего статьи, очерки и романы на самые злободневные темы. В шестидесятые-семидесятые годы имя Джеймса Гринвуда в Англии было хорошо известно. Он привлек к себе внимание беспощадно правдивыми очерками о лондонских ночлежных домах.

Переодевшись однажды бродягой, он несколько часов мерз на улице в ненастную осеннюю ночь, прежде чем ему удалось получить место в ночлежке. Здесь он столкнулся с такой неописуемой грязью и зловонием, с такой страшной нищетой и с такими невероятными человеческими страданиями, что это намного превзошло все, даже самые мрачные его предположения об ужасах лондонских трущоб.

I

Мачеха

Мне было шесть лет. Моя мать умерла; отец женился на другой.

Мачеха моя была злая, ленивая и хитрая женщина. Звали ее миссис Берк. Целый день морила она меня тяжелой работой, заставляла нянчить ребенка, носить из колодца воду, убирать комнату, бегать в лавку – и очень худо кормила меня.

Отец давал ей каждое утро деньги на хозяйство; она тратила их на водку, потому что была пьяницей и без водки не могла прожить ни одного дня. Чтобы обмануть отца, она посылала меня в лавчонку купить на грош кучу старых негодных костей и рассказывала отцу, что это остатки от наших обедов.

Отец возвращался домой только вечером; он слу жил продавцом у одного богатого зеленщика на базаре – и очень уставал за целый день. Ему всегда было приготовлено к ужину горячее блюдо, а так как я очень часто с самого утра не ел ничего, кроме корки хлеба, мне сильно хотелось получить хоть кусочек мяса. Если мачеха видела, что отец дает мне что-нибудь со своей тарелки, она сейчас же начинала лгать.

– Ах, милый Джемс, – говорила она, – пожалуйста, не кормите ребенка: он, право, объестся и заболеет! Он ужасно жадный. Сегодня за обедом я три раза накладывала ему такие огромные порции вареной баранины, что хватило бы на двоих.