Стеклянный ветер

Гришанин Дмитрий

В нашем мире они были просто веселыми студентами... Здесь они стали — героями...

Озорной Лилипут сделался благородным рыцарем Лилом — защитником и спасителем прекрасных дам... Циник Гимнаст обратился в лорда Гимнса — хитрого и коварного властителя острова Розы... Веселый Студент ныне Стьюд, мастер меча, живущий войной... А Лом, крепко пьющий «эзотерик», — Люм, Властелин и Мастер Магии....

Приключения начинаются!

Пролог

Было семь часов холодного субботнего августовского утра. И в эту чудесную раннюю пору каким-то идиотам пришла в голову совершенно дурацкая идея — нажать на маленькую черную кнопочку, сиротливо торчащую из стены у входной двери в квартиру Лилипута. И что, вы думаете, произошло? Браво! В самое яблочко! Ну конечно же, чертов звонок заорал хорошо поставленным голосом свое треклятое «ДДЗЗЗЗЗИНЬ!!!». Такой сладкий субботний сон был безнадежно загублен в самом зародыше…

Когда эта тварь, что висит в коридоре, наконец-то заткнулась, Лилипут сидел на кровати и ошалело озирался в поисках кварцевого монстра под названием будильник. По привычке, спросонья он, грешным делом, подумал на этого маленького, верного и надежного помощника, эту большую, злую и горластую, особенно по утрам, сволочь. Но часикам, как всегда, повезло. С наступлением благословенной тишины ярость постепенно рассеялась, и, откинувшись на спину, Лилипут решил еще немного подремать.

И только мысли стали опутываться призрачной сетью сновидений, тишину вновь разорвало бодрое «ДДЗЗЗЗЗИНЬ!!!», но уже сопровождающееся барабанной дробью в железную Дверь, что рассеяло последние сомнения. Быть может, вы думаете, что наш герой так обрадовался этим неожиданным ранним «гостям», что аж прослезился и, вспомнив подходящую к случаю русскую пословицу: «Кто рано встает, тому Бог подает», запрыгал от радости и захлопал в ладоши, повизгивая от восторга. Так вот, фиг вы угадали! Он был очень, очень, очень рассержен. И зол.

Лилипут встал и, под звон и грохот, от которого, возможно, уже начинали просыпаться соседи, стал нарочито медленно натягивать на себя брюки.

Когда он отпирал засов и открывал дверь, его мышцы буквально сводило от бурлившей силы, разбуженной звериной злостью. На его лице при этом застыла «улыбочка», которой позавидовал бы киллер-профессионал с десятилетним трудовым стажем.

Часть I

Лепесток

Глава 1

Пробуждение Лилипута было ужасно. Все тело ныло от нестерпимой боли, которая, начинаясь где-то в ногах и многократно усиливаясь, отдавалась в голове сотнями разноцветных вспышек. Ощущение было такое, будто кривой уродливый корень, выступающий в роли подушки, пытается просверлить затылок и добраться до мозга. Попытка пошевелить ногами, онемевшими от холода, тут же отозвалась болью в левом плече и затылке.

Как ни странно, в правой руке Лилипут сжимал меч, лезвие которого было покрыто коричневой коркой запекшейся крови. Пальцы, сжимавшие рукоять, от сильного напряжения и холода свело так сильно, что рука по локоть абсолютно ничего не чувствовала. Сведенная судорогой ладонь сама не разжималась, а использовать левую руку он не мог из-за чудовищной боли в плече. И все же, опираясь правой рукой с приросшим к ней мечом о ствол старого дерева, он кое-как смог подняться с остывшей за ночь земли.

Стоя под неведомо каким чудом пробившимся сквозь густые кроны деревьев лучом еще горячего сентябрьского солнца — именно сентябрьского, он был в этом абсолютно уверен, — Лилипут с наслаждением ощущал волны благословенного тепла, окутывающие продрогшее тело. Стараясь не делать резких движений, он принялся медленно сгибать и разгибать онемевшие руки и ноги и поворачивать в разные стороны торе. Здоровое, закаленное и молодое тело быстро откликнулось на разминку, и застоявшаяся за ночь кровь, пробудившись, добросовестно побежала по всем жилам. Очень скоро все тело молодого человека приятно зудело и покалывало. На глазах оживающая рука — наконец-то! — разжалась, и булатный клинок со звоном вырвался на свободу.

Лилипут осторожно дотронулся рукой до затылка, пальцы нащупали волосы, которые из-за засохшей на них крови были как солома. Легкое прикосновение к самой ране откликнулось острой болью, которая молнией пронзила все тело. Он едва устоял на ногах и, обессиленный, откинулся на ствол дерева.

