Люби меня такой

Гудмен Марта

История о том, как рядовая служащая, серая мышка, вдруг решила стать красавицей-принцессой и преуспела в этом, достаточно распространена. Изменить прическу и цвет волос, подчеркнуть талию и грудь, удлинить стройные ножки каблуками-шпильками…

И вот уже принц, не замечавший «замарашку», пылает от страсти. Но что дальше? — задумалась референт Кэт Харрис, добившаяся таким образом внимания своего босса. Была незаменимой помощницей, уважаемым партнером, а стала любимой сексуальной игрушкой… Может, стоит вернуть себе прежний облик?

ГЛАВА 1

Кэт на мгновение оторвалась от мытья посуды и бросила враждебный взгляд на свое семейство. Точнее, на его женскую часть.

Ну почему они не оставят ее в покое! Разве они не понимают, какую боль причиняют ей эти разговоры? Она уже месяц избегала семьи, скрывая, что они с Джоном расстались. Не хотелось признавать свое поражение. Они бы и сейчас ничего не узнали, будь ее воля, но разве можно было не явиться на мамин юбилей? Она пришла одна, и ее неубедительные объяснения, что Джон внезапно уехал, чтобы фотографировать античные скульптуры, никого не обманули.

— Мужчина, о котором ты мечтаешь, Кэт, это мужчина совсем иного склада. Тебе нужен хороший семьянин, а не вольный стрелок.

Спокойный голос матери перекрыл щебет трех сестер, которые наперебой вносили предложения одно невыполнимее другого. Хорошо им говорить. Всем трем посчастливилось выйти замуж по любви, причем каждой удалось выбрать мужчину, как раз того типа, о котором говорила мать. Это и позволяло им чувствовать себя вправе давать Кэт советы, ожидая, что сестра немедленно им последует. Особенно теперь, когда Кэт вынуждена была признать, что потерпела полное фиаско. Она сделала неподходящий выбор и в течение трех лет тщетно пыталась привязать к себе мужчину, совершенно не созданного для семейного очага.

Джон заявил ей, что их отношения подавляют его. Что он не привык давать кому-либо отчет в своих планах и действиях. Что он привык свободно распоряжаться своей жизнью. Что он еще многое хочет в жизни попробовать; помедитировать в буддийском храме в Непале, прыгнуть с самой высокой в мире тарзанки в Южной Африке, пожить в индейском вигваме, прокатиться в гондоле по венецианским каналам. Ему необходимо пространство. Что ж, он его получил. Насколько знала Кэт, до Гималаев Джон пока не добрался. Он осел в Риме, внезапно решил попробовать себя в фотографии. Вечный город, по словам Джона, раскрыл в нем глубоко зарытый талант. Голос его, прорывающийся сквозь треск международной телефонной связи, звучал обвиняющее. Подразумевалось, что Кэт, стремясь к размеренной и упорядоченной жизни, не давала развиться его способностям.

ГЛАВА 2

Мама была расстроена. Кевин не любил, когда его мама была расстроена. Потребовалось немало времени, чтобы она смогла наладить свою жизнь после смерти отца. Последние несколько лет, она была почти счастлива: играла в клубе в бридж, много путешествовала со своей партнершей по бриджу Джойс Хэнкок. Джойс была до пенсии директором школы — прирожденный организатор, которому Кевин мог доверить присматривать за матерью во время путешествий. К несчастью, недавно Джойс упала и сломала ногу, поэтому заказанный тур в Европу придется отменить.

Он провел с матерью все выходные, пытался развлечь и ободрить ее, но все было напрасно: мать все больше погружалась в депрессию, выглядела несчастной и одинокой.

Сейчас он вез ее домой после посещения Джойс в больнице. Мать молчала, но Кевин видел, что она вот-вот разрыдается. Он сжал ее руку, пытаясь выразить сочувствие.

— Не беспокойся о Джойс. Перелом бедра — это не опасно. Скоро у нее все будет хорошо.

— Джойс настаивала, чтобы я ехала одна.