Невероятная история Макса Тиволи

Грир Эндрю Шон

Перед вами безусловный бестселлер, книга, претендующая на культовость. И вовсе не потому, что сюжет романа навеян песней культового в Америке Боба Дилана. И даже не из-за восторженно-снисходительных отзывов современных классиков, от Джона Апдайка до Джона Ирвинга. Хотя лестно, конечно, когда автор «Кентавра» и «Иствикских ведьм» сравнивает тебя, еще не опьяненного славой, а только пригубившего из ее бокала, с Марселем Прустом. И уж вовсе не по причине невольной переклички романа о Максе Тиволи с мотивами Фицджеральда и Набокова. Нет, история о том, как время сыграло злую шутку с человеком, родившимся в теле глубокого старика и физически молодеющим с годами, но при этом набирающим жизненный и чувственный опыт, утверждает в умном читателе очень простую мысль: разрушительной энергии времени если что-то и способно противостоять, так только материя любви.

Перевод: С. Демина

Эндрю Шон Грир

Невероятная история Макса Тиволи

© С. Демина, перевод, 2013

© ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2013

Издательство АЗБУКА®

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Биллу Клэггу посвящается Любовь… Даже неразделенная, она всегда живет в будущем. Марсель Пруст

Часть первая

25 апреля 1930 года

Каждый из нас – чья-то любовь всей жизни.

Я решил записать это на случай, если меня разоблачат и я не смогу закончить рукопись; на случай, если ты так ужаснешься моей исповеди, что бросишь ее в огонь прежде, чем я расскажу о великой любви и убийстве. Я не стану винить тебя. Слишком многое мешает мне поведать людям свою историю. Придется объяснять про труп. Про женщину, в которую влюблялся три раза. Про друга, которого предал. И про мальчика, которого так долго искал. Поэтому я начну с конца и поведаю тебе, что каждый из нас – чья-то любовь всей жизни.

Сегодня прекрасный апрельский день. Вокруг все постоянно меняется; солнце то освещает детей и деревья, окрашивая тени в черный цвет, то снова прячется за облако. Трава переливается золотом, а через минуту она уже едва различима во мраке. Школьный двор в кружевах света выглядит воплощением красоты, однако я затаил дыхание не от восторга – просто я нахожусь среди людей. Меня никто не замечает. Девочки в накрахмаленных платьях секретничают в уголке, мальчики играют на бейсбольном поле или лазают по деревьям. Я поднял голову – аэропланы не перестают удивлять меня своим шумом и прямым, словно нарисованным по линейке, белым следом. Аэропланы… Вовсе не такое небо я когда-то видел.

Я сижу в песочнице, мне почти шестьдесят лет. Песок затвердел от холодного воздуха, и дети помладше уже не могут в нем копаться; кроме того, дворик, то и дело освещаемый солнцем, очень привлекателен, и люди самозабвенно гоняются за своей тенью, предоставив меня самому себе.