На плечи немилосердно давила тяжесть доспехов, поэтому едва живым пальцам тут же нашлась работа. Упал массивный кожаный с тяжелой железной пряжкой ремень, на котором висел широкий медвежий нож. Со спины сползли заплечные ножны. С трудом, превозмогая боль в плече, Лилипут стал стаскивать с себя тяжелую кольчужную рубаху, при этом, не переставая ругать на все лады броню,

Глава 2

Лилипут наслаждался приятным ощущением соприкосновения голого тела с мягким мехом какого-то пушистого зверька, в теплую шкуру которого он был укутан. Молодой человек находился в небольшом бревенчатом домике с прокопченным потолком. В печке потрескивало полено, наполняя домик приятным запахом костерка. И в унисон этим потрескиваньям в голове Лилипута лениво проплывали навеянные спокойствием благодушные мысли: «Лепота! Какая Разница, где я — главное, что теперь, в данную минуту, мне чудо как хорошо. Вероятно, я все же сошел с ума, но сейчас мне это даже нравится. Только не надо больше никаких приключений. Ну, пожалуйста! Пусть теперешнее мгновение растянется на весь оставшийся мне век, и я умру счастливым человеком. Что-что? А не осточертеет ли мне лежать вот так сутки, недели, месяцы, годы напролет? Нет! Никогда мне это не надоест! Буду так лежать в тепле и уюте, и мечтать о героических поступках, о спасенных принцессах, о славе, о богатстве… Ну вот, опять начинается».

Откуда-то извне, из-за стен славного домика, донесся шум приближающихся шагов, через мгновенье дверь широко распахнулась.

«Ну, вот и все. А счастье было так возможно! Ладно, домечтаю в другой раз».

— Однако, горазд ты спать. — К кровати Лилипута приблизилась обалденного вида брюнеточка лет, эдак, шестнадцати. — Давай знакомиться. Меня зовут Лепесток. Спасибо тебе, витязь.

Таких роскошных девочек можно увидеть лишь по телеканалу «Playboy поздно ночью», а тут сама в подруги набивается, да еще говорит, мол, обязана ему чем-то. Хотя постойте-ка, что-то в ней показалось молодому человеку подозрительно знакомым. Кажется, он где-то ее уже видел. Огромные зеленые глаза, окаймленные тоненькими ниточками бровей, очаровательный чуть вздернутый носик, в меру полные губки, естественный розовый оттенок которых не повторить никакой помаде. До синевы черные волосы крепко скручены сзади в длинный хвост. Красивая точеная фигурка в обтягивающем розовом платьице, которое ей едва достает до колеи, стройные прямые ножки, обутые в очаровательные маленькие сапожки… Стоп! Сапожки! Ведь именно эти сапожки Лилипут недавно видел на…

Глава 3

На следующее утро молодые люди, наскоро собравшись, спустились с гостеприимной горки и, не теряя времени, приступили к поиску исчезнувшего селения и испарившихся вместе с ним жителей.

Опять пришлось мечом пробивать себе дорогу. Но если раньше он занимался подобной физзарядкой, дабы выбраться из мрачной чащобы на свет божий к людям, то теперь добровольно тратил кучу здоровья, продираясь, все глубже в лесные дебри в поисках чего-то, чего тут, очень на то похоже, никогда и в помине не было. Уже после первой дюжины ударов пот застилал глаза Лилипуту. Очень скоро он с головы до ног был покрыт зелеными каплями густого сока молодого дубняка.

Вскоре начала сказываться накопившаяся усталость. Удары, поначалу сыпавшиеся хлестко и быстро, стали более затянутыми. Приходилось собирать все остатки воли, дабы взметнуть в очередном яростном замахе наливающуюся тяжелой кровью руку. Лепесток, с которой они условились искать в разных местах, рубилась где-то в другой части «заповедника». Звонкие удары ее сабельки временами долетали до слуха Лилипута сквозь треск ломающихся под ударами его булатного клинка молодых дубков.

Неизвестно, сколько прошло времени с начала этого безумного истребления ни в чем не повинных зеленых насаждений, но в конечном итоге терпение Лилипута все-таки лопнуло. Прорубив вполне впечатляющую аллею, он так и не нашел никаких следов людей. Практически не гнущейся рукой молодой человек кое-как запихал кажущийся пудовым меч в заплечные ножны и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, медленно поплелся в поисках Лепесток.

Оказалось, что за пару часов Лилипут вырубил длинный коридор, идти по которому было совсем не здорово. За ватные от усталости ноги постоянно цеплялись остовы истребленных растений, что было странно — Лилипут вырубал молодые деревца под самый корешок, а эти высовывались аж на двадцать-тридцать сантиметров.