Не целуй незнакомца

Гротхаус Хизер

Старинная кельтская легенда гласит: если мужчина и женщина обменяются поцелуями в древнем каменном кольце, они навеки будут вместе — и не разлучить их уже ни людям, ни небесам. Однако судьба порой любит подшутить, и случилось так, что прекрасную Элис поцеловал в священном кольце насмешливый незнакомец…

Рыцарь Пирс Мэллори не собирался влюбляться в Элис. Поначалу он просто поддержал игру мечтательной девушки. Но очень скоро игра превратилась в неистовую, пылкую страсть. И не известно к чему она приведет влюбленных — к алтарю или к гибели…

Глава 1

Праздник испортила обезьянка.

Если не считать увеселений королевского двора, зимний прием в Фолстоу считался самым роскошным в Англии, и так было всегда, еще до рождения Элис Фокс. Все аристократы страны каждый год стремились получить приглашение, и многие проводили лето и осень, предшествовавшие торжеству, в тревоге, что на этот раз их обойдут вниманием. Элис не могла не признать, что в этом году старания ее старшей сестры превзошли все ожидания.

Бесконечные ярды мерцающей ткани цвета слоновой кости струились вниз со сводчатого потолка главного зала. Ее притягивали к стенам зеленые ленты, украшенные ветками падуба, протянувшиеся между висящими на стенах оленьими рогами. Это придавало залу вид роскошного фантастического шатра. На северном балконе сидели музыканты, — их было не меньше двадцати, и мелодичные звуки струнных и клавишных инструментов, льющиеся через гранитное ограждение в огромный зал, пленяли и околдовывали веселящихся гостей. Красивые дамы в изысканных парчовых платьях и длинных покрывалах и элегантные мужчины в своих лучших одеждах из бархата и шерсти грациозно приседали и поворачивались в танце. Исполнители баллад бродили среди гостей, и звуки их лютней органично вплетались в льющуюся сверху мелодию, а голоса были чистыми и удивительно приятными.

Глава 2

Взбираясь сырой темной ночью на очередной холм, Пирс Мэллори чувствовал ломоту во всем теле. Казалось, ныла каждая косточка. Скорее всего, как и предупреждал монах, он был еще не настолько здоров, чтобы путешествовать. Раны действительно еще не зажили, в голове пульсировала боль, к горлу подступала тошнота.

«Вышиби ему мозги! Я хочу видеть, как они вытекут из черепа этого жалкого грязного ублюдка!»

Он остановился, закрыл глаза — даже это простое движение далось с трудом — и сглотнул. В ушах звенел пронзительный женский голос. Ему показалось, что он снова чувствует во рту вкус зеленой воды реки Эрроу. Слава Богу, его опять не вырвало. Да, он в самом деле еще не совсем поправился.

Мэллори снова медленно пошел вперед. Лондон был еще очень далеко, тем более что в распоряжении Пирса были только собственные ноги и никаких других средств передвижения. А добраться до Королевской скамьи

[1]

требовалось не позднее чем через две недели. Если он не успеет, Беван получит Гилвик-Мэнор.

«Беван не кровный брат тебе, Пирс». Слова отца были очень тихими, но муки, которые они причинили, не стали менее жестокими. При мысли об этом Мэллори пришлось снова остановиться. Боль буквально выворачивала его наизнанку. Он был уверен, что смог бы двигаться быстрее, если бы сумел перестать снова и снова прокручивать в своем воспаленном мозгу события той ужасной ночи. Ночи, когда умер его отец. Ночи, когда сам Пирс едва не расстался с жизнью. Воспоминания всплывали вновь и вновь, заставляя сердце болезненно сжиматься